Мало кто может похвастать такой музыкальной родословной, как скрипачка Альма Розе. Ее отцом был Арнольд Розенблюм, концертмейстер Венской Филармонии и основатель всемирно известного "Квартета Розе". В 1882 году он взял фамилию Розе. Мать Альмы, Жюстин Малер, была младшей сестрой еврейского композитора Густава Малера. Розе росла в окружении музыкальных звезд Германии и Вены начала XX века. В 1930 году, в возрасте 24 лет Альма вышла замуж за молодого, одаренного чешского скрипача Вазу Пшиходу. Спустя несколько лет она основала женский камерный оркестр "Девушки венского вальса". Оркестр был невероятно популярен, даже в годы Великой Депрессии музыканты отлично зарабатывали. Установление нацистского режима в 1933 году стало началом конца музыкальной карьеры Альмы. Ее брат вовремя понял опасность нацизма и эмигрировал вместе с супругой в Америку. Альма осталась на родине, чтобы ухаживать за больным отцом. Спустя некоторое время она перевезла отца в безопасный Лондон, а сама перебралась в Голландию и продолжила музыкальную карьеру. Альма прославилась как музыкант-виртуоз и талантливая скрипачка, в конце 30-х - начале 40-х годов она постоянно гастролировала по Европе. Финальный аккорд в музыкальной карере Альмы поставил арест во время турне по Франции. В июле 1943 года, после нескольких месяцев заключения в лагере Дранси, Альму Розе отправили в Освенцим.

Когда Альма попала в Освенцим, ее опередлили в медицинский экспериментальный блок. В лагере Розе была зарегистрирована под фамилией своего второго мужа-голландца, так что нацисты не догадывались о профессии и популярности своей узницы. В августе 1943 года Альма Розе выступила со скрипичным концертом на на дне рождения высокопоставленного нацистского офицера. Виртуозное выступление так понравилось зрителям, что Альму немедленно перевели в Биркенау и назначили дирижером женского лагерного оркестра. Эсэсовцы относились к ней с уважением, более того, Альма Розе стала протеже Марии Мандель - начальницы женского подлагеря Биркенау. Розе настояла на том, чтобы музыкантов перевели в специальный барак, в котором были отдельные помещения для сна и репетиций, а деревянные полы защищали музыкальные инструменты от холода и сырости. Кроме того, Альма освободила своих музыкантов от выступлений на улице под снегом или дождем. До того, как Альма Розе возглавила оркестр, музыканты пользовались партитурами мужского оркестра Освенцима. Альма убедила некоторых офицеров СС обеспечить женский оркестр дополнительными нотами. Однако, бывшие члены оркестра (за исключением Фани Фенелон) после войны свидетельствовали, что Розе никогда не потворствовала эсэсовцам и вела себя как профессиональный музыкант: например, она могла приостановить исполнение музыкального произведения, если лагерные охранники не воспринимали его с должным вниманием.  

Альма Розе заменила в должности дирижера оркестра польскою учительницу музыки Зофию Чайковскую. На новом посту Розе немедленно начала работать над совершенствованием исполнительского мастерства членов оркестра. У Альмы вызывал сомнение профессионализм некоторых музыкантов оркестра, так что она заменила из новыми исполнителями. При этом Альма Розе прикладывала все силы для того, чтобы оставить бывших музыкантов в труппе оркестра - например, в качестве служащих и помощников. Альма прекрасно понимала, что отчисление из оркестра станет смертным приговором для этих женщин. В отличие от своей предшественницы, Розе была строгой и требовательной начальницей, она доводила своих музыкантов до предела сил. Обычно оркестр репетировал по восемь часов, кроме того, утром и вечером музыканты играли у лагерных ворот. Несмотря на эту профессиональную диктатуру, члены оркестра относились к Альме с большим уважением и высоко ценили ее исполнительский и дирижерский талант. Альма Розе понимала, что музыканты оркестра будут в безопасности до тех пор, пока они нравятся эсэсовцам. Среди членов женского оркестра не было профессиональных музыкантов, поэтому Альма ежедневно доводила своих музыкантов-любителей до изнеможения и постоянно повышала профессиональный уровень членов оркестра. Сама Альма трудилась так же активно, как и остальные музыканты, поскольку пребывала в уверенности: чтобы музыкантам позволили жить, они должны играть очень хорошо.

Строгие требования, которые установила Розе дали свои результаты - профессионализм исполнителей женского оркестра Биркенау быстро вырос. Существенно расширился и репертуар оркестра: теперь музыканты исполняли немецкие марши, польскиех народные песни и различные произведения из классического репертуара. Альма Розе создавала оркестровые партитуры, используя любые доступные нотные записи, также она опиралась на свою великолепную музыкальную память. Многие произведения, например музыку Моцарта, Шуберта, Вивальди, Иоганна Штрауса и Ференца Листа, а также немецкие хиты и музыку из фильмов и оперетт, она воспроизводила по памяти. Увлеченность Альмы удивляла других музыкантов оркестра, порой им казалось, что

она жила в другом мире. В музыке проявлялись ее любовь и разочарования, ее горе и радость, ее вечная тоска и вера; музыка как-будто возносила ее над лагерной действительностью.

Вскоре оркестру потребовались новые музыканты: под управлением Розе музыканты не только дважды в день играли у лагерных ворот, но и давали регулярные концерты  для лагерного персонала и избранных заключенных; также они часто играли в лагерной больнице, выступали во время визитов в лагерь важных гостей, а также выполняли разовые запросы эсэсовцев.

Последний концерт Альмы Розе состоялся 2 апреля 1944 года на частной вечеринке СС. Внезапно и по непонятной причине ей стало плохо. Альму Розе доставили в больницу с сильной головной болью, болью в животе и высокой температурой, 4 апреля 1944 года она умерла. До сих пор смерть Альмы Розе вызывает споры, выдвигаются разные гипотезы - от  самоубийства до отравления из ревности кем-то из лагерного персонала. И все же, самая распространенная версия  заключается в том, что Альма стала жертвой случайного пищевого отравления или внезапной инфекции. Отдавая дань вкладу Альмы в культурную жизнь лагеря, начальство разрешило  организовать торжественное прощание с дирижером женского оркестра. Пожалуй, это был единственный случай в истории нацистских лагерей, когда офицеры СС чтили умершего еврейского заключенного. Альма Розе лежала окруженная цветами, завернутая в белую ткань. Но для музыкантов оркестра горе от потери смешивалось со страхом за собственную жизнь. Бывшая участница отркестра Силвия Вагенберг вспоминила:

когда она умерла, я подумала, что все кончено: либо нас пошлют куда-то в другое место, и тогда мы пропали, либо нас сразу же отпрвят в газовую камеру. Трудно переоценить значение, которое Альма имела для оркестра.

Список литературы

Fénelon, F., 1979. The Musicians of Auschwitz, London: Sphere.  

Gilbert, S., 2005. Music in the Holocaust: Confronting Life in the Nazi Ghettos and Camps, Oxford: Oxford University Press.  

John, E., 1991. Musik und Konzentrationslager: Eine Annäherung. Archiv für Musikwissenschaft, 48, 1-36.  

Knapp, G., 1996. Das Frauenorchester in Auschwitz, Hamburg: von Bockel.  

Kuna, M., 1993. Musik an der Grenze des Lebens: Musikerinnen und Musiker aus Böhmischen Ländern in Nationalsozialistischen Konzentrationslagern und Gefängnissen, Frankfurt/M.: Zweitausendeins. 

Newman, R. & Kirtley, K., 2000. Alma Rosé: Vienna to Auschwitz, London: Amadeus Press.