Жак Струмса. Фотография с сайта Веронского Общества Культуры и Литературы.

Перед Второй Мировой Войной в Греции сложилась сплоченная и высокоразвитая в культурном плане еврейская община. Однако после войны она практически исчезла, ее члены оказались среди узников гетто и концлагерей Центральной и Восточной Европы и погибли от рук нацистов, болезней и истощения. Жак Струмса, инженер и скрипач из города Салоники, был одним из немногих евреев своего города, выживших во время войны. В вагоне для перевозки скота Стумса вместе со скрипкой, а также члены семьи музыканта были отправлены в Освенцим. Нацисты лишили его родственников и инструмента, но все же именно музыкальное дарование Струмсы помогло ему спастись. Наравне с рассказами об утерянном величии греческой еврейской общины, Жак Струмса передал свой дар детям и внукам.

Жак Струмса родился в 1913 году в Салониках в семье уважаемого учителя и талантливой модистки. Он был старшим из четырех детей и уже в ранние годы обнаружил музыкальный талант. После окончания средней школы он уехал в Марсель, чтобы учиться на инженера, а параллельно брал уроки игры на скрипке в Музыкальном Лицее. По окончании учебы он переехал в Париж, где продолжил свое образование, а после возвращения в Грецию в 1935 году он поступил на военную службу, играл на скрипке в военном оркестре и изучал французский язык. Позднее он нашел работу в промышленной области: Струмса занимался обслуживанием дизельных двигателей, импортированных из Германии. Он с большим энтузиазмом брался за изучение иностранных языков и теперь вечерами посещал курсы немецкого языка. Эти знания весьма пригодились Жаку Струмсе уже через несколько лет.

В апреле 1941 года, когда немцы вошли в Грецию, еврейская община в Салониках насчитывала около 50 000 человек. Отношение к евреям медленно, но верно ухудшалась: в первый год оккупации евреи подвергались постоянным преследованиям, оскорблениям, арестам, их имущество конфисковывали. Несмотря на все это, греческие евреи надеялись на то, что будут жить в своей стране до окончания войны. Со временем нацисты выпустили несколько "Еврейских законов", которые ограничили свободу передвижение и сузили круг работ для греческих евреев. В марте 1943 году началась депортация в Освенцим.

В 1943 году Жак Струмса, его беременная жена Нора, две сестры, брат, родители (и его, и жены), а также другие родственники были отправлены в Освенцим. К тому времени, как Струмса был депортирован в Маутхаузен, все родственники, кроме двух сестер, уже были мертвы. Сестра Джули, как и сам Жак, была талантливой скрипачкой, она входила в труппу женского оркестра Биркенау. Она сумела выжить в лагере, однако через несколько недель после освобождения Джули умерла от тифа в Берген-Бельзене. Белле, младшей из сестер, пришлось работать в так называемой "Канаде" - складе, где она занималась сортировкой вещей заключенных, отправленных в газовые камеры. Благодаря относительной "привилегированности" этой работы, Белла Струмса также сумела спастись.

После депортации в Биркенау и процедуры селекции, Жаку Струмса выкололи татуировку, выдали лагерную одежду с вышитой на груди желтой звездой и поселили в бараке вместе с другими заключенными из Салоников. Каково же было удивление скрипача, который и без того был поражен всем происходящим, когда польский капо пришел узнать, играет ли кто-нибудь из заключенных на скрипке. Жак неуверенно отозвался, тогда капо протянул ему скрипку и потребовал сыграть. Струмса играл больше двадцати минут и "казалось, что все вокруг находились под впечатлением от музыки, будто  все вспомнили свою прежнюю свободную жизнь дома. При таких обстоятельствах музыка казалась чем-то нереальным". Капо забрал Жака Струмсу на прослушивание в мужской оркестр Биркенау, а дирижер-француз был столь впечатлен мастерством музыканта, что немедленно назначил его первой скрипкой.

Однако Струмса был ведущим скрипачем оркестра Биркенау недолго. Он вспоминает, что репертуар оркестра был достаточно однообразным, а дирижером и скрипачем в то время был Шимон Лакс. Марши, которые оркестр играл во время выходов заключенных на работу и их возвращения в лагерь, остались для Жака Струмса самым сильным и неприятным впечатлением. Также он помнит о воскресных концертах оркестра в лагерном госпитале.

Уже через несколько месяцев Жака Струмсу перевели на завод по обработке металла, полтора года он проработал инженером в главном цеху. Поскольку эта работа была важна для нацистов, то и обращались с заключенным несколько лучше, чем с другими, он получал дополнительную еду и одежду. К тому же, с молчаливого согласия его начальника, Жак Струмса сумел обеспечить работой на заводе нескольких своих друзей и сестру Беллу. Впервые, начиная с раннего детства, из жизни Жака ушла вся музыка, кроме ненавистного и изматывающего пения во время маршировки на работу.

19 января 1945 года Жак Струмса стал участником шестидневного марша смерти в Маутхаузен. В последние дни войны в концлагере царила полная неразбериха: свирепствовала эпидемия тифа, практически отсутствовала еда и вода. Эту ситуацию застали американские войска, вошедшие в лагерь 8 мая 1945 года.

Струмса вернулся в Париж сразу после того, как оправился от тифа; ему не было суждено жить в Греции. Он работал инженером и продолжал играть на скрипке, а через несколько десятилетий он, вместе со второй женой, уехал в Израиль, чтобы воссоединиться со своими детьми. Мемуары Жака Струмсы "Скрипач в Освенциме: из Салоников в Иерусалим 1913-1947" (англ. Violinist in Auschwitz: From Salonika to Jerusalem 1913-1967), завершаются мыслью о цикличности истории и силе музыки:

Теперь я часто слушаю, как моя шестнадцатилетняя внучка Дафна играет на скрипке у нас дома, в Иерусалиме. Я вспоминаю себя в том же возрасте, играющим в Салониках. И как же я мог себе представить, что этот небольшой, но в то же время могущественный инструмент однажды спасет мою жизнь?

 

Список литературы

Stroumsa, J., 1996. Violinist in Auschwitz: From Salonika to Jerusalem 1913-1967, Konstanz: Hartung-Gorre Verlag.