Эта песня была написана и исполнена в гетто Янкелем Гершковичем. Яков Ротенберг исполнил ее в Израиле для Гилы Флам под названием "Мечта в гетто".



идиш Транслитерация

Lyrics: Yankele Hershkowitz
 
Ikh fur kayn Palestine
 
Refrain:
Ikh fur kayn Palestine,
Dortn iz a goldene medine.
Ikh vel kishn di mezize,
In di levune shaynt.
Kh’vel zikh toyvln in der mikve,
Yedn tug zingen di tikve
Ikh vel flantsn pomerantsn,S’vet zany olerayt!
Ikh vel veyrn dozer in der kehile,
Bentshn esrog in kishn di tfilim,
In reb yoshe kalb
Vet zany undzer fraynd;
Servus yidn ikh fur ahaym.
 
Verse:
Di novemyeske gas, oy, oy,
Di sokhrim zenen blat, oy, oy,oy,
Ale zenen haynt shoyn playte,
S’iz dokh nisht kayn shpas.
Rubin mit zayn zin,
Shmekn dort ahin,
Goldman mit di zibn tekhter,
Moyshe tsiker shmil.
Rumkowski mit zany armey,
Viln kayn eretz yisruel arayn.
M’vet klapn in polkn,
A gantse tsayt,
A gedile vet zayb, olerayt.
 
Refrain: Ikh fur kayn palestine

Я еду в Палестину

Я еду в Палестину

Слова: Янкеле Гершкович

Припев:
Я еду в Палестину
Это Золотая Страна.
Я буду целовать мезузу,
А луна светит
Я буду окунаться в микву,
Каждый день я буду петь Атиква.
Я буду выращивать апельсины, и все у меня будет хорохо!
Я таким стану в общине:
Буду благословлять этрог и целовать тфилин,
И рав Йоше Калб
Станет нашим другом;
Привет вам, евреи, я еду домой.

С Новомейской улицы, ой, ой,
Продавцы блатные, ой, ой, ой,
Уже сегодня готовятся убежать,
Ведь это не шутка.
Рубин всесте со своим сыном
Разнюхивают тут и там,
И Гольдман с семью дочерьми,
И Мойше Цукершмиль.
Даже Румковский со своей армией,
Хотят ехать в Эрец Исраэль.
Мы будем бить в барабаны
Все время, ведь
У нас праздник! Все хорошо!

Припев:
Я еду в Палестину 

Эта песня была написана в Лодзинском гетто. Она появилась в ответ на распространившийся слух о том, что Британия, получившая мандат на Палестину (британский мандат действовал с 1922 по 1948гг), согласилась на создание независимого еврейского государства. Этот и другие слухи давали обитателям гетто ложную надежду. Эта надежда часто звучит в злободневных песнях Янкеле Гершковича

Песня насыщена еврейскими образами, в тексте встречаются  как термины и имена героев, взятые из еврейской традиции, так и фантазийные образы, отражающие представления о еврейской стране. "Я еду в Палестину, - говорится в песне, "это - золотая земля". "Золотой землей"иммигранты обычно называли Америку, это отличается от сионистской мечты о "земле, текущей молоком и медом". Герой песни описывает свою будущую жизнь в новой стране: каждый день он будет целовать мезузу (амулет, содержащий священные тексты, который крепится на дверном косяке в каждом еврейском доме), окунаться в микву (ритуальное омовение), и петь  еврейский национальный гимн "Атиква" (Hatikvah". Жизнь в Палестине станет мечтой, он будет сажать апельсины, а луна будет сиять на небесах. 

В припеве герой заявляет, что будет благословлять этрог (плод цитрона) каждый день, а не только в дни Суккота, и целовать тфилин (как положено религиозному еврею).

Имя Йоше Калба заимствовано из одноименного романа И.Й. Зингера. Он был опубликован в 1932 году, позднее на основе романа был поставлен популярный спектакль. Калб - польский еврей, которого влечет и к женщинам, и к Богу;в конце концов, он совершает прелюбодеяние. Затем Калб исчезает и появляется вновь в другом образе. Образ Йоше Калба служит символом того, что обитатели гетто, обретшие свободу, начнут новую жизнь на золотой земле Израиля.

Песня выражает сильнейший интерес, который испытывали к Израилю все евреи. У каждого были свои причины мечтать о Палестине: торговцы с черного рынка на Новомейской улице хотят уехать, потому что их дела в гетто идут плохо;в палестину хотят уехать Рубин с сыном, так же как и  Гольдман с семью дочерьми (намек на Тевье-молочника, героя  Шолом-Алейхема, и судьбу его дочерей). Даже Румковский стремится туда вместе со свими друзьями и армией телохранителей.

Последние три строки  описывают праздник, который устроят после подписания декларации независимости государства Израиль. Это пророчество сбылось только 29 ноября 1947 года, после гибели узников Лодзинского гетто. 

"Я еду в Палестинв" - сионистская песня, но она  исполнена юмора. Сионизм Янкеле Гершковича был гораздо ближе идеям Бунда (еврейская рабочая партия): быть евреем везде, где бы ты не оказался, чем к сионистской идеологии создания еврейского государства.