Летом 1941 года немецкая армия вторглась в Латвию. Несмотря на то, что латвийские евреи часто подвергались гонениям, в период между мировыми войнами в столице страны Риге сформировалась многолюдная и развитая еврейская община. В Латвии (также как в Литве и Эстонии) бытовало отчасти справедливое мнение, что еврейское сообщество поддерживает социалистические идеи и Красную армию. Это служило поводом для националистов и антисемитов к тому, чтобы ополчиться против евреев; энтузиазм, с которым произошло выступление против еврейского сообщества привел к стремительному и тотальному разрушению этих общин. Для большинства рижских евреев период заключения в гетто был кратким: люди, которые были загнаны в гетто в октябре 1941 года к концу декабря были практически поголовно уничтожены. Таким образом, нацисты освободили место для высланных из Рейха евреев. К этому времени вокруг центрального гетто были организованы еще несколько гетто меньшего размера. Они были сформированы по географическому признаку - поезда с узниками прибывали из Кёльна, Берлина, Карлсруэ, а позднее из Праги и Австрии, так что отдельные общины сохранились и создали свои собственные юденраты. Гетто было окончательно ликвидировано в конце 1943 года, выживших евреев из Риги и других латвийских гетто депортировали в Кайзервальд и его подлагеря. Город был освобожден Советской армией 13 октября 1944 года. Из большой латвийской еврейской общины пережили войну не более 1 000 человек - те, кто сумел бежать или чудом уцелел в нацистских лагерях.

Многообразие состава узников гетто способствовало появлению активной, хотя и непродолжительной, культурной жизни. Изначально в гетто попали многие музыканты, авторы и исполнители. Под руководством наспех собранного Юденрата были созданы школа, больница, дом престарелых и несколько культурных организаций. Но уже к началу декабря 1941 года большинство обитателей гетто были расстреляны в лесу под Ригой. Новые узники, прибывшие из Германии, жили в отдельных секторах на первоначальной территории гетто, каждый из которых имел собственное управление. И все же, даже в новой структуре узники гетто находили точки соприкосновения, в первую очередь это было сотрудничество в области культурной жизни. Театральные и культурные мероприятия обычно проводились в большом зале, расположенном в "кёльнском" секторе гетто. Знаменитые артисты довоенной Риги, которым удалось уцелеть во время первой ликвидации, составили костяк популярных исполнителей. Много талантливых музыкантов было также среди немецких, чешских и австрийских евреев, они исполняли как народные песни, так и классическую музыку. Кроме того, евреи, депортированные в это гетто из Вильно, привезли с собой идишские песни Виленского гетто, такие как "Тише! Тише!" (ид. трансл. Shtiler, shtiler) и песня Хирша Глика "Никогда не говори!" (ид. трансл. Zog nit keynmol).

 

Список литературы

Schneider, G. ed., 2000. Mordechai Gebirtig, his poetic and musical legacy, Westport, Conn.: Praeger.  

Turkov, Y., 1999. Latvia and Auschwitz. In Theatrical Performance during the Holocaust: Texts, Documents, Memoirs. ed. Rovit, R. and A. Goldfarb. Baltimore and London: The Johns Hopkins University Press.