Курт Зингер (1885-1944) – блестящий дирижер, музыкант, музыковед и невропатолог. По воспоминаниям Марго Ваксманн-Зингер, дочери Курта Зингера, он был "больше немцем, чем сами немцы", но из-за еврейского происхождения он был выброшен из немецкого музыкального мира после Гитлеровского переворота в 1933 году. В годы нацистского режима, с 1933 по 1938 годы Курт Зингер возглавлял берлинское отделение Еврейской культурной ассоциации Идишер Культурбунд (нем. Jüdischer Kulturbund). Эта организация, занимавшаяся вопросами культурной жизни немецких евреев, стала смыслом жизни и причиной смерти Курта Зингера.

Зингер родился 11 октября 1885 года в городе Кобленц, в семье раввина. Он изучал медицину и музыковедение в Берлине, там же Курт получил диплом невропатолога. В попытке совместить свои интересы в области музыки и медицины, в 1912 году Зингер стал организатором и дирижером "Хора врачей" (нем. Berliner Arztechor). Во время Первой Мировой Войны он служил военным врачом и был награжден железным крестом. После войны Курт Зингер работал редактором музыкального отдела в берлинской газете "Фортвертс" (нем. Vorwärts), центральном органе печати Социал-демократической партии Германии. Он был автором таких работ, как "Целебная сила музыки" (нем. Wesen und Heilwirkung der Musik) и "Профессиональные заболевания музыкантов" (нем. Berufskrankheiten der Musiker). Курт Зингер провел ценные исследования немецкой народной песни и творчества Рихарда Вагнера и Aнтона Брукнера. В 1927 году, благодаря своим заслугам в области музыки, он получил пост директора городского оперного театра в берлинском районе Шарлоттенбург (нем. Städtische Oper), где дирижером в то время был Хайнц Титьен.

Когда к власти пришли нацисты, Зингер лишился этой должности. Одним из первых декретов нацистского режима был Закон от 7 апреля 1933 года "О восстановлении профессионального чиновничества" (нем. Gesetz zur Weiderherstellung des Berufsbeamtentums). Закон был принят после шестидневного бойкота еврейских предприятий. Исходя из так называемого "арийского параграфа", гражданские служащие Германии "неарийского происхождения" должны были быть уволены. Согласно закону, лица "неарийского происхождения" не могли занимать должности в общественной сфере, особенно в культурных учреждениях: государственных консерваториях, оперных театрах, концертных залах и театрах. В ответ на это проявление антисемитизма и основываясь на простых математических расчетах (в Берлине евреи составляли весьма значительную часть населения), Курт Бауман, который с 1930 по 1932 гг. служил помощником Зингера в городском оперном театре, подготовил детально продуманное предложение о создании Культурбунда. С этим предложением он обратился к Зингеру, это было абсолютно верное решение. Зингер разделял представления Баумана о необходимости подобной организации. Как ветеран войны и уважаемый человек, Зингер был идеальной кандидатурой для того, чтобы возглавить эту инициативу. Бауман и Зингер вместе доработали первичное предложение по организации Идишер Культурбунд. Совместно они привлекли к работе таких еврейских лидеров, как главный раввин Берлина Лео Бек, журналист Вернер Леви и дирижер Йозеф Розеншток (к этому моменту он потерял должность дирижера Национального театра в Мангейме). Когда Бауман поделился своей идеей с театральным критиком Юлиусом Бабом, тот отнесся к ней с оправданным скептицизмом: "Неужели нам разрешат сделать это?" И в самом деле, было совершенно непонятно, как подобная организация могла бы добиться от нацистского правительства финансовой поддержки.

Зингер был прирожденным лидером, его часто характеризовали как харизматичную личность и человека "незаурядной индивидуальности". Этими своими качествами он и воспользовался, стараясь вызвать интерес к идее Идишер Культурбунд у различных нацистских чиновников. Наконец, его пригласили на встречу с Хансом Хинкелем, которого министр внутренних дел Пруссии Герман Геринг лично назначил государственным комиссаром Министерства науки, искусств и народного образования Пруссии. В апреле 1933 года Хинкель и Зингер приступили к обсуждению условий создания и управления Культурбундом. В середине мая Хинкель вызвал Зингера на итоговую встречу у Геринга, который предупредил: "Если все вы будете делать всё правильно и повиноваться господину Хинкелю, тогда всё будет хорошо. Если же вы будете вести себя плохо, то накличете беду, имейте  это в виду". Так Идишер Культурбунд  получил "благословение" нацистского правительства, и началась история одного из самых парадоксальных сотрудничеств в истории нацистской Германии.

Работая в Культурбунде, Курт Зингер старался изо всех сил удовлетворить разнообразные культурные потребности разнородной еврейской общины. Репертуар Культурбунда был хорошо знаком зрителям и абсолютно "еврейским". Зингер также боролся за то, чтобы поддерживать уровень организации, несмотря на экономические трудности и начавшуюся эмиграцию. С этой целью Зингер обратился к бывшему музыканту Культурбунда Курту Зоммерфельду, который в 1936 году покинул ансамбль и перешел в недавно созданный Палестинский Филармонический оркестр. В своем письме Зингер просил Зоммерфельда о помощи, для того, чтобы предотвратить дальнейшую миграцию музыкантов Культурбунда в новый оркестр. Обычно Зингер помогал членам Культурбунда покинуть Германию, но в этой ситуации его преданность Культурбунду граничила с безумием, ведь условия жизни немецких евреев ухудшались день ото дня. Этот отрыв Зингера от реальности стал ещё более заметным и опасным в следующем году.

В 1938 году Зингер отправился в Соединенные Штаты, где навестил свою сестру и прочитал несколько лекций в Гарвардском Университете. Во время этой поездки он встретился с Эрнестом Ленартом, исполнителем роли тамплиера  в первом спектакле Культурбунда по пьесе Лессинга "Натан Мудрый" (1933). Ленарт, эмигрировавший в 1938 году, рассказал Зингеру о "Хрустальной ночи", о жутких погромах, разразившихся 9-10 ноября, и уговаривал его остаться в Америке. Зингер ответил: "Дорогой Ленарт, я должен вернуться". Несмотря на предложенную ему должность в университете, Зингер отказался остаться в США из-за преданности своему делу и любимому детищу – Идишер Культурбунд. Услышав о "Хрустальной ночи", он вернулся в Европу, чтобы по его собственным словам: "спасти то, что ещё можно было спасти". На пути в Германию, во время остановки в Роттердаме, друзьям и родственникам удалось повлиять на Зингера и убедить его отложить возвращение. Нескольких дней Зингеру хватило, чтобы убедиться в том, что Культурбунд не мог больше существовать в нацистской Германии. Он остался в Голландии и, пока не осознал серьёзность ситуации, участвовал в музыкальной жизни страны, в частности, в концертах Еврейского театра (нем. Joodsche Schouwburg), который нацисты организовали в 1941 году по образцу Берлинского Культурбунда. Когда нацисты оккупировали Голландию, Зингер попытался вернуться в Соединенные Штаты, возлагая все свои надежды на визу нон-квота. Но возможности выбраться из страны так и не представилось. 15 июля 1942 года начались первые депортации евреев из Амстердама в Освенцим. Из всех возможных мест именно Еврейский театр был выбран для размещения депортационного центра. С августа 1942 года по ноябрь 1943 года евреи со всего региона доставлялись сюда, чтобы ожидать дальнейшей транспортировки. Зингер оказался среди них. Благодаря "выдающимся заслугам перед творческим сообществом Германии", Зингера отправили в "образцовый" концентрационный лагерь Teрeзинштадт, где он и умер в январе 1944 года.

11 октября 1997 года на Моммзен Штрассе в Шарлотменбурге была установлена мемориальная табличка в память о Зингере .

Лили Э. Хирш

Список литературы

Baumann, Ken (Kurt). “Memoiren.” Leo Baeck Institute, New York

Bergmeier, Horst J.P., Ejal Jakob Eisler, and Rainer E. Lotz. Vorbei . . . Beyond Recall: Dokumentation jüdischen Musiklebens in Berlin 1933-1938. . . A Record of Jewish musical life in Nazi Berlin 1933-1938. Hambergen: Bear Family Records, 2001.

Broder, Henryk M. and Eike Geisel. Premiere und Pogrom: der Jüdische Kulturbund 1933-1941. Berlin: Wolf Jobst Siedler Verlag GmbH, 1992.

Freeden, Herbert. “A Jewish Theatre under the Swastika.” Year Book of the Leo Baeck Institute (1956): 142-162.

“Gedenktafel fuer Kurt Singer eingeweiht.” Die Tagezeitung (October 13, 1997): 23.

Geisel, Eike. “Da Capo in Holland.” In Geschlossene Vorstellung: Der Jüdische Kulturbund in Deutschland 1933-1941. Ed. Akademie der Künste. Berlin: Akademie der Künste, 1992.

Goldsmith, Martin. The Inextinguishable Symphony: A True Story of Music and Love in Nazi Germany. New York: John Wiley & Sons, Inc., 2000.

Jäckel, Eberhard and Lea Rosh. “Der Tod ist ein Meister aus Deutschland”: Deportation und Ermorderung der Juden, Kollaboration und Verweigerung in Europa. Hamburg: Hoffmann and Campte, 1990.

Preiberg, Fred K. Musik im NS-Staat. Frankfurt: Fischer Taschenbuch Verlag GmbH, 1982.

Rogge-Gau, Sylvia. Die doppelte Wurzel des Daseins: Julius Bab und der Jüdische Kulturbund Berlin. Berlin: Metropol, 1999.

Salomon-Lindberg, Paula. “Mein C’est La Vie—Leben” In Einer Bewegten der Jüdischen Künstlerin. Berlin: Das Arsenal, 1992.

Steinweis, Alan E. Art, Ideology, and Economics in Nazi Germany. Chapel Hill: University of North Carolina Press, 1993.

Wachsmann-Singer, Margot. Interview with Martin Goldsmith of February 25, 2004. Transcript provided by Gail Prensky.

Zortman, Bruce H. “Theatre in Isolation: The Jüdischer Kulturbund of Nazi Germany.” Educational Theatre Journal 24, no. 2 (May 1972): 159-168.