Война может способствовать как становлению, так и завершению карьеры артиста. В годы Второй Мировой Войны Ив Монтан испытал обе эти крайности на себе. В 1939 году, когда нацисты начали свое завоевание Европы, певческая карьера Ива Монтана медленно, но неуклонно шла к славе. Однако, когда импресарио артиста призвали в армию, наступили сложные в экономическом плане времена, и Монтан был вынужден устроиться на работу в Марсельские доки. В сентябре 1940 его ждало новое жизненное потрясение: брат Монтана попал в плен. Эти трудности побудили Ива Монтана начать петь для своих товарищей по работе, чтобы поднять их моральный дух. С этого момента начался его новый, на этот раз стремительный, взлет к вершинам славы.

В 1941 гуду певческий талант Монтана заметили, и в апреле он дал концерт в Сент-Антуане. Это был успех: критики восхваляли Монтана как подражателя таких французских звезд как Чарльз Трене и Морис Шевалье; так что вскоре певец отправился в гастрольный тур по окрестностям Марселя. Так, в октябре 1941 года он дал концерт в присутствии Петена. С этого времени карьера Монтана активно развивалась: он принимал участие в шоу, концертах, и даже снялся в эпизодической роли в фильме "Молитва к звездам" (фр. La Priere aux Étoiles). Казалось, что военные события обходят его стороной и не особенно влияют на певца.

Однако, в марте 1942 года, Ива Монтана вызвали в  молодежный трудовой лагерь Chantiers de la Jeunesse. Этот лагерь был создан, чтобы трудоустроить 100 000 молодых французских призывников после заключения Францией мирного соглашения – их отправили в сельскую местность до того, как они успели вступить в бой. Программа физической занятости в молодежных трудовых лагерях была настолько успешной, что получила официальный статус Программы Петена. Монтан был назначен в Отдел развлечений, но, несмотря на это, выступал немного. Совместно с сестрой певец разработал такую схему: всякий раз, когда какой-нибудь известный певец приезжал в Марсель, сестра писала фальшивые письма, сообщая о смерти родственника, чтобы Монтану дали выходной день. С помощью этой хитрости Монтану удалось посмотреть выступление Мориса Шевалье и даже самому спеть в Марсельском оперном театре. Когда в октябре Монтан был освобожден от службы, он продолжил свою карьеру.

К сожалению, менее чем через год Монтан был призван снова, на этот раз – для отбытия трудовой повинности в Службе Принудительного Труда (фр. Service de Travail Obligatoire – STO). Французский полицейский, который завербовал его в свою дивизию, узнал певца и решил помочь ему, направив Монтана в соляные шахты Силезии, это была единственная трудовая дивизия, в которой у молодых людей был шанс на спасение. Ожидая прибытия поезда, полицейский объяснил Монтану, что, когда на пути к шахтам поезд замедлит движение в Дижоне, певец должен будет спрыгнуть с поезда и присоединиться к ребятам, скрывающимся в Веркоре. Если бы не сестра Монтана, это, возможно, было бы началом его деятельности в группе партизан-маки, скрывавшихся в этой районе. Не зная об этом секретном плане, сестра загорелась идеей спасти брата, и в конце концов, ей удалось получить письмо от одного из чиновников фашистской Народной Французской Партии (фр. Parti Populaire Français), которое помогло Монтану освободиться от повинности.

Всего четыре месяца спустя, в январе 1944 года, к Монтану снова пришли из Службы Принудительного Труда. На этот раз, уклоняясь от трудовой повинности, он сбежал, и скрывался до тех пор, пока не подписал контракт с мюзик-холлом "ABC", самым престижным музыкальным залом Парижа. Это был первый шаг Ива Монтана на пути покорения культурного мира столицы; на волне успеха певец получает возможность выступать в кабаре и мюзик-холлах по всему Парижу. Первоначально, его близкий к свингу стиль пения принес некоторые проблемы: певца вызвали в бюро немецкой пропаганды и цензуры, ведь джазовые элементы выступлений Монтана воспринимались как угроза нацистскому режиму. Певец отказался изменить свой стиль исполнения, однако, когда стало понятно, что у него нет политической программы, нацисты перестали воспринимать его как угрозу. На самом деле, они закрывали глаза на то, что Монтан регулярно нарушал комендантский час и не имел правомочных документов. В августе 1944 года Ив Монтан начинает выступать в первом отделении концертов Эдит Пиаф, у певцов начинается роман. Пиаф взяла Монтана под свое крыло, и под ее влиянием и при ее поддержке он включил в свой репертуар песни о любви, которые сделали певца еще более известным после 1945 года.

Монтан был одним из музыкантов, которые на самом деле не пострадали во время войны. Конечно, он должен был соблюдать осторожность: из-за того, что его настоящая фамилия Ливи – имела сходство с еврейским именем Леви, певца дважды подозревали в еврейском происхождении (похожая история была и с Чарльзом Трене, который вынужден был бежать от обвинения в еврействе, так как его фамилия была просто анаграммой еврейского имени Неттер). Первый раз это заподозрили в молодежном лагере, где он и трое еврейских юношей были вызваны к инспектору, и только благодаря тому, что Монтан исправил свою фамилию, он спасся (другие юноши были отправлены в концентрационный лагерь). Второй раз это случилось летом 1943 года, когда у Монтана была связь с греческой девушкой: увидев его обнаженным, девушка начала кричать и убежала. Через несколько дней Монтан увидел ее в компании немца, который заподозрил певца в том, что он еврей и тщательно проверил его документы. И только позднее Монтан понял причину испуга девушки: из-за инфекции, которая у него была в детстве, казалось, что он обрезанный. В свете этих недоразумений, Монтан в шутку называл себя "почетным евреем". Тем не менее, это не вызывало у него желания участвовать в каких-либо акциях Сопротивления.

Это может показаться удивительным, так как члены его семьи были участниками Сопротивления: отец Монтана принадлежал сети итальянских антифашистов, печатал листовки на подпольном мимеографе и распространял их в Марселе. Он также приютил несколько беженцев. Но Монтан в своей автобиографии утверждает, что он действительно не понимал, что происходит. Он также отказался присоединиться к Маки в январе 1944 года – как он утверждал, потому что не достаточно хорошо понимал политическую ситуацию. В своей автобиографии певец писал, что его интерес к войне "был относительным". Единственная акция, в которой Монтан принял участие, была защита Театра Французской Комедии (фр. Comedie-Française ) за три дня до освобождения. Секретный стук в дверь (два удара медленно, четыре быстро) и пароли для входа, возможно, дали ему острые ощущения подпольной работы. Но весь арсенал состоял только из трех гранат и винтовки, так что тайная деятельность не состоялась.

Несмотря на это, Монтану в то время ставили в заслугу участие в Сопротивлении. Незадолго до освобождения, продюсер Жак Бодри, который был связан с Сопротивлением, играя пистолетом, случайно выстрелил и попал Монтану в большой палец руки. Когда Монтан появился на сцене в тот вечер с рукой на перевязи, пошел слух, что в тот день он попал в засаду возле водопада в Булонском лесу, в которой 42 молодых участника Сопротивления были застрелены французской полицией, а Монтан, якобы был одним из чудом спасшихся. Эта история послужила росту популярности певца у французов.

Скорее всего, Ив Монтан впервые увидел фотографии освобожденных лагерей в 1945 году. Он был столь глубоко тронут, что стал затворником и начал постоянно носить в кармане несколько фотографий, в том числе и ставший знаковым портрет ребенка из Варшавского гетто, тот самый, со вскинутыми вверх руками. Создается впечатление, что война не оказала никакого воздействия на Ива Монтана из-за того, что он совершенно не знал о происходившем вокруг него, живя, словно в хрупком стеклянном шаре собственной популярности и славы.

Дэйзи Фанкорт


Список литературы

Crosland, Margaret A Cry from the Heart: the life of Edith Piaf (London, 2002)

Fiss, Karen Grand Illusion: The Third Reich, The Paris Exposition, and the Cultural Seduction of France (Chicago, 2009)

Riding, Alan And the show went on: cultural life in Nazi-occupied Paris (New York, 2010)

Montand, Yves You See, I haven't forgotten (Chatto, 1992)

Méadel, Cécile 'Pauses musicales ou les éclatants silences de Radio-Paris' La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)

Tournes, Ludovic 'Le jazz: un espace de liberté pour un phénomene culturel en voie d'identification' La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)