Опера военного времени в Британии

В начале войны в Британии было два постоянных оперных театра: Королевский оперный театр и Садлерс-Уэллс. В начале войны Королевский оперный театр был превращен в танцевальный зал. Садлерс-Уэллс смог продолжить свою деятельность, поставив семь спектаклей в первый год войны (включая такие оперы, как «Фауст» Гуно, «Кармен» Бизе, «Травиата» и «Отелло» Верди). Однако, когда начался блиц, здание театра стало бомбоубежищем и приютом для бездомных, а оперная труппа начала совершать турне по наиболее пострадавшим от блица районам. По соображениям безопасности эти выступления, которые были призваны повысить моральный дух страны, не рекламировались предварительно. Труппа временно переместилась в Викторианский Театр в Бернли и Новый Театр в переулоке Святого Мартина.

Режиссер Сэдлер-Уэллса сэр Тайрон Гатри написал о серии постановок 1940 года: «На какое-то время опера не может оставаться великой», и, в отличие от пышных оперных спектаклей, которые продолжали ставить и гастролировать немецкие оперные труппы во время войны, оперные постановки в Британии было проще по стилю. Для преодоления проблем, связанных с экономией, Метрополитен-опера в Нью-Йорке отправила «пакет для Британии», в котором содержались предметы первой необходимости, такие как колготки и обувь для театральных костюмов.

Британский вкус к немецким операм остался неизменным, демонстрируя национальную способность отделять музыку от политики. Подобным же образом, постановки оперы Пуччини «Мадам Баттерфляй» продолжались в Британии на протяжении всей войны, в то время как после японской бомбардировки Перл-Харбора в 1941 году опера была исключена из репертуара Метрополитен-опера в Нью-Йорке и Марсельской оперы во Франции. Также после нападения Германии на СССР в июне 1941 года произошёл всплеск интереса к русской опере. Анатоль Фистулари, дирижер украинского происхождения, бежавший в Лондон после поражения Франции, в сотрудничестве с тремя русскими эмигрантами: дизайнером Феоржем Кирста, предпринимателем Евгением Искольдовым и инвестором Джеем Померой, организовал очень успешные представления русских опер. Спектакли погрязли в скандалах: российское сопрано Кира Вэйн заявила, что проституция, бандитизм и столкновения между певцами угрожали выступлениям. Тем не менее такие скандалы подогрели интерес британской публики. «Оперная труппа Карла Роса», основанная в 1873 году Карлом Росой, импресарио, родившимся в Германии, также регулярно проводила представления по всей Великобритании в период войны и наняла на работу ряд европейских беженцев, включая Питера Геллхорна и Вальтера Сасскинда. Джоан Хаммонд, одна из самых популярных оперных певиц Британии военного времени, стала чем-то вроде национальной героини. На протяжении всей войны певица с австралийскими корнами гастролировала по стране, пела на променадных концертах и часто выступала по радио.

Сэдлер-Уэллс вновь распахнул свои двери 7 июня 1945 года премьерой оперы Бенджамина Бриттена «Питер Граймс» с Питером Пирсом в главной роли. Королевский оперный театр стал танцевальным залом Мекка во время войны и оставался им до тех пор, пока не вмешалось издательство «Буси и Хоукс» (Boosey&Hawkes). Таким образом, не было никакой труппы, которая могла бы занять здание. Между тем Королевский оперный театр был вновь открыт исполнением балета Чайковского «Спящая красавица» в феврале 1946 года, при этом Новая современная оперная труппа была создана с нуля.

Дейзи Фанкур

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Arundell, D. (1978) The Story of Sadler’s Wells, 1683-1977 (Great Britain: Hamish Hamilton Ltd.)

Bade, P. (2012) Music Wars 1937-1945 (London: East and West Publishing Ltd.) 

Donaldson, F. (2013) The Royal Opera House in the Twentieth Century (London: Bloomsbury)

Hardy, S. (2008) Dame Joan Hammond: Love and Music (Australia: Allen and Unwin)

Stansky, P. and Abrahams, W. (1994) London’s Burning: Life, Death and Art in the Second World War (London: Constable)