Франц Шмидт

Франц Шмидт, австрийский композитор, пианист и виолончелист, был директором, а затем ректором консерватории в Вене с 1925 по 1937 гг. Шмидт известен главным образом благодаря его оратории «Книга с семью печатями» (Das Buch mit sieben Siegeln). Он также сочинял симфонии, оперы, концерты, оркестровые произведения и камерную музыку. На его пост-романтический стиль повлияли Брукнер, Вагнер, Брамс и Малер, произведения которых он исполнял на виолончели в Венском филармоническом оркестре. Шмидт страдал от проблем со здоровьем всю свою жизнь и умер через несколько месяцев после нацистского аншлюса (аннексии) Австрии. Репутация Шмидта была испорчена его связью с нацистской партией, что способствовало его относительной безвестности после смерти, но многие из друзей Шмидта оправдывали его действия и утверждали, что он был наивен и не думал о политических последствиях этой связи.

Шмидт родился в Позсоне (Прессбург) в немецкоязычной части Австро-Венгерской империи (ныне Братислава) в католической семье с венгерско-немецкими корнями. В 1888 году семья Шмидта переехала в Вену, где он изучал фортепиано в Венской консерватории. Впоследствии Шмидт стал директором этой консерватории. Талантливый пианист, виолончелист и композитор, Шмидт играл в Венском филармоническом оркестре, где, как сообщается, у него были напряжённые отношения с дирижером Густавом Малером, хотя ему часто давали виолончельные соло. Полагая что, играя на виолончели, его не будут воспринимать как серьезного артиста, Шмидт перешел в академическую среду и сосредоточился на композиции. К сожалению, Шмидт страдал от плохого здоровья на протяжении всей своей жизни. Он также пережил ряд личных трагедий, в том числе госпитализацию его первой жены в психиатрическую больницу в 1919 году (позже она была убита нацистами в рамках их так называемой программы «Эвтаназия») и смерть его единственной дочери. Композитор посаятил дочери Четвертую симфонию «Реквием по моей дочери» (1933) и «Книга с семью печатями» (Das Buch mit sieben Siegeln).

Шмидта высоко оценивали как композитора, хотя его стиль считался слишком консервативным для традиционалистов и слишком традиционным, чтобы быть авангардистским. Его также уподобляли композитору Гансу Пфитцнеру в том смысле, что его пост-романтический, несколько консервативный стиль и неприятие «современности» называли фашистским и немецко-националистским. После аншлюса в 1938 году нацисты назвали Шмидта величайшим живым композитором в Остмарке (Австрийском государстве), отчасти из-за отъезда в эмиграцию выдающихся еврейских композиторов, таких как Арнольд Шенберг. Его музыка была принята партией. Нацисты организовали премьеру «Книги с семью печатями». Сообщалось, что Шмидт вскинул руку в нацистском приветствии на этом мероприятии, что сильно повредило его репутации впоследствии.

Не менее пагубной была его работа над «Немецким воскрешением», (Deutsche Auferstehung, 1938-40), нацистской кантатой, написанной на текст Оскара Дитриха. Вполне вероятно, что у Шмидта не было выбора. Он назвал этот заказ свободой, которая, скорее всего, его убьет. Это утверждение, к сожалению, было пророческим. Он умер, оставив кантату незавершенной. Ее дописал Роберт Вагнер, и премьера состоялась 24 апреля 1940 года. Несмотря на то, что Шмидт включал в кантату «Торжественную Фугу» (Fuga Solemnis), о которой он сказал «пробуждение власти Рейха от унижений, диктуемых условиями заключения мира», и закончил кантату фразой «Зиг Хайл!», нацистской партии это произведение не понравилось.

Несмотря на свою связь с нацистами, Шмидт не был антисемитом и никогда не выражал поддержки нацистской идеологии. Например, вместо того что бы закончить свою кантату «Немецкое воскрешение», он работал над двумя пьесами для однорукого еврейского пианиста Пола Витгенштейна (брата философа). Кроме того, у него было несколько друзей-евреев, включая Шёнберга и менее известных композиторов Ганса Келлера и Оскара Адлера. Келлер и Адлер бежали в Англию после аншлюса, позже выступили в защиту Шмидта. Адлер считал связь Шмидта с нацистской партией результатом его политической наивности. Говорили, что Шмидт рекомендовал протонацистской немецкой национальной партии вариации на еврейскую тему своего ученика-еврея Израиля Брандмана. Незаконченная кантата также была приведена в качестве доказательства отсутствия его приверженности нацистам. Смерть не позволила Шмидту защитить себя или объяснить свои действия. Музыковеды предполагают, что после смерти Шмида, его музыка могла бы исполняться чаще, если бы у него были лучшие отношения с дирижером Гербертом фон Караяном, который, по слухам, советовал ему не заниматься дирижированием.

Тем не менее, в последние годы интерес к произведениям Шмидта возродился, так в 2015 году на лондонских променадном концерте его Вторую симфонию исполнил Венский филармонический оркестр, в котором в межвоенные годы Шмидт играл главную виолончель.

Абей Макки

Список Литературы

Franklin, P. (1989)‘The Case of Franz Schmitt,’ The Musical Times 130:1752 (February) 64-68

Laki, Peter (1996) ‘Franz Schmidt (1874-1939) and Dohnányi Ernö (1877-1960): A Study in Austro-Hungarian Alternatives’ The Musical Quarterly 80:2, Orchestra Issue (Summer) 362-381

Schmidt, F. and Black, L. (1993), ‘Up Schmidt Creek’ The Musical Times 134:1804 (June) 329-331

Truscott, H. (1984) The Music of Franz Schmitt: The Orchestral Music, With Personal Recollections by Hans Keller and the Autobiographical Sketch by Franz Schmidt (London: Toccata Press)

Tschulik, N. (1980) Franz Schmidt Angela Tolstoshev tr. (London: Glover and Blair)