Разрушение культурных традиций 

В наше время оргáнную музыку можно услышать в американских реформистских синагогах, в некоторых синагогах Великобритании, а также в отдаленных еврейских общинах Аргентины и Кюрасао. Однако, синагогальная органная музыка - это часть традиции, глубоко укоренившейся в немецко-еврейской культуре XIX-XX века. То, что сегодня этот пласт музыкальной культуры практически забыт, объясняется спорным отношением к исполнению органной музыки в иудаизме. Синагогальный оргáн - довольно редкое явление, которое одинаково удивляет и евреев, и неевреев. И все же, немецко-еврейская музыкальная традиция заслуживает того, чтобы о ней помнили, особенно в свете ее жесточайшего искоренения в годы Третьего Рейха. Действительно, эта музыкальная культура ясно показывает влияние Холокоста на музыку как форма "культороцида".

Репертуар синагогальных органистов

С появлением органа в реформистских синагогах в начале XIX века развилось новое направление в еврейской музыке. Евреи-традиционалисты, которые усматривали в использовании органа во время синагогальной службы признаки "христианизации", вели яростные споры. Возникали  бесконечные дебаты и вокруг такого галахического вопроса - можно ли играть на органе по субботам и праздникам, и если да, то может ли органистом быть еврейский музыкант? Полемические споры велись и в общинах, и на раввинских конференциях.

После реформистского синода, который состоялся в Лейпциге в 1869 году, в большинстве германских синагог были установлены органы. Со временем это новшество распространилось и на другие страны и континенты, достигнув своего пика на рубеже веков. После того, как было принято официальное решение о допустимости органной музыки в синагогах, область применения этого музыкального инструмента все расширялась. Первое время органист обычно исполнял сольные партии между канторскими соло и аккомпанировал во время песнопений. Органные интерлюдии создавали необходимое настроение у участников службы и заполняли молчаливые молитвенные паузы. На протяжении последних десятилетий XIX века композиторы создавали определенный стиль синагогальной органной музыки, который был основан на еврейской литургической тематике. В начале XX столетия репертуар синагогального органиста представлял сплав западной классической музыки, литургических, паралитургических и народных мелодий и равно подходил как для религиозных служб, так и для светских концертов.

Органная музыка и Идишер Культурбунд

В годы нацистского режима синагогальная органная музыка могла быть с легкостью уничтожена. Свое развитие она продолжила благодаря деятельности Еврейской культурной ассоциации Идишер Культурбунд (нем. Jüdischer Kulturbund) - разрешенной нацистами организации, которая объединила  и поддерживала немецких деятелей культуры еврейского происхождения с 1933 по 1941 годы. Политика культурного апартеида и сегрегации, которую проводили нацисты, привела к тому, что культурная деятельность немецких евреев попала в изоляцию и была недоступна для остальной части немецкого населения. Такое положение привело к росту "еврейского самосознания" и пробудило в зрителях и музыкантах Культурбунда жажду "еврейских переживаний". Как следствие, существенно обогатился музыкальный репертуар, в первую очередь за счет еврейской народной и литургической музыки, а также современных музыкальных произведений. В середине 30-х годов произошло существенное изменение синагогальной органной музыки.

Благодаря деятельности Идишер Культурбунд традиционная литургическая органная музыка вышла за пределы синагог и стала исполняться в концертных залах. Апогеем стали несколько синагогальных концертов, которые начинались и заканчивались органной музыкой. В ораториях некоторых еврейских композиторов появились сольные органные партии. Порой в таких концертах исполнялась не только еврейская музыка, но и произведения классического репертуара: прелюдии и токкаты Иоганна Себастьяна Баха и Дитриха Букстехуде, а также органные пьесы Георга Фридриха Генделя и Леона Боэльмана.

Казалось бы, Идишер Культурбунд был движущей силой для еврейской музыки, но на самом деле создание этой организации было хитроумным ходом национал-социалистов. Первое время еврейские музыканты Культурбунда могли формировать свой репертуар исходя из собственного вкуса и желания, но позднее нацистские цензоры существенно ограничили их выбор, запретив все иные произведения, кроме "немецких". В результате, органная музыка на еврейскую музыкальную тематику, а также произведения еврейских композиторов, могли исполняться только в синагогах и только еврейскими органистами. С этого времени подобная музыка стала доступна только евреям, а также людям, которые культурно идентифицировали себя с еврейским народом. Еврейская музыка, как и сами  немецкие евреи, оказалась в культурном вакууме. Еврейская органная музыка, в которой изначально элементы национальной музыкальной традиции гармонично сплетались с западными традициями, была окончательно оторвана от одного из своих корней - западной музыкальной среды.

На протяжении всего периода деятельности Культурбунда, который совпал с ранними годами нацистского режима, в Германии была запрещена публикация произведений еврейских композиторов. Кроме того, вскоре нацисты взяли под свой контроль различные музыкальные издательства, принадлежавшие евреям. Таким образом, с 1933 года практически полностью прекратились публикации произведений еврейского органного репертуара. Под запрет попали произведения еврейских композиторов, а также произведения, которые не соответствовали нацистскому определению "немецкой музыки". В результате, большая часть этого уникального музыкального наследия периода Холокоста не сохранилась для потомков.

Синагогальные музыканты в Третьем Рейхе

"Деевреизация" (нем. Entjudung) и разрушение еврейской культуры в Нацистской Германии было постепенным процессом, состоявшим из пяти последовательных этапов. Все началось в 1933-1935 годах, когда ряд видных еврейских художников и их сторонников подвергся публичному остракизму, клевете, бойкотированию и культурной изоляции со стороны нацистов. В 1935-1938 годах начался период правового разъединения и диссимиляции; затем последовал подрыв экономической стабильности немецких евреев, которых лишили работы и средств к существованию с помощью "бюрократических запретов". В период с 1939 по 1941 год  Идишер Культурбунд последовательно лишился всех своих привилегий. Наконец, с 1941 по 1945 годы нацисты воплощали в жизнь так называемое "окончательное решение" - план по полному уничтожению и истреблению еврейского народа.

Одной из целей нацистов была ликвидация еврейских музыкантов, в том числе органистов и создателей органной музыки. В 1933 году был издан Закон "О восстановлении профессионального чиновничества" (нем. Gesetz zur Wiederherstellung des Berufsbeamtentums), согласно которому все еврейские музыканты были уволены из государственных учреждений Германии. В 1935 году ситуация еще более усложнилась: с 27 августа генеральный секретарь Имперской палаты по делам культуры Ганс Хинкель запретил еврейским музыкантам (уже исключенным к тому времени из Имперской палаты по делам музыки) играть на органе в церквях, а музыкантам-христианам исполнять музыку в синагогах. Многие еврейские музыканты, которые имели средства и возможность, бежали из Третьего Рейха в эти ранние годы.

Другие меняли работу и становились синагогальными музыкантами. Они  осознавали, что в синагогах их родных городов, а также в предполагаемых странах эмиграции они смогут найти работу, потому что в этой узкой музыкальной области конкуренция была гораздо ниже, чем в светском музыкальном мире. Многие немецкие евреи научились играть на органе или начали сочинять синагогальную музыку еще до эмиграции. И все же, многие музыканты, даже члены Идишер Культурбунд, потеряли свои корни. Вырванные из привычной музыкальной среды, они вынуждены были бороться с безработицей, обустраиваться на новом месте, справляться с клеветой и чувством тревоги вместо того, чтобы посвящать себя музыке.

Несмотря на то, что часть еврейских музыкантов успела покинуть Третий Рейх до начала массовых депортаций, значительное количество не смогло этого сделать и попало в нацистские лагеря. Многие еврейские музыканты были депортированы и убиты, среди них Арно Надель (1878–1943) и Зигфрид Вюрцбургер (1877–1941). Ко времени последней депортации немецко-еврейская музыкальная культура была практически истреблена, еврейские органисты и композиторы были зверски уничтожены в концентрационных лагерях.

Исчезновение синагогального оргáна

Парадоксальный расцвет и развитие органной музыки с 1933 по 1938 годы был жестоко прерван уничтожением инструментов в ночь с 9 на 10 ноября 1938 года, во время так называемой "Хрустальной ночи" (нем. Kristallnacht). Само уничтожение было процессом, который начался с антисемитской пропаганды в области культуры, дискредитации музыки и оргáнов. Вот пример из еженедельника "Штурмовик" (нем. Der Stürmer) от 19 октября 1938 года:

Позор!

Еврейский оргáн в церкви Св. Корбиниана в Мюнхене.

Как сообщает надежный источник из Мюнхена, орган бывшей мюнхенской еврейской синагоги был куплен Управлением Епископа у еврейской религиозной общины. Незадолго до разрушения синагоги орган был перевезен транспортной компанией "А. Франк и сыновья", что на Вестендштрассе, 160 в Мюнхене, в церковь Св. Корбиниана на Готцингерплац. Орган, как говорят, был куплен по случаю через компанию "Штейнмеер" в Эттингене в Баварии и установлен в церкви Св. Корбиниана той же самой компанией. Теперь, когда верующие придут в церковь Св. Корбиниана, они получат особое удовольствие слушать музыку органа, который стоял в синагоге в течение многих лет. Сам орган, который когда-то сопровождал песнопения евреев о ненависти к неевреям, теперь украшает христианскую церковь. Это – позор!

Некоторые органы были спасены благодаря продаже церквям. Так как заплаченная цена была чисто номинальной, такие поступки со стороны церкви едва ли можно назвать героическими. Скорее церкви воспользовались возможностью, чтобы обогатиться за счет других. Хотя органы и были физически спасены, их "депортация" из синагог в церкви является неправильным применением этих инструментов.

В ночь с 9 на 10 ноября 1938 года, преднамеренное уничтожение еврейской культуры достигло своего пика. Свидетельства очевидцев "Хрустальной ночи" в Кенигсберге (ныне Калининград, Россия), членов еврейской общины, рассказывают, как банда погромщиков методично ломала скамьи, вытащила свитки Торы из ковчега (арон ха-кодеша), разорвала молитвенники и свалили все в большую кучу в центре синагоги. В этих свидетельствах также подробно описываются взрывы и поджог органов во время "Хрустальной ночи". Вдобавок ко всему, на органе в синагоге Кенигсберга играли Песню Хорста Васселя, которая считалась нацистским гимном, что добавило соли на рану. Таким образом, одно это событие включает в себя три различные формы культуроцида: интеллектуальную (шельмование), музыкальную (игра нацистской музыки на органе) и физическую (поджег и взрывы).

Однако, несколько органов избежали ярости "Хрустальной ночи". Полицейский Вильгельм Крюцфельд предотвратил поджег Новой синагоги в Берлине на улице Ораниенбургер, и таким образом спас орган от разрушения. Когда Крюцфельд узнал переодетых членов СА, начавших пожег в коридоре синагоги, он прогнал их и затем вызвал пожарную команду. Это был уникальный случай во время "Хрустальной ночи", как правило "арийцы" по большей части просто наблюдали за происходящим, а пожарные команды никак не реагировали. Тем не менее, несколько месяцев спустя, Берлинская синагога была реквизирована Вермахтом и стала использоваться в качестве интендантского магазина Третьим управлением обмундирования сухопутных сил.

Оба органа, в берлинский и мюнхенский, упомянутый в "Штурмовике", уцелели во время "Хрустальной ночи", также как и во время бомбардировки Берлина в 1943 году и в 1944 году – Мюнхена. То, что было потеряно, не было самыми большими синагогальными органами Мюнхена и Берлина, но это были символические памятники определенной культурной эпохи Германии.

Недавняя немецко-еврейская органная традиция была на стадии становления и резко закончилась на пике ее развития в 1938 году, когда большинство инструментов, а с ними и возможность исполнения органной музыки, было разрушено во время "Хрустальной ночи". Несмотря на то что, эта дата знаменует собой начало конца, исчезновение этой растущей культурной традиции было долгим процессом, который продолжался и после 1938 года, в связи с эмиграцией и убийством еврейских композиторов и музыкантов. Только массовый исход музыкантов, начавшийся в 1933 году, помешал быть полностью осуществленным "окончательному решению" в области культуры.

Сегодня органы опять существуют, хотя и в небольшом количестве, в немецких синагогах Ахена, Берлина, Дрездена и Франкфурта-на-Майне. Орган во франкфуртской синагоге не используется во время службы, поскольку конгрегация следует ортодоксальной традиции, хотя он иногда играет во время свадеб. То же самое относится и к язычковому органу в ахенской синагоге. Несмотря на остатки немецко-еврейской органной традиции, исторически наиболее ценные органы были уничтожены, и традиции синагогальной органной музыки больше в Германии не существует.

Новое развитие как результат эмиграции

Первоначально казалось, что эмиграция еврейских музыкантов из Германии и перенесение особой формы немецко-еврейской музыкальной культуры на новую почву не должны привести к фатальным разрушительным последствиям, но в долгосрочной перспективе эти факторы оказались решающими. На первом этапе культура немецко-еврейской органной музыки благополучно перенесла переезд в Соединенные Штаты. Многие немецко-еврейские музыканты, эмигрировавшие из Германии, переквалифицировались в органистов или композиторов литургической музыки. Известные и талантливые музыканты, такие как Хьюго Хаим Адлер, Герберт Фромм, Генрих Шалит, Херман Берлинский и Людвиг Олтмен, приняли на себя ответственность за развитие органной синагогальной музыки в США. Они (наряду с другими музыкантами) создавали музыку для исполнения в синагогах, обучали молодых музыкантов игре на органе и влияли на звучание и расположение органов в синагогах.

Развитие и изменения, которым немецко-еврейская органная традиция подверглась в Соединенных Штатах, во многом отражают положение самих немецко-еврейских эмигрантов. Первоначально музыканты попытались сохранить свою немецко-еврейскую и музыкальную идентичность. Однако, со временем многие эмигранты меняли направление своей деятельности, и вместо продолжения карьеры они вынуждены были приспосабливаться к новым жизненным обстоятельствам. Эти композиторы-эмигранты стали последним поколением немецких евреев, которые имели отношение к немецко-еврейской традиции органной синагогальной музыки. Новое поколение музыкантов, несмотря на музыкальную свободу и имевшиеся возможности, было мало обеспокоено дальнейшим развитием органной музыки в иудаизме. В конце концов, с уходом из жизни старшего поколения музыкантов-эмигрантов исчезла и синагогальная органная музыка. Новое поколение музыкантов не было знакомо с музыкальной традицией немецкой синагоги, так что в их исполнении музыка оказалась оторванной от своего культурного контекста. Культуроцид, который начали нацисты в 30-х годах успешно, хоть и с некоторой задержкой, завершила эмиграция.

Музыкантам, которые эмигрировали в Палестину или Англию, пришлось еще труднее. В местных синагогах не было органов, эти инструменты устанавливали только в некоторых христианских храмах, так что навыки органной игры не нашли своего применения. И все же, несмотря на то, что в израильских синагогах никогда не использовались органы, такие известные композиторы как Поль Бен-Хаим, Карел Саломон, Йоханан Самуэль и Хаим Александр плодотворно работали над созданием нового репертуара органной музыки. Эти композиторы рассматривали орган не как литургический, а как концертный инструмент с необычным звучанием. Некоторые композиторы творили, вдохновляясь собственными юношескими воспоминаниями о звучавшем в немецкой синагоге органе. Органные пьесы современных израильских композиторов столь же разнообразны, как и происхождение самих композиторов, выходцев из Германии, Австрии, Польши, Венгрии и бывшего Советского Союза, а также музыкантов-израильтян. То, что в Израиле до сих пор не выработан единый стиль органной музыки и не создана собственная исполнительская школа объясняется, в первую очередь, отсутствием давней традиции органной музыки и большим разнообразием музыкальных культур - светской и религиозной, восточной и западной, которые вплетены в эту музыку.

Tина Фрюхоф 

Список литературы

Frühauf, T. (2005). Orgel und Orgelmusik in deutsch-jüdischer Kultur. Hildesheim: Georg Olms.

Frühauf, T. (2009). The organ and its music in German-Jewish culture. New York: Oxford University Press.

Fischer, H. and Wohnhaas, T. (1973). ‘Die Orgel in bayerischen Synagogen im späten 19. Jahrhundert’. Jahrbuch für fränkische Landesforschung 33: 1–12.

Fischer, H. and Wohnhaas, T. (1974). ‘Der Liturgiestreit und die Orgel in der Further Synagoge’. Fürther Heimatblätter 24/1: 3–7.

Hillsman, W. (1992). ‘Organs and Organ Music in Victorian Synagogues: Christian Intrusions or Symbols of Cultural Assimilation?’. Christianity and Judaism. Oxford: Blackwell Publishers, 419–33.

Izsák, A., (Ed). (1999)“Niemand wollte mich hören . . .”: Magrepha—Die Orgel in der Synagoge. Hannover: Freimann & Fuchs.

Kater, M. H. (1997). The twisted muse: Musicians and their music in the Third Reich. New York: Oxford University Press.

Levi, G. and Levi, S. (2005). Organ culture in Israel and Palestine. Charleston, S.C.: BookSurge.

Saalschütz, J. L. (1829). Geschichte und Würdigung der Musik bei den Hebräern, im Verhältniss zur sonstigen Ausbildung dieser Kunst in alter und neuer Zeit, nebst einem Anhang über die Hebräische Orgel. Berlin: G. Fincke.

Wohnhaas, T. (1977). ‘Zur Geschichte der Orgeln in Berliner Synagogen’. Jahrbuch für die Geschichte Mittel- und Ostdeutschlands 26: 195–201.

Звукозаписи

Lutermann, Stephan and the Osnabrücker Jugendchor. (2008). Luis Lewandowski: Liturgische Musik der Synagoge für Chor und Orgel. CD recording: Osnabrücker Jugendchor (no number).

Rabin, Yuval. (2002). Organ music from Israel. CD recording: Musikproduktion Dabringhaus und Grimm, MDG 606 1072-2.

Roloff, Elisabeth. (1995). Orgellandschaft Jerusalem. CD recording: Koch International, MDG (CODAEX) 319 0538-2.

Lyjak, Wiktor. (1993). Lewandowski: organ music. CD recording: Olympia, OCD 399.