После освобождения концлагеря Берген-Бельзен 15 апреля 1945 года, британские оккупационные силы разместили выживших заключенных в близлежащих бараках и создали лагерь для перемещенных лиц Берген-Бельзен, который просуществовал до лета 1950 года. С первых дней, в жизни лагеря особое место занимали концерты, театральные представления, танцы, народная музыка и другие развлекательные мероприятия. 

К середине мая 1945 года, представители британских вооруженных сил и различных благотворительных организаций оборудовали в лагере музыкальную комнату и закупили граммофоны и музыкальные инструменты. Летом 1945 года в легере состоялось несколько сборных концертов, в которых участвовали военный оркестр и музыканты Берген-Бельзена. Программа состояла из выступлений хоровых и танцевальных коллективов, нескольких музыкальных номеров польско-чешского лагерного ансамбля из лагеря для перемещенных лиц в Целле, концертных номеров нескольких музыкантов-любителей, а также выступления оперной певицы Евы Стойовской и скрипачки Лили Мате. Программы носили интернациональный характер, они состояли из польских танцев, партизанских песен, русских песен, песен на идиш и иврите, оперных арий и танцевальной музыки. В июле на сцене Берген-Бельзена выступили нескольких бывших военнопленных итальянского происхождения, виолончелистки Aниты Ласкер и певицы Евы Штейнер. Наконец, 27 июля 1945 года лагерь посетили два иностранных гостя: Иегуди Менухин и Бенджамин Бриттен дали два концерта в рамках короткого тура по лагерям для перемещенных лиц.

Первый этап лагерной истории закончился в сентябре 1945 года, после проведения первого Еврейского Конгресса в Британской зоне оккупации. Второй этап продлился до лета 1946 года. До нас не дошли сведения о музыкальной жизни лагеря в этот период. Объяснить это явление могут несколько причин. Многие активные музыканты, которые выступали на лагерных сценах в апреле-сентябре 1945 года (например, размещенные в лагере музыканты из бывшего женского лагерного оркестра Освенцима-Биркенау или упомянутые ранее итальянские военнопленные) эмигрировали.  Другие заключенные справились с чувством первоначальной эйфории от освобождения и были вынуждены приспосабливаться к возможно длительному пребыванию в лагере. Для адаптации заключенных, а также как следствие проведенного в сентябре 1945 года Еврейского Конгресса и появления Центрального Комитета, в Берген-Бельзене начался этап консолидации и укрепления внутренних лагерных структур. Был, в частности, создан Культурный отдел Центрального Комитета, который приступил к формированию нового стиля культурной жизни лагеря, кардинально отличавшегося от стиля, существовавшего в первые дни лагеря. Теперь культурная жизнь лагеря была ориентирована на еврейские интересы. К лету 1946 года Берген-Бельзен превратился в сугубо еврейский лагерь для перемещенных лиц. 

Особую роль на этом переходном этапе сыграл Театр-Кацет (театр концентрационного лагеря), который был подконтролен Центральному Комитету. Его возглавил актер и режиссер Сами Федер. Театральная труппа состояла из 50 актеров, некоторые из них обладали определенным сценическим опытом и сотрудничали с Федером в Бендинском гетто и в концлагере Бунцлау. Среди них были Соня Бочковская и Берл Фридлер. Кацет был задуман как театральная школа. Первое представление театра состоялось в сентябре 1945 года. После поездки по Бельгии и Франции в 1947 году труппа была расформирована, но до этого времени актеры успели поставить множество коротких пьесок, а также две работы по прозе Шолом-Алейхема. Основное внимание в своих театральных программах, которые в соответствии с традициями идишского театра всегда включали значительную музыкальную составляющую, Кацет уделял формированию у своих зрителей способности сопротивляться, справляться с недавним прошлым, гонениями и тяжелыми воспоминаниями.

В 1946 году культурная жизнь лагеря Берген-Бельзен испытала значительный подъем. Была создана вторая театральная группа - "Идишский Рабочий Театр" (ид. трансл. Yidishe Arbeter-Bine). Под руководством Авраама Зандмана труппа поставила 5 спектаклей, основной темой в которых была жизнь рабочих Восточной Европы. Этот театр поддерживал тесные связи с Еврейской социал-демократической рабочей партией "Поалей Цион", в сопровождении музыкального секстета труппа часто гастролировала в других лагерях для перемещенных лиц.

Наряду с театром Кацет и Идишским Рабочим Театром, в Берген-Бельзене работало и выступало бесчисленное множество театральных и эстрадных коллективов (как правило, период их существавания был весьма коротким): театральная труппа перемещенных лиц польского происхождения; литературно-музыкальная группа, в которую входили канторы Моше Краус, Майер-Бер Гутман и Моше Занке; театральная труппа под руководством актера Германа Шерцера; любительская труппа, в которую входили члены организаций Агудат Исраэль и Мизрахи. Кроме этих театральных коллективов, в лагере были сформированы два оркестра: Рабочий (HaOved), и Еврейский Любительский Оркестр (Yidisher Amatorn-Orkester).

В этот период в лагере проходило мало концертов, большинство музыкальных мероприятий проходили в рамках более крупных событий, которые проводились по религиозным или политическим поводам. Во время траурных церемоний огромную роль имели поминальная молитва El male rachamim и "Похоронный марш" Фредерика Шопена (это объясняется, видимо, большим количеством поляков в Берген-Бельзене). Многие мероприятия заканчивались исполнением гимна Израиля Hatikva; песни  Никогда не говори (Zog nit keynmol) и Горит (Es brent) исполняли на политических демонстрациях вместе с сионистской Tech'zakna и Интернационалом. В программу различных лагерных мероприятий входили произведения классического еврейского репертуара, в частности религиозные и народные песни, хоровая и танцевальная музыка. У жителей Берген-Бельзена также пользовалась популярностью мелодекламация и сценические постановки.

Концерты, в прямом смысле этого слова, давали, как правило, известные приезжие исполнители. Помимо вышеупомянутых концертов Менухина и Бриттена, летом 1946 года (этому есть документальное подтверждение) Йозеф Бутерман при поддержке Гюнтера Вайсенборна организовал два концерта скрипача Вольфганга Маршнера в сопровождении Ганноверского Симфонического Оркестра, гастроли оперетты "Венская Кровь" и оперы "Мадам Баттерфляй". Был организован вечер классической камерной музыки с участием скрипача, профессора Хайеса и пианиста Оскара Михаельсона. В другом вечере приняли участие Диана БлюменфельдЙонас Турков и Дидье Эпштейн, которые исполняли песни и читали стихи на идиш. Летом осенью 1947 года в Берген-Бельзене состоялись несколько концертов американского певеца Германа Яблокова в сопровождении Тани Гросман, концерт певицы Ирен де Нуаре, и концерт Йозефа Шрейера, выступления певческих и танцевальных коллективов. В 1948 году состоялся концерт пианиста Михаэля Таубе и певицы Эльзы Юлих-Таубе, которые вернулись в Германию из Палестины и выступали вместе с пережившим Холокост виолончелистом Львом Аронсоном. В том же году прошли  несколько музыкальных вечеров с участием Рене Симона, Лолы Фолмен и Хайеле Розенталь.

В  последние годы существования лагеря, Берген-Бельзен посещали единичные артисты. Известно только о выступлении Нюси Голд в сопровождении пианиста Шейншнейдера в 1949 году и о совместном концерте бывшей актрисы театра Кацет Сони Бочковской и композитора Генеха Кона. В эти годы в Берген-Бельзене несколько раз проходили гастроли театральных трупп из других лагерей для перемещенных лиц, например известного комедийного дуэта Шимона Джигана и Исроэля Шумахера.

Театральная и музыкальная жизнь Берген-Бельзена не обходились без конфликтов, часто здесь происходили споры о качестве сценического материала, репертуаре, происхождении исполнителей и очередности выступлений. Но эти споры и дискуссии только укрепляли значение музыки и театра для жителей лагеря и показывали, что исполнители Берген-Бельзена отождествляли себя с музыкантами и музыкой. Музыка и театр связывали людей, которые готовились к эмиграции в Палестину и другие страны, со старым, уже несуществующим миром.

 

Источники

Архив

Яд Вашем, Иерусалим, Розенсафт-архив (YV 0-70).

Газеты

Unzer Sztyme (Our Voice), Zentralkomitee der befreiten Juden in der britischen Zone (Hg.), Nr. 1, 12. Juli 1945 – Nr. 24, 30. Okt. 1947.

Vokhnblat (Jewish Weekly), Zentralkomitee der befreiten Juden in der britischen Zone (Hg.), Jg. 1, Nr. 1, 5. Dez. 1947 – Jg. 4, Nr. 9/80, 18. Aug. 1950.

Второстепенная литература

Fetthauer, Sophie: „Musik im DP-Camp Bergen-Belsen und ihre Rolle bei der Identitätsfindung der jüdischen Displaced Persons“, in: Musikwelten – Lebenswelten. Jüdische Identitätssuche in der deutschen Musikkultur, Beatrix Borchard, Heidy Zimmermann (Hg.) (= Reihe Jüdische Moderne, Bd. 9, Alfred Bodenheimer und Jacques Picard (Hg.)), Köln, Weimar: Böhlau, 2009, S. 365-379.

Königseder, Angelika; Wetzel, Juliane: Lebensmut im Wartesaal. Die jüdischen DPs (Displaced Persons) im Nachkriegsdeutschland, Frankfurt a. M.: Fischer, 1994.

Yantian, Nicholas: „’Aus der Versteinerung heraustreten’ – Das ‚Kazet-Theater’ im jüdischen ‚Displaced Persons’-Lager Bergen-Belsen, 1945-1947, in: Im Schatten des Holocaust. Jüdisches Leben in Niedersachsen nach 1945, Arbeitskreis Geschichte des Landes Niedersachsen (nach 1945), Herbert Obenaus (Hg.), Hannover: Hahn, 1997, 131-163.