Член политической партии левого толка, учитель и любитель музыки Кети Остермай провела в лагере Равенсбрюк чуть больше года. Время, проведенное в застенках, только укрепило ее политические убеждения и веру в силу музыки.

Кети Остермай родилась 11 мая 1913 года в саксонском городе Колдиц. В детстве она проявляла интерес к музыке, на слух научилась играть на фортепиано и скрипке и закончила несколько классов музыкальной школы. Кети хотела стать оперной певицей, но когда ее отца, члена коммунистической партии уволили с работы, финансовая ситуация в семье ухудшилась и девушка не смогла осуществить свою мечту. Кроме того, ее родители придерживались консервативных взглядов и предпочитали, чтобы дочь получила более подходящие для жизни навыки – научилась шить, готовить и убирать. Расстроенная родительским запретом, в 1939 году Остермай переезжает в город Гера и устраивается на должность административного помощника и продавца отдела музыкальных записей и товаров в крупной компании по производству фортепиано.

В начале войны директор компании ушел на фронт, и компания начала терпеть убытки. Продажи уменьшались, и еженедельного жалования Кети едва хватало для выживания. В 1943 году Кети нашла более высокооплачиваемую работу в компании "Даймлер-Бенц" в Веймаре. Как она говорила позднее, это стало "началом всех бед". Во время работы на "Даймлер-Бенц" Остермай впервые столкнулась с многочисленными подневольными рабочими из Польши и Франции. Несмотря на ограниченность этих контактов, тайные агенты компании обвинили Кети в "избыточных отношениях" с рабочими. Вероятно, эти обвинения вызвали решительный отказ Кети вступать в любые нацистские организации: "Я не собираюсь делать это никогда", - сказала она, "потому что я против войны". 10 марта 1944 года ее арестовали за "политическую неблагонадежность", и отправили сперва в трудовой лагерь Брайтенау, а через несколько месяцев - в лагерь Равенсбрюк. Здесь Кети была отмечена красным треугольником, знаком политзаключенных. После работы на разных позициях, Остермай перевели в офис строительного подразделения СС. Здесь она подружилась с чешскими художниками, иногда помогая им контрабандой доставлять в лагерь из маленькие иллюстрированные книги.

Одним из самых ярких воспоминаний Кети о Равенсбрюке было первое Рождество в лагере. К концу 1944 года в лагере находилось около 500 детей из восемнадцати стран, большинство из них арестовали вместе с их матерями. Как и взрослые заключенные, дети имели номера и были заняты на принудительных работах. Вскоре после освобождения Остермай описала трагическое впечатление, которое произвели на нее эти дети:

Жалкой была их одежда, и безрадостной была их жизнь в лагере. Они не видели мира вне лагерных стен, многие даже родились в лагере. Лишенные радостей золотого детства, они видят лишь страдания и нужду.

Несколько женщин-заключенных были глубоко тронуты печальной участью этих детей и решили организовать для них Рождественское представление. Кети Остермай отвечала за сбор пожертвований в виде продуктовых карточек; заключенные барака №2 сумели где-то раздобыть аккордеон, они устроили гастрольный тур по баракам, где содержались немецкие узницы. Кети аккомпанировала на этом представлении, организованном в форме "концерта по заявкам": узник просил исполнить какую-либо песню (как правило, это были популярные мелодии), а в обмен жертвовал что-нибудь съедобное в фонд фестиваля, начиная от куска хлеба до яблока или присланной из дома сладости. Концерт начался во второй половине дня 23 декабря 1944 года. Небольшой хор исполнил "О, рождественская елка" (нем. O Tannenbaum), а потом дети посмотрели кукольное представление. Примечательно, что СС не только допустили эту деятельность заключенных, но и разрешили женщинам использовать для представления барак №22. По мнению Остермай, нацисты уже поняли, что война близится к концу, и атмосфера в лагере разрядилась.

Когда весной 1945 года советская армия стояла на подступах к лагерю Равенсбрюк, дисциплина пошатнулась, нарушился распорядок жизни, а многих узников стали эвакуировать. Остермай отправили в составе последней эвакуационной колонны, в числе других 50 женщин под присмотром 11 охранников. Она совершила побег, запрыгнув на проезжавший мимо солдатский грузовик. Далее она шла, ехала на поезде, автобусе и велосипеде по направлению к Колдицу, в пути ей помогали другие беглые заключенные, фермеры и русские солдаты. Однажды, в гостинице близ Виттенберга, она провела ночь в зале, полном других беженцев. Кто-то спросил, умеет ли она играть на фортепиано, и при свете свечей Остермай стала развлекать людей музыкальными хитами предвоенных лет.

14 июля 1945 года Кети Остермай достигла Колдица и начала работать на временном пункте помощи для больных и раненых беженцев. Чтобы поднять настроение ослабленным мужчинам и женщинам, она снова использовала музыку. Кети ходила по комнатам со своим аккордеоном, напевая народные песни и популярные мелодии.

Жизнь под гнетом нацистов укрепила политические убеждения Кети Остермай. Она становится активисткой коммунистической партии Восточной Германии, пишет и публикует воспоминания, активно проявляет себя на женской политической сцене. Также Кети Остермай получила несколько наград от правительства Восточной Германии за политическую деятельность и свою работу в качестве учителя. Она возила своих учеников в дома престарелых и больницы, где дети выступали перед пожилыми и немощными людьми, развлекали и поддерживали их. Кети Остермай умерла в Лейпциге в феврале 2003 года, до последнего сохранив убеждение, что "прежде всего вы должны отстаивать чувство человеческого достоинства".

Список литературы

Knapp, G., 2003. Frauenstimmen: Musikerinnen erinnern an Ravensbrueck, Berlin: Metropol-Verlag.