Ravensbrück concentration camp prisoner Irma Trksak speaking about the make-up of the camp.

Ирма Трцак родилась 2 октября 1917 года в Вене. Она была вторым из четырех детей словацкого рабочего, который покинул родину ради хорошей работы в экономически стабильной Австрии. Отец Ирмы был рабочим на заводе, а мать - домохозяйкой. У семьи едва хватало денег, чтобы сводить концы с концами, вшестером они ютились в маленькой комнате, но эти трудности только укрепляли социалистические убеждения отца Ирмы. Этот вольнодумец воспитывал в своих детях веру в человечность, солидарность и чувство социальной справедливости. Эти политические убеждения сильно повлияли на Ирму. К счастью, отец также высоко ценил и образованность, несмотря на финансовые проблемы, все дети закончили школу. Ирма смогла исполнить свою мечту: она стала учительницей. Свою первую работу она нашла не в Австрии, а в Праге, в которой она получала образование и диплом. В детстве Ирма вместе с братьями и сестрами часто отдыхала в Богемии и Словакии, она питала сильную привязанность к этим местам. Проведя некоторое время в Праге, Ирма вернулась к родителям в Вену и устроилась на работу в чешскую и словацкую языковые школы. Эти учреждения были закрыты в 1938 году, после нацистской аннексии. Так впервые Ирма столкнулась с расизмом, являвшимся сутью нацистской идеологии. Сама Ирма считала себя гражданкой Австрии, пусть с чешскими и словацкими корнями, но, с точки зрения нацистов, она была славянкой по крови. По ее словам:

На третьем месте после евреев и цыган оказались мы, славяне. В наших венах не течет немецкая кровь, мы не представляем никакой ценности, нас оценивают в соответствии с тем, что написал Гитлер в "Майн Кампф".

Вопреки всему, привязанность Ирмы к этнической родине после столкновения с нацизмом только возросла. В 1940 году она поступила в университет на славянское отделение и поддерживала связь со славянскими общинами и организациями культурного наследия.

С детства Ирма была членом различных чешских культурных, театральных и музыкальных организаций. В юности она выступала вместе с певческими коллективами и участвовала в соревнованиях по гимнастике. Когда из-за политических причин спортивный клуб был закрыт нацистами, чехи - бывшие члены этой организации, создали свой спортивный клуб. Со временем эта спортивная организация стала прикрытием для группы антифашистского сопротивления. Юные члены клуба совершали многочисленные акты сопротивления, антифашистской пропаганды и саботажа. Они тайком печатали и распространяли памфлеты, критикующие нацизм, и листовки, призывающие молодых австрийцев байкотировать службу в немецкой армии. На счету организации было даже несколько успешных нападений на немецкие склады вооружения. Но скоро удаче пришел конец: осенью 1941 года кто-то предал организацию.

Ирма Трцак была арестована Гестапо 29 сентября и осуждена на год одиночного заключения. После этого наказания, Ирму перевели к другим политическим заключенным. Она вспоминала, что 

в то время пение было для меня – всегда! – спасительным. Оно было частью меня, пение всегда и в любой ситуации помогало мне.

В первые дни октября 1942 года Ирма в числе 12 чешских женщин-заключенных была отправлена в Равенсбрюк. После карантина ее направили на изнурительные и бессмысленные физические работы, например, она переносила камни. К счастью, вскоре ее превели в "элитный" барак, в котором содержались политические заключенные. Здесь у узниц были свои собственные койки, одеяла и даже немного свободного места. Капо барака сочувствовала заключенным и, что имело огромное значение, говорила по-чешски. Трцак смогла получить назначение на более приличную работу: после испытания она стала работать на конвейере завода Сименс, а через несколько недель ее повысили до должности секретаря и переводчика (Ирма говорила на пяти языках: немецком, русском, французском, чешском и словацком).

Прежний лагерный опыт показал Ирме, что музыка была хорошим способом сохранить в заключении рассудок и душевные силы. Ирма вступила в связь с подпольной группой чешских заключенных, среди которых были и профессиональные артистки. Эти женщины сочиняли, репетировали и исполняли музыку и театральные пьесы. Трцак также на некоторое время присоединилась к чешскому хору, в составе которого была Вера Хозакова. Позже она вспоминала, что заключенные пели песни славянских композиторов, например Дворажка и Сметаны. Ирма также была членом тайной певческой группы, состоявшей из австрийских и немецких женщин. Они репетировали каждое воскресное утро в углу корпуса или за бараками, там, где их не могла обнаружить охрана. В отличие от более профессионального чешского хора, эта певческая группа исполняла для собственного удовольствия австрийские народные песни и популярные венские мелодии.

В конце 1944 года эсэсовцы построили новый барачный комплекс для рабочих  завода Сименс. Благодаря подруге, Ирма Трцак смогла получить должность капо в одном из новых бараков, это значительно улучшило условия ее жизни.  Под руководством Ирмы оказались русские, французские, польские, норвежские узницы. Многие из них были связаны общей работой в лагерной оппозиции. Трцак поощряла совместное пение и театральные постановки в своем бараке. Но среди заключенных оказалась шпионка, и Трцак предали. В наказание Ирму сняли с "привилегированной" должности и перевели в небольшой лагерь Уккермарк.

Суровая лагерная жизнь в Равенсбрюке не шла ни в какое сравнение с ужасами нового лагеря:

У нас не хватало нервов и сил, чтобы петь, единственное, что имело для нас значение – это борьба за жизнь, спасение жизни. Это была единственная задача.

Через несколько ужасных месяцев, 29 апреля 1945 года Ирма стала одной из участниц марша смерти. В первую же ночь ей и еще нескольким женщинам чудом удалось совершить побег. Им посчастливилось встретить русских солдат, которые дали беглым женщинам необходимые для удостоверения личности документы. К концу мая 1945 года они достигли лежащей в руинах Вены.

Но сложности не закончились с возвращением домой. Ирма нашла обоих родителей и сестру живыми, но оба брата погибли, один в лагере, другой на фронте, а ее жених умер в лагере  Маутхаузен. Мать Ирмы, подавленная многочисленными потерями, предпочла забыть о тяжелом прошлом и отказывалась обсуждать с дочерью ее жизнь. Рассказы Ирмы о пережитых страданиях были мало кому интересны. Это послужило одной их причин для создания Ирмой организации выживших заключенных лагеря Равенсбрюк. Вскоре после окончания войны, родители и сестра Ирмы решили вернуться в Словакию, но сама Трцак предпочла остаться в Австрии. После войны Ирма оставалась членом коммунистической партии, но она весьма критически воспринимала коррупцию и обман, царившие среди партийной элиты. Ирма настаивала на открытом обсуждении политической ситуации и, в конце концов, сама стала жертвой политических гонений, получила выговор и была вынуждена в 1968 году покинуть ряды партии. Постепенно  она утратила дружеские связи с некоторыми бывшими узницами Равенсбрюка, которые сохранили верность идеям коммунизма.

Несмотря на все жизненные трудности, Ирма смогла в одиночку вырастить сына. Она была активным членом организации бывших заключенных Равенсбрюка и часто рассказывала молодежи о своей жизни в лагере. Ирма продолжала работать в сфере образования, она была лауреатом многочисленных немецких и австрийских наград и премий, давала интервью и была прототипом героинь кино и летературных произведений о женщинах-участницах Сопротивления и выживших узниках лагеря Равенсбрюк.

   

Список литературы

Knapp, G., 2003. Frauenstimmen: Musikerinnen erinnern an Ravensbrueck, Berlin: Metropol-Verlag.