Когда в 1939 году разразилась Вторая Мировая Война, еврейская община Варшавы была самой большой и социально неоднородной на территории довоенной Европы: 380 000 членов общины составляли треть от общего населения города. К моменту организации Варшавского гетто в ноябре 1940 года, число варшавских евреев превышало 400 000 человек. Вопреки невыносимым устовиям жизни и лишениям, культурная жизнь узников Варшавского гетто была более разнообразной и насыщенной, чем в каком-либо другом нацистском центре. В отличие от "показательного" Терезинского гетто, жители Варшавского гетто создавали многочисленные постановки в разных жанрах, на разнообразных площадках и для разных зрителей. В гетто функционировали симфонический оркестр, пять театров, камерные ансамбли, хоры и кафе, в которых проводилось мнгочисленные официальные и неофициальные концерты.

Жители Варшавского гетто на улице, 1940-42гг. USHMM (67419), предоставлено Институтом национальной памяти (Instytut Pamieci Narodowej)

До того, как территория гетто была полностью изолирована от остального города, у членов варшавской общины были многочисленные и разнообразные музыкальные развлечения: были открыты несколько кафе и клубов, предлагающих живую музыку, а Лесную улицу, с ее многочисленными кабачками и артистическими кафе в шутку называли "Бродвеем Варшавского гетто". Газеты гетто писали, что

на артистов большой спрос.. каждая кофейня, каждый бар и ресторан ... рекламируют свои сенсационные развлечения и аттракционы.

На территории гетто работали пять профессиональных театров: как еврейских, так и польских. В их репертуаре были и серьезные пьесы, и легкомысленные эстрадные ревю с хоровым пением, танцами, музыкальными комедиями и скетчами. Артисты Варшавского гетто (в отличие от Виленского гетто, где предпочитали оригинальные музыкальные композиции) активно использовали проверенный и популярный музыкальный репертуар: музыку из кинофильмов, американские регтаймы, танго, оперетты и мюзиклы.

Наряду с театральной деятельностью, одной из первых культурных инициатив варшавской общины стал еврейский симфонический оркестр, созданный на территории гетто в первые же дни. В период с ноября 1940 года по апрель 1942 года у оркестра были четыре постоянных дирижера: Мариан Нейтейк, Адам Фурманский, Шимон Пульман и Израиль Хамерман. Первый концерт окестра под управлением Нейтейка состоялся 25 ноября 1940 года, в программу вошли произведения Бетховена и Грига. Оркестр придерживался классического репертуара: Моцарт, Шуберт, Бетховен, в 1941 году, по инициативе Пульмана, репертуар несколько расширился. Музыканты выступали в тяжелых условиях: плохое освещение и акустика, разрушающееся, холодные помещения. Но цены на билеты были невысоки, и концерты пользовались популярностью у жителей гето.

Регулярно проходили вокальные и инструментальные концерты. Наибольшей популярностью пользовались выступления Дианы Блумфельд, Хелены Маркович, Лилианы Роман и двадцатилетней сопрано Марыси Айзенштадт, получившей прозвище "соловей гетто".

Большинство постановок Варшавского гетто базировались на существующем музыкальном репертуаре, но все же здесь создавались и новые песни на злобу дня - например, песни Паулины Браун. Одни из них были написаны для поддержки обитателей гетто, другие восхваляли героизм отдельных жителей гетто, третьи -  критиковали еврейские власти. Основной темой всех этих песен, проникнутых грустью, отчаянием или цинизмом, была тема потери: родного дома, средств к существованию, привычного общества и семьи.

22 июля 1942 года началась депортация евреев из Варшавского гетто. За семь недель приблизительно 300 000 человек – 75% населения – были отправлены в лагерь смерти Треблинка.

In addition to the theatres, one of the earliest cultural initiatives in the ghetto was the establishment of the Jewish Symphony Orchestra in late 1940. Between November 1940 and April 1942, it had four permanent conductors: Marian Neuteikh, Adam Furmanski, Szymon Pullman, and Israel Hamerman. The first concert, conducted by Neuteikh, took place on 25 November 1940, and included works by Beethoven and Grieg. In general, the orchestra performed standard symphonic repertoire, with works by Mozart, Schubert, and particularly Beethoven dominating programmes, although after Pullman’s arrival in 1941 the repertoire was expanded somewhat. Although the musicians performed in challenging conditions -- inadequate lighting, bad acoustics, crumbling venues, insufficient heat -- the concerts were cheap and relatively well attended.

Instrumental and vocal concerts were also regularly held. Some of the most popular performers included Diana Blumenfeld, Helena Markowitz, Liliana Roman, and the 20-year-old soprano Marysia Eisenstadt, known as the ‘nightingale of the ghetto’.

Although much of the musical activity that took place in the Warsaw ghetto drew on pre-existing repertoire, many new songs were also composed in response to the events, such as those by Paulina Braun. Some were written to provide encouragement to the ghetto inmates, some paid tribute to the heroism of certain ghetto characters, while others criticized the Jewish authorities. The pervading expression among them was one of loss – of home, livelihood, community, and family – and their spirit was most often one of sadness, despair, and cynicism.

Дети и взрослые в очереди за пищей. Общественная кухня для ортодоксальных евреев, Варшавское гетто, ул. Налевки, 21, 1940 г. USHMM (15970), предоставлено Еврейским Институтом Исторического Научно-Исследовательского Института (Zydowski Instytut Historyczny Instytut Naukowo-Badawczy).

Cписок литературы

Gilbert, S., 2005. Music in the Holocaust: Confronting Life in the Nazi Ghettos and Camps, Oxford: Oxford University Press.  

Kalisch, S. & Meister, B., 1985. Yes, We Sang! Songs of the Ghettos and Concentration Camps, New York: Harper and Row.  

Rovit, R. & Goldfarb, A., 1999. Theatrical Performance during the Holocaust: Texts, Documents, Memoirs, Baltimore and London: The Johns Hopkins University Press.