Трое бывших еврейских партизан позируют в Виленском гетто вскоре после освобождения. USHMM, предоставлено Джозефом Хармацем (на фотографии первый слева)
Diana Blumenfeld.

В июне 1941 года немецкие солдаты вошли в Вильно, этот "литовский Иерусалим" - один из культурных и интеллектуальных центров европейского еврейства. В начале июля нацисты согнали группу еврейских мужчин в близлежащий лес Понары и расстреляли их, открыв тем самым сезон массовых убийств, который продлился все летние месяцы.

В сентябре оставшихся в Вильно евреев (почти 40 тысяч) согнали в два гетто, которые были созданы в старом еврейском квартале. Резня продолжалась в сентябре и октябре, и меньшее по размерам гетто вскоре было закрыто. Как и в других местах, Виленское гетто было переполнено, питание было недостаточным и свирепствовали болезни.

Еврейская и литовская полиция охраняют вход в Виленское гетто. USHMM, предоставлено Вильямом Бегелем.
Diana Blumenfeld.

Несмотря на тяжелые условия жизни, заключенные Виленского гетто создали разнообразные культурные, интеллектуальные и художественные организации. Эта культурная активность во многом несет отпечаток преемственности с довоенных лет: на протяжении веков этот город был центром еврейского искусства, театра и издательского дела. Кроме того, ещё в 1897 году в Вильно был основан Социалистический Союз. И этот традиционный еврейский радикализм проявился в годы войны в активности подпольной группы сопротивления в гетто - Объединенной партизанской организации или ОПО (ид. транслит. Fareynigte Partizaner Organizatsye). В гетто был создан собственный симфонический оркестр, камерные коллективы, хоры, певшие на идиш и иврите. Существовали также религиозные и светские школы, детские дома, большая публичная библиотека и даже музыкальная школа, в которой было более 100 учеников.

Прославленные театральные традиции довоенного Вильно также получили своё продолжение: несколько театров работали здесь на протяжении двухлетнего существования гетто. В январе 1942 года на Конской улице был открыт первый театр гетто, в котором работали многие местные писатели и художники. Многие постановки театра представляли собой сборные концерты: смесь коротких скетчей, декламационных и музыкальных номеров, которые касались непосредственно жизни в гетто, проблем и тревог, близких его жителям. Большинство новых мелодий, сочиненных в гетто, на самом деле были созданыименно в театре и для театра. Каждые несколько месяцев происходила очередная премьера: в  числе  этих представлений были"Пеше из Реже" (ид. трансл. Peshe fun Reshe) и "Держись, Моше" (ид. трансл. Moyshe Halt Zikh), а среди значимых писателей и композиторов можно назватьимена  Kaрсиэля Бройдо, Лeйба Розенталя и Mиши Векслера. Второй театр меньшего размера находился на Рудницкой улице.

Первый концерт симфонического оркестра, которым дирижировал Яков Герштейн, состоялся 18 января 1942 года под патронажем главы Юденрата (нем. Judenrat — "еврейский совет") Якова Генса и полиции гетто. Этот концерт был данью памяти убитым евреям и включал многочисленные песни об утрате и скорби, такие как "Я тронут до слез" Хаима Нахмана Бялика, произведения Шопена и песни в исполнении сопрано Любы Левицкой. Концерт имел большой успех,  собранные деньги передали на общественные нужды гетто. Всего лишь несколько дней спустя была основана ОПО,  которая объедила молодежь разных политических убеждений под девизом "Не умирать как овцы, обреченные на заклание". Члены партизанского движения также оставили богатое песеное наследие. Возможно, самой известной песней, родившейся в стенах гетто во время Холокоста, была песня "Никогда не говори, что это последний путь" (ид. трансл. Zog nit keynmol az du geyst dem letstn veg). Эта песня была написана бойцом сопротивления Виленского гетто Хиршем Гликом. Песня мгновенно завоевала невероятную популярность и быстро распространилась среди партизан, а также по всем нацистским  гетто и лагерям, она повсеместно исполнялась в Европе вплоть до окончания войны. Также были весьма известны песни, написанные Aвраамом Суцкевером, и песни партизанского поэта Шмерке Качергинского.

Хотя ОПО уделяла большое внимание песням, стараясь пробудить в населении политическое сознание и укрепить сообщество, были люди, которые резко критиковали идею организации музыкальных развлекательных программ в гетто. Многие политические и религиозные организации в Вильно, в том числе Юденрат, бойкотировали концерты, распространяя листовки, в которых заявили: "Театральные представления не должны проводиться на кладбищах". Однако, видя, что уровень повседневных страданий остается прежним, а успех музыки как средства вдохновления и утешения людей стал очевиден, большинство приняло идею концертной деятельности. Заключенный гетто Герман Крук, первое время резко выступавший против концертов, записал в своем дневнике 8 марта 1942 года:

пульс жизни возвращается в гетто Вильно… концерты, которые прежде бойкотировались, теперь приняты публикой; залы полны.

В целом, узники Виленского гетто поддерживали все разнообразие культурной деятельности. В частности, многие новые песни, посвященные жизни в гетто, исполнялись узниками на работе, на небольших импровизированных концертах, во время уличных выступлений, в школах и общественных центрах.

15 января 1943 года под патронажем Юденрата было организовано  празднование, посвященное культурным достижениям гетто. На этом концерте, глава Юденрата Генс провозгласил с гордостью:

Мы хотели предоставить людям возможность освободиться от гетто на несколько часов, и мы этого добились. Мы переживаем темные и трудные дни. Наши тела в гетто, но наш дух не порабощен ... вначале говорили, что концерты не должны проходить на кладбищах. И это было правильно сказано, но вся наша жизнь теперь кладбище. Наши руки не должны дрожать. Мы должны быть сильными телом и душой.

23 сентября 1943 года Виленское гетто был ликвидировано, а последние выжившие евреи убиты или отправлены в лагеря. Несколько тысяч молодых и здоровых жителей были отобраны для рабского труда в концентрационных лагерях: мужчин отправили в концлагеря Эстонии, а женщин в лагеря Латвии. На момент освобождения города советскими войсками в июле 1944 года, в городе оставалось всего несколько сотен выживших евреев.

Еврейские официальные лица присутствуют на спортивном мероприятии в Виленском гетто. USHMM, предоставлено Вильямом Бегелем.

Список литературы

Aaron, F., 1990. Bearing the unbearable: Yiddish and Polish poetry in the ghettos and concentration camps, Albany, NY: State University of New York Press.  

Adler, H. & Richter, M., 1994. Gesänge aus der Stadt des Todes: Todeslagergedichte aus dem Wilnaer Ghetto 1941/42, Berlin: Hentrich.  

Arad, Y., 1980. Ghetto in Flames: The Struggle and Destruction of the Jews in Vilna in the Holocaust, Jerusalem: Yad Vashem: Martyrs' and Heroes' Remembrance Authority Ktav Pub. House.  

Freund, F., Ruttner, F. & Safrian, H. eds., Ess Firt Kejn Weg Zurik.: Geschichte und Lieder des Ghettos von Wilna, 1941-1943, Vienna: Picus.  

Gilbert, S., 2005. Music in the Holocaust: Confronting Life in the Nazi Ghettos and Camps, Oxford: Oxford University Press.  

Stompor, S., 2001. Judisches Musik- und Theaterleben unter dem NS-Staat, Hannover: Europaisches Zentrum fur Judische Musik.