Двойственная политическая позиция, занятая Испанией во время войны и отсутствие поддержки со стороны союзных войск, вызвали напряжение в отношениях этой страны с Великобританией. Тем не менее, музыка и искусство стали мостом между двумя странами и использовались в качестве политического инструмента для поддержания занятой Испанией позиции нейтралитета. Большую часть этого политического влияния обеспечивало руководство Британского Института в Мадриде и неустанная работа Вальтера Старки.

Старки начал свою карьеру как музыкант, обучаясь игре на скрипке в Королевской Ирландской Академии Музыки. Его учителем был Акилле Симонетти, бывший, в свою очередь учеником Камилло Сивори, единственного ученика прославленного скрипача Никколо Паганини. С началом Первой Мировой Войны Старки вступил ряды Юношеской христианской ассоциации (англ. Young Men’s Christian Association), которая организовывала концерты для британских военных, находившихся в Италии. Во время пребывания в Италии Старки завязал несколько важных знакомств. Находясь в Монтебелло Вичентино, он подружился с пятью венгерскими военнопленными, вместе с которыми начал изготавливать скрипки из кусков необработанной древесины, которые они собрали. Позже, в Северной Италии, он встретил свою будущую жену Августу Порчетти, которая в то время работала медсестрой в итальянском Красном Кресте и пела для солдат в госпитале Генуи. Эти знакомства стали основой для той позиции, которую Вальтер Старки занял в годы Второй мировой войны по отношению к цыганам Рома и Синти, а также повлияли на его роль в испанской музыкальной жизни военного периода.

Британский Институт в Мадриде, известный как "El British", был создан в 1940 году Британским Советом, для того, чтобы через культуру оказывать влияние на принятие политических решений в Испании. В своей вступительной речи в качестве главы Института в августе 1940 года, Старки затронул "позицию, занятую Британским Советом по отношению к культурным связям". Проводя параллели между двумя писателями - английским Шекспиром и испанским Сервантесом, Старки продемонстрировал культурное сходство между двумя странами. Согласно отчету, который Старки послал в Лондон, первое масштабное музыкальное событие Института привлекло "всю музыкальную общественность", включая "ведущих композиторов, дирижеров, пианистов, струнных инструменталистов и музыкальных критиков всех газет. В зале Института, где проходил концерт, собралась толпа, была также заполнена и галерея. Пришло более 220 человек".

С самого начала целью Старки было обозначить великие культурные достижения Европы, особо выделяя роль Англии и Испании. Чтобы добиться этого, ему удалось привлечь к работе Института нескольких известных музыкантов. В октябре 1940 года по пути в США, в Институте выступил чешский пианист Рудольф Фиркушний, а испанский композитор Хоакин Родриго стал частым гостем мероприятий, организованных Старки. В 1941 году публика увидела выступления известных певцов в стиле фламенко Грация де Триана и Эль-Ниньо де Альмадена, гитариста Маноло де Бадахоса, а также вечера цыганских танцев, фламенко и испанских танцев. К 1943 году были организованы музыкальные салоны (исп. Tertulia) – они проходили раз в две недели, а также концерты камерной музыки и граммофонные концерты. Все эти события предоставили испанцам и англичанам возможность общаться друг с другом. На первый взгляд, в этом не было никакой политической подоплеки, но, на деле музыкальные представления были отнюдь не аполитичны. Показывая сходство британского и испанского музыкально-культурного стилей, а также способствуя взаимопониманию между представителями этих двух культур, Британский Институт рассчитывал на то, что Испания вспомнит о своей любви к Британии и откажется от сотрудничества с нацистами.

Этим целям служила не только живая музыка. Музыковедение также сыграло свою роль, например, циклы лекций, один из которых вел сам Старки под названием "Музыка, магия и искусство менестрелей – некоторый опыт фольклориста". На этих лекциях Старки играл на скрипке мелодии, которые собрал во время своих путешествий по Испании, Венгрии, Румынии и Греции. Фильмы стали еще одним популярным способом для продвижения британской культуры. Несколько известных актеров были выбраны координаторами регулярных киновечеров в Британском Институте, в их числе Грир Гарсон, известная по своим ролям в фильмах "Миссис Минивер" и "До свидания, мистер Чипс" и Лоуренс Оливье, прославившийся в главной роли в фильме "Гордость и предубеждение". Во время киновечеров, чтобы удовлетворить возникший среди публики ажиотаж, были устроены повторные показы этих фильмов.

Осознавали ли испанцы политическую роль Института или нет, но популярность этих мероприятий довольно быстро отразилась на количестве членов Института. Почти 500 студентов были зачислены в начале декабря 1941 года, а всего через шесть месяцев это число увеличилось до 762, включая 408 взрослых членов и около 100 учащихся начальной школы. К концу войны, число студентов возросло до 1500. Старки сообщал в Англию, что Институт "осажден людьми, которые заинтересованы в нашей работе". Старки вскоре расширил Институт, наладив взаимодействиеи с Высшим советом по научным исследованиям (исп. Consejo Superior de Investigaciones Científicas) в Мадриде и бенедиктинским монастырем Монтсеррат в горах Каталонии, а также открыл новый филиал Института в Барселоне.

Вскоре Институт стал служить не только целям искусства. Прямо из Англии присылали "Ежемесячный Медицинский Вестник" и ряд испанских медиков вступили в члены Института. Профессор Кэрнс, британский специалист по болезням мозга, приехал в Испанию, чтобы выступить с докладом на тему абсцессов головного мозга. 75 врачей и студентов-медиков посмотрели фильм о переливании крови. Церковь тоже подключилась к деятельности Института, загоревшись идеей Старки отметить в 1942 году четырехсотлетие со дня рождения испанского мистика периода Возрождения Святого Иоанна Креста (также известен как Св. Хуан де ла Крус и Св. Иоанн Крестный). Видные церковные деятели, включая епископа Мадрид-Алкала, Леопольдо Эйхо-и-Гараи и баскского отца-иезуита Немесио Отаньо, а также ректор Королевской консерватории музыки и декламации (исп. Real Conservatorio de Música y Declamación) демонстрировали свою лояльность Институту. В 1942 году Старки также предложил ряду университетских профессоров выступить в Институте.

Не все события, организованные Институтом, демонстрировали утонченность политической позиции и высказываний. В мае 1943 года актер Лесли Говард выступил в Институте с лекцией о Гамлете, в которой сравнил сюжет убийства, обмана и безумия с действиями Гитлера в его попытке склонить Испанию поддержать нацистов. Говард был известным антифашистом и, предположительно, сотрудником британской разведки. При возвращении в Лондон самолет Говарда был сбит немецкой авиацией. На том же самолете возвращался после посещения Института и еврейский активист Уилфред Б. Израэль, который помогал в спасении 10 000 еврейских детей в рамках операции Киндертранспорт (англ. Kindertransport) перед началом войны. Институт также стал опорой для испанских беженцев. Во 1941 году Американский Красный Крест доставил муку и молоко для 400 нуждающихся семей, в рамках операции, которая координировалась женой Старки. В дальнейшем по вторникам около 50 испанских и британских женщин приходили в Институт, чтобы шить мешки, которые использовались для транспортировки продуктов и одежды для беспризорных детей. Сам Старки помог британским летчикам, которые были сбиты над Францией: он скрывал их в собственной квартире в доме 24 на улице Калле дель Прадо и организовал их побег через Пиренеи.

Официально действуя независимо от британского посольства, и политического истеблишмента, Институт по-прежнему привлекал к своей работе политических деятелей, в том числе представителей посольств США, Голландии, Польши, Египета, Турции, Чехии и других ведущих общественных деятелей. 8 января 1944 года Старки был приглашен на встречу с генералом Франко в его официальную резиденцию Каудильо, что в переводе с испанского означает "вождь" или "предводитель" (исп. Caudillo). Франко выразил заинтересованность в развитии культурных связей за рубежом и надежду создать Испанский Институт в Лондоне, чтобы формализовать культурный обмен между двумя странами. После этого, в июле 1944 года, Старки вызвали на встречу с Хосе Ибаньесом Мартином, испанским министром образования, чтобы обсудить место английского языка в национальной программе бачилерато – третья ступень образования в Испании (исп. Bachillerato). По закону того времени английский язык не должен был изучаться, но Старки убедил министра изменить закон. 12 августа новое постановление предоставило ученикам выбор в изучении английского или немецкого языков. Старки сообщил в Англию: "Я одержал большую победу для английского языка в Испании и нейтрализовал одно из главных достижений немцев здесь".

С окончанием войны положение Старки в Институте стало неясным. В 1946 году статья в Национальном журнале по образованию (исп. Revista Nacional de Educación) восхваляла усилия Старки. Автор заявлял, что "Испания так сильно сожалеет об уходе Вальтера Старки с должности, что начаты переговоры с целью убедить великого профессора остаться с нами. Интеллектуальные круги в Испании будут ценить постоянное присутствие их прославленного и сердечного друга с истинным удовлетворением". В декабре 1946 года контракт со Старки был продлен, но это было время сильнейшего политического кризиса в Испании. В феврале 1946 года Франция и Испания закрыли границы, а в апреле Франция, Великобритания и Соединенные Штаты официально осудили режима Франко. К тому времени, Старки был вновь восстановлен на своем посту. Организация Объединенных Наций призвала других стран-участниц отозвать своих послов и министров из Испании. Тем не менее, Старки проявлял уныния в этих условиях изоляции Испании и запланировал на новый сезон 1947 года множество ярких культурных событий. Он оставался в должности директора Института до 1954 года. Действующий член Британского Совета Дуглас Браун, подвел, возможно, лучший итог усилиям Старки, написав: "На протяжении всей войны основополагающее взаимопонимание между испанцами и англичанами всех уровней сохранялось в гениальной атмосфере Британского Института".

Дэйзи Фанкорт

Литературные источники

Tony Norman, 'Professor Walter Starkie and the early years of the British Council in Spain' (British Council, 2010)