Оркестр узников концентрационного лагеря Бухенвальд, 1941 - 11 апреля 1945. USHMM (85881), предоставлено Gedenkstaette Buchenwald.

Бухенвальд – один из крупнейших и старейших нацистских лагерей был освобожден американскими военными 11 апреля 1945 года. К этому времени через него прошли десятки тысяч узников из десятков стран. В свое время лагерь был построен для немецких политических заключенных, но со временем Бухенвальд вырос в огромный комплекс, состоявший из трудового лагеря, нескольких лагерей-спутников и дополнительных комплексов. Первая группа заключенных была доставлена в Бухенвальд в июле 1937 года, а к концу войны на территории разных подразделений лагеря от голода, непосильного труда, казней СС и медицинских экспериментов погибли более 50 тысяч человек. Бухенвальд также был одним из первых нацистских лагерей, заключенными которого люди становились только за принадлежность к еврейству. Многие евреи были арестованы и помещены в Бухенвальд в 1938 году, после печально знаменитой "Хрустальной ночи". Cюда были сосланы многие мужчины-евреи, схваченные во время "Хрустальной ночи" в 1938 году. Несмотря на ужас, который вызывает само название лагеря, некоторые бывшие узники Бухенвальда отмечали, что заключенные вели необычайно активную музыкальную деятельность, которая врезалась им в память. Один из выживших в Бухенвальде вспоминал

…песни в исполнении Зары Леандер, СС транслировал их через громкоговорители при любой возможности. Во время ежедневных утренних и вечерних перекличек, а также в то время, когда рабочие отряды выходили на смену и возвращались в бараки, оркестр Бухенвальда исполнял заразительные марши. Музыка, которую мы тайком исполняли, связывала нас со свободным миром. Несколько вечеров в подвале склада (нем.  Effektenkammer) звучала классическая музыка в исполнении струнного квартета под руководством Мориса Хьюитта и джазовые композиции в исполнении оркестра Иржи Зака.

За все время существования Бухенвальда, в числе заключенных побывали многие знаменитые артисты немецкой эстрады, в их числе Юра Зойфер, Герман Леопольди, Фриц Лёнер-Беда и Поль Морган.

Восьмилетняя история Бухенвальда была необычайно богата событиями в области культуры, хотя подавляющее большинство заключенных не могли услышать всю разнообразную музыку, звучавшую на территории лагеря. Странная взаимосвязь: лагерь был построен всего в пяти милях к северу от города Веймар, считавшегося центром немецкой культуры и символом древней национальной традиции литературного и музыкального творчества.

На территории Бухенвальда были широко распространены "музыкальные" истязания, эсэсовцы сделали их частью повседневной жизни каждого заключенного. Наиболее распространено было принудительное хоровое пение. Когда тысячи заключенных собрались на вечернюю перекличку, начальник лагеря требовал, чтобы все они пели в унисон, правильно и громко. Один из бывших заключенных вспоминал

Как это пение могло звучать хорошо? Наш хор состоял из десяти тысяч человек. Даже в нормальных условиях, даже если бы все  мы действительно умели петь, то для репетиций нам понадобилось бы несколько недель. И как мы могли преодолеть законы акустики? Ведь площадь, на которой мы пели, была не менее трехсот шагов в длину. Поэтому голоса певцов, стоявших на дальнем конце площади, достигали уха начальника лагеря Редля почти на секунду позже, чем голоса людей, стоявших у ворот.

Используя хоровое пение, охранники могли безнаказанно унижать и истязать заключенных.


Чуть раньше комендант лагеря организовал конкурс на лучшую лагерную песню среди заключенных. Как ни странно, "Песню Бухенвальда" (нем. Buchenwaldlied), ставшую победителем конкурса и официальным гимном лагеря, в равной мере полюбили и исполнявшие песню заключенные, и принуждавшие к пению охранники. Этот энергичный марш воодушевлял поющих, говорил о свободе, ждущей узников за пределами лагеря. Исполняя эту песню, многие заключенные как бы выражали свой протест:

Комендант лично обходил весь лагерь, и каждый, кто пел недостаточно громко, или, по крайней мере, недостаточно широко открывал во время пения рот, подвергался избиению ... И все же, исполнение "Песни Бухенвальда" доставляло нам некоторое удовольствие, ведь это была наша песня. Мы с таким воодушевлением произносили слова "однажды придет день, когда мы будем свободны", звучащие как протест, что иногда даже офицеры СС чувствовали это и в качестве наказания лишали нас еды.

Как и в большинстве других нацистских лагерей, отношение к  заключенным в Бухенвальде зависело от их статуса в расовой иерархии нацистов. Евреи всегда были на самой нижней ступени этой иерархии, и отношение к ним было соответствующее. Уникальным проявлением этого уничижительного отношения стала история с так называемой "Еврейской песней" (нем. Judenlied). Этот гротесковый антисемитский гимн написал, стремясь выслужиться перед СС, немецкий заключенный. После лагерной переклички еврейских заключенных оставляли на площади и заставляли петь эту песню снова и снова, несколько часов подряд. В дни, когда Бухенвальд посещали важные гости, заключенных (в том числе и евреев) заставляли петь песни про "еврейский заговор" и "горбатые носы". Известны и другие примеры наказаний, применявшихся к евреям в Бухенвальде. Так, в декабре 1938 года нескольких заключенных собрали на главной площади лагеря, их заставили играть на музыкальных инструментах до тех пор, пока они не упали в изнеможении. После этого им приказали, стоя на коленях, танцевать вальс, а когда люди уже не могли больше двигаться, охранники стали избивать их, опять же под звуки музыки.

Жертвами подобного ужасающего обращения были не только евреи. Начальник лагеря Редль приказывал во время экзекуций ставить рядом с пыточными приспособлениями певцов, они должны были пением заглушать крики. Часто музыку использовали для того, чтобы заглушить звуки во время массовых расстрелов советских военнопленных. Однажды, во время расстрела военнопленных, заставили петь весь лагерь. Охранники зачастую использовали радио-и акустические системы лагеря для трансляции своих деспотических приказов, нацистской пропаганды и "германской" музыки.

В Бухенвальде, особенно в первые годы существования лагеря, официально была разрешена только музыка во время пыток и пение на перекличках заключенных. Тем не менее, с первых же дней заключенные Бухенвальда тайно занимались различными видами музыкальной деятельности. По воспоминаниям бывшего заключенного Карлебаха одной из первых сформировалась группа еврейских заключенных: 

Однажды вечером мы притащились с работы - измученные, грязные, некоторые в крови, и, замерли в потрясении. На фоне голых барачных стен, за двумя сдвинутыми столами, сидели четверо наших товарищей. Они играли Моцарта. Только тот, кто пережил ужасы Бухенвальда, может понять, что произошло с нами! Музыка оказала невероятное влияние - люди, находившиеся на грани самоубийства, вновь обрели мужество и уверенность в себе.

Тем не менее, участников этой группы обнаружили и наказали за незаконное музицирование. Советские военнопленные также смогли организовать музыкальное развлечение для себя и товарищей. Отмечая некоторые праздники, они организовывали "вечера культуры" и пели народные песни. Многие политические заключенные Бухенвальда совместно исполняли песни коммунистической молодежи и рабочего движения. В памяти многих заключенных остался концерт 18 сентября 1944, посвященный памяти Эрнста Тельмана. Лидер коммунистической партии Германии был убит в Бухенвальде в августе 1944 года, а через месяц после его смерти коммунисты и политические заключенные организовали в лагере подпольный концерт с лекциями, музыкой, стихами и песнями, посвященными Тельману и делу его жизни.

Вскоре после открытия Бухенвальда, эсэсовцы организовали в лагере оркестр. В состав оркестра вошли цыгане и чешской кларнетист. Как и в других нацистских лагерях, ежедневно по утрам и вечерам, музыканты играли у ворот Бухенвальда, сопровождая выход заключенных на работу и их возвращение в бараки. Музыканты были освобождены от работы в трудовых отрядах, им была выделена комната для репетиций. Однако, зачастую музыканты не могли в ней работать, поскольку эсесовцы облюбовали это помещение для своего отдыха. Музыканты играли и во время визитов важных гостей, демонстрируя хорошее отношение начальства к заключенным. Посетители не должны были догадаться о том, что заключенных в лагере наказывают. Самым важным событием для оркестра Бухенвальда стало назначение главным дирижером Властимила Лоуды, под его руководством численность оркестра возросла, расширился репертуар, значительно улучшилось качество исполнения. Кроме главного лагерного оркестра, в Бухенвальде существовали еще несколько небольших ансамблей, в том числе джазовая группа и несколько струнных квартетов.

В поздние годы в лагере организовывали выступления варьете. Эти концерты проходили по воскресеньям, и, как правило, включали в себя шуточные, пародийные, а также вокальные и музыкальные номера. Состоялось более 25 таких концертов, и зал всегда был полон, среди зрителей были не только заключенные, но также и охранники, и руководство лагеря. В концертах принимали участие музыканты лагерных оркестров и струнных квартетов, а также другие музыканты и певцы.

Бухенвальд был освобожден американскими войсками 11 апреля 1945 года. К этому моменту, тысячи и тысячи заключенных уже были отправлены на "марши смерти". Когда последний заключенный покинул территорию Бухенвальда, лагерь был реорганизован в лагерь для перемещенных лиц. К этому времени американские войска покинули эту область и в начале июля 1945 года лагерь был расформирован и передан советским войскам. 

Внутренняя страница газеты на идиш "Бухенвальд: бюлетень бухенвальдской молодежи во Франции", первый выпуск, январь 1946 года, лагерь для перемещенных лиц. Колонка слева озаглавлена "Наша жизнь". Внизу текст "Песни Бухенвальда"(в переводе на идиш), исполнявшейся узниками Бухенвальда. [Фотография #44247]

Список литературы 

Baaske, A., 1991. Musik in Konzentrationslagern, Freiburg im Breidgau: The Projektgruppe

Kater, M.H. & Riethmüller, A. eds., Music and Nazism: Art under Tyranny, 1933-1945, Germany: Laaber.  

Cummins, P., 1992. Dachau Song: The Twentieth Century Odyssey of Herbert Zipper, New York: Peter Lang.  

Fackler, G., 2000. "Des Lagers Stimme"– Musik im KZ. Alltag und Häftlingskultur in den Konzentrationslagern 1933 bis 1936, Bremen: Temmen.  

Heister, H. & Klein, H., 1984. Musik und Musikpolitik im Faschistischen Deutschland, Frankfurt/M.: Fischer.  

Heister, H. ed., Die Ambivalenz der Moderne, Berlin: Weidler.  

Kogon, E., 1950. The Theory and Practice of Hell: The German Concentration Camps and the System Behind Them, London: Secker and Warburg.  

Kuna, M., 1993. Musik an der Grenze des Lebens: Musikerinnen und Musiker aus Böhmischen Ländern in Nationalsozialistischen Konzentrationslagern und Gefängnissen, Frankfurt/M.: Zweitausendeins.  

Langbein, H., 1994. Against All Hope: Resistance in the Nazi Concentration Camps, 1938-45, New York: Paragon House.  

Stompor, S., 2001. Judisches Musik- und Theaterleben unter dem NS-Staat, Hannover: Europaisches Zentrum fur Judische Musik.  

Silverman, J., 2002. The Undying Flame: Ballads and Songs of the Holocaust, Syracuse University Press.