Кантор Бенцион Московиц родился 3 февраля 1907 года в венгерском селе Леордина, на територии современной Румынии.  В детские годы он стал учеником иешивы (религилзного училища) в Пресбурге (ныне Братислава). Еще в юношеские годы Бенцион стал любимым солистом Вижницкого Ребе. В 1923 году, во время осенних праздников, он впервые выступил в роли кантора главной синагоги города Кошице.

Как кантор, Бенцион Московиц прилежно изучает музыку в Вене. По совету Вижницкого Ребе он также выучился ремеслу ювелира. Как и многие другие канторы первой половины XX века, Московиц выполнял и функции моэля (то есть, совершал обряд обрезания). В 1931 году он женился на Ф. Хайновиц, после свадьбы семья обосновалась в Пресбурге, где Московиц получил должность кантора. В 1938 году Московиц вместе с женой и детьми бежал от нацистов. По совету Вижницкого Ребе, Московиц искал работу в синагогах Великобритании, но временное пристанище семья нашла в Антверпене.

В один из дней 1938 года, Московиц увидел газетное объявление о вакантном месте в синагоге Амстердама и решил подать заявление на эту должность. Ему пришлось конкурировать с 79 другими претендентами. В конце концов, осталось лишь несколько кандидатов, и он в их числе. Кантор Московиц привез с собой рекомендательное письмо от известного раввина Пресбурга, правнука Хатама Софера (один из идеологов современного ортодоксального иудаизма, лидер венгерского еврейства, крупный раввин и галахист). За несколько дней до прослушивания Московиц отправился в Амстердам, чтобы порепетировать с хором. Случайно, он приобрел у Кантора Петзона в Харлеме ноты голландского Хазанута. Не дожидаясь результатов прослушивания, Бенцион Московиц вернулся в Антверпен, чтобы сесть на корабль в Англию, где ему предложили работу. На вокзале в Антверпене Московиц встретил старого друга от которого узнал, что он победил своих конкурентов и получил должность кантора в Амстердаме. В 1938 году Бенцион Московиц стал главным кантором конгрегации "Беней Феман" (ее также называют синагога Лекстраат) в Амстердаме.

В 1940 году нацисты оккупировали территорию Голландии, а в 1942 году кантор Бенцион Московиц, как и многие другие голландские евреи, попал в пересыльный лагерь Вестерборк. В 1944 году Московиц был депортирован в Бухенвальд. Во время заключения кантор Московиц пел для своих товарищей заключенных, таясь от охранников, записывал ноты случайно услышанных мелодий в чудом сохранившийся блокнот. В сентябре он провёл службу на Рош-а-Шана (еврейский Новый год) в Бухенвальде. Московиц часто пел по приказу нацистов. Именно голос, а также мастерство ювелира, помогло кантору сохранить жизнь. В 1945 году кантор Московиц стал участником марша смерти в гетто Терезинштадт.

Кантор Московиц пережил Холокост, но его легкие были повреждены в результате принудительного труда на месторождениях асбеста. По словам Московица, в этот период его голос сильно ухудшился. После возвращения в Амстердам, он заявил: "Вот, что получается, когда не слушаешь Ребе!" (он имет в виду совет Вижницкого Ребе о поиске работы за рубежом).

После войны кантор Московиц возобновил работу в синагоге Лекстраат, параллельно он работал гравером и дизайнером ювелирных изделий. Со временем он открыл свой собственный ювелирный магазин в Амстердаме. Его работа в асбестовых карьерах привела к раку легких.

Свою последнюю службу в роли кантора Бенциона Московица провел в 1968 году, на седьмой день Песаха. Позднее его врач утверждал, что, с точки зрения медицины, Московиц не должен был проводить последнее выступление. Бенцион Московиц скончался 18 сентября 1968 года, всего за несколько дней до Рош-а-Шана. Он был похоронен в Муйденберге, а позднее перезахоронен в Израиле.

Джеффри П. Лювен