Вид концентрационного лагеря Гузен после освобождения, 27 июня,1945. USHMM (83816), предоставлено Управлением Национальных Архивов и Учетных Документов.

Весной 1944 года группа из нескольких сотен итальянских заключенных лагеря Гузен работала в каменном карьере на территории Верхней Австрии. Прекрасно осознавая, что назначение на эту работу вполне может привести к смертному приговору, люди, не сговариваясь, сложили инструменты и хором запели революционную рабочую песню "Вперед, народ" (ит. Avanti Popolo) или "Красное знамя"), известную коммунистически настроенным рабочим всей Европы. Эсэсовцы, потрясенные этим актом сопротивления, немедленно окружили узников и начали стрелять в них без разбора. Многие были убиты на месте, отдельных выживших узников эсэсовцы перевели в разные филиалы лагеря для того, чтобы уничтожить чувство солидарности между ними. Этот драматический жест неповиновения был скорее исключением из правила, но он говорит как об уровне политических убеждений заключенных, так и о суровых условиях жизни в австрийском концлагере Гузен, филиале лагеря Маутхаузен. Заключенные, которых отправляли в этот лагерь, были фактически обречены на смерть в процессе непосильного труда.

Организация лагеря Гузен началась в декабре 1939 года, первые заключенные прибыли сюда весной 1940 года. Потребность в новом лагере объяснялась стремительным ростом населения Маутхаузена, кроме того, нацисты планировали построить обширный лагерный комплекс на прибыльных гранитных каменоломнях этого района. В лагерь начали прибывать тысячи польских заключенных, в основном, это были участники движения Сопротивления и представители интеллигенции. Гузен, как и его прототип  Маутхаузен, был предназначен, в первую очередь, для политических заключенных и противников нацистского режима. Население лагеря стремительно увеличивалось за счет тысяч узников разных национальностей: русских, испанцев, югославов, французов и венгров. Евреи, как это было характерно для подобных лагерей, находились в самом низу лагерной  иерархии. Им не полагалось никакой медицинской помощи, не выдавалась зимняя одежда, а иногда их лишали даже пищи и воды. Зимой 1942 года изменилась лагерная политика: больше не ставилась задача уничтожения заключенных с помощью непосильного труда, теперь требовалось максимально эффективное использование рабочей силы на благо нацистской военной машины. Благодаря этим изменениям с ноября 1942 года заключенные смогли получать посылки (с продовольствием, одеждой, предметами первой необходимости), которые спасли многие жизни.

Благодаря рабскому труду многочисленных военнопленных, политических заключенных и прочих узников, лагерь Гузен оказался весьма прибыльным. В мае 1943 года прямо на территории лагеря был построен завод для ускоренной обработки камня на месте, уже к концу года в Гузене производилась значительная часть всего немецкого гранита. Также лагерь был расширен за счет подземного авиационного завода.

Несмотря на то, что большая часть лагерных архивов была уничтожена, а из узников Гузена выжили лишь немногие, до нас все же дошла информация о музыкальной жизни заключенных. В то время как в Маутхаузене испанцы и чехи были движущей силой культурной жизни, в Гузене наибольшую активность проявляла группа хорошо образованных и политически сознательных польских заключенных. В промежутке между 1941 и 1945 годами небольшим оркестром лагеря руководил член секты свидетели Иеговы из Баварии Генрих Лютербах. Большинство музыкантов, однако, были поляками, и число их постоянно увеличивалось, поскольку в 1944 году в Гузен были депортированы многие музыканты Варшавской филармонии. Хотя лагерь располагался всего в нескольких километрах от Маутхаузена, оркестры никак не контактировали друг с другом, музыканты не могли обмениваться инструментами или партитурами. Сохранились также записи польского хора, который время от времени исполнял песни, написанные находившимися в заключении польскими композиторами Грацианом Гужинским и Любомиром Шопинским. Среди этих песен был гимн Гузена и лагерный марш.

В конце апреля 1945 года большая часть состава СС покинула лагерь, а 5 мая 1945 года американские танки вошли в Гузен и освободили его. Практически мгновенно лагерный воздух взорвался польским гимном и запестрел польскими флагами. Заключенные, которые ещё были в состоянии петь, разразились "Маршем Гузена", сочиненным Л. Шопински, а затем стали исполнять песни французского Сопротивления, а также "Марсельезу". Ещё до того, как смолкли последние звуки песни, группа польских и советских молодых заключенных набросилась на немецких и австрийских капо. За время всеобщих беспорядков на территории Гузена от рук освобожденных узников погибли несколько сотен бывших охранников, их тела были сожжены в общей могиле, а некоторых местных жителей заставили наблюдать за этим. Беспорядки продолжались несколько дней, пока американцам не удалось взять ситуацию под свой контроль.

Вид главных ворот и аппельплатца (площадки для перекличек) в концентрационном лагере Гузен, 5 мая, 1945. USHMM (11456), предоставлено Ялмар Лейк.

 

 

 

 

Список литературы

Kuna, M., 1993. Musik an der Grenze des Lebens: Musikerinnen und Musiker aus Böhmischen Ländern in Nationalsozialistischen Konzentrationslagern und Gefängnissen, Frankfurt/M.: Zweitausendeins.  

Langbein, H., 1994. Against All Hope: Resistance in the Nazi Concentration Camps, 1938-45, New York: Paragon House.  

Marsálek, H., 1987. Konzentrationslager Gusen: ein Nebenlager des KZ Mauthausen, Vienna: Österreichische Lagergemeinschaft Mauthausen.  

Stompor, S., 2001. Judisches Musik- und Theaterleben unter dem NS-Staat, Hannover: Europaisches Zentrum fur Judische Musik.  

Weinreich, R. ed., 2002. Verachtet, verfolgt, vergessen:Leiden und Widerstand der Zeugen Jehovas in der Grenzregion am Hochrhein im "Dritten Reich", Hausern: Signum Design.