Принудительные работы по закладке каменного основания плаца для перекличек в Маутхаузене. USHMM (11927), предоставлено Архивом Мемориала лагеря Маутхаузен.

Одним из самых губительных методов нацистской системы геноцида была политика "истребления через труд" (нем. Vernichtung Durch Arbeit), которая сочетала массовые убийства с укреплением экономического и военного потенциала Рейха. Для реализации этой политики были созданы бесчисленные трудовые и концентрационные лагеря, заключенные которых принудительно участвовали в создании военной техники, работали на местных фабриках и фермах, строили новые и поддерживали жизнеобеспечение существующих лагерей. Одним из самых известных трудовых лагерей был лагерный комплекс Маутхаузен и подчиненные ему лагеря.

Маутхаузен был создан вскоре после аншлюса Австрии в марте 1938 года возле каменного карьера в трех милях от городка Маутхаузен в Верхней Австрии и стал первым нацистским лагерем за пределами Германии. Первые заключенные были переведены сюда уже летом 1938 года, вскоре после начала строительства. В первый год существования Маутхаузена, большинство заключенных лагеря были уголовными преступниками и "асоциальными личностями", их перевели в новый лагерь из Дахау, чтобы заключенные своим трудом удовлетворили значительно возросшую потребность Рейха в граните. К декабрю 1939 года в лагере было около 3000 заключенных, почти все немцы по происхождению. С началом войны население лагеря резко увеличилось.

В попытке справиться с огромным притоком заключенных, были созданы десятки небольших подразделений вокруг основного лагеря. Кроме многочисленных военнопленных Испанской республиканской армии, которые бежали во Францию и были арестованы после установления режима Виши, и переведенных в Маутхаузен заключенных из других немецких лагерей, сюда прибывало все больше чехов, югославов, греков, французских военнопленных, а также членов польского сопротивления. В отдельном блоке лагеря содержались советские военнопленные, они стали прибывать в лагерь, после того как Германия напала на Советский Союз и утратил силу пакт Молотова-Риббентропа. В первые годы существования в Маутхаузене содержалось сравнительно мало еврейских заключенных. Число этих заключенных начало расти после того, как весной 1944 года началась эвакуация концлагерей с востока. На момент освобождения Маутхаузена  американскими войсками 5 мая 1945 года примерно 200 000 заключенных поступили в этот лагерь. Здесь погибли 119 тысяч человек, из них около 38 тысяч – евреев.

Принимая во внимание условия существования заключенных Маутхаузена, удивляет существовавший в лагере особый музыкальный мир. В первые годы существования лагеря угнетающую атмосферу Маутхаузена усиливал официальный запрет на разговоры между заключенными, не говоря уже об исполнении музыки. В это время публичное музицирование практически исчерпывалось различными формами "музыкальных" пыток: например, один бывший узник вспоминал, как во время избиения эсэсовцы заставили его петь "О, голова в крови и ранах". Как и во многих других нацистских лагерях, заключенных, которые пытались бежать из лагеря, зачастую вели к месту казни под музыку оркестра – как правило, аккордеонисты и скрипачи наигрывали беззаботную мелодию "Все маленькие птички уже здесь". Кроме того, комендант лагеря заставлял выступать нескольких заключенных-цыган во время визитов важных гостей.

В тот период Второй Мировой Войны, когда Германия одерживала победу за победой, условия содержания в лагере немного улучшились: заключенным разрешили несколько лишних часов сна, разговоры друг с другом и пение. Наконец, заключенным позволили обратиться к родным с просьбой прислать из дома их  музыкальные инструменты. В 1942 году несколько цыган создали группу для выступлений перед другими заключенными. Однако, комендант лагеря решил, что Маутхаузену нужен "настоящий оркестр", и заменил эту группу польскими и чешскими музыкантами с классическим музыкальным образованием. Первоначальный приказ о создании оркестра получил один из капо летом 1942 года; он назначил одного из чешских заключенных руководить оркестром из семи музыкантов. Все они работали в строительной бригаде. Состав оркестра быстро увеличивался. К 1943 году в оркестре было тридцать музыкантов, год спустя – более шестидесяти. Музыкантам часто поручали "привилегированную" работу по дезинфекции, это позволяло им доставать одежду и прочие товары для самых нуждающихся заключенных. Выступления на днях рождения и частных праздниках помогали членам оркестра получать дополнительное питание и другие привилегии. На концертах, которые посещали исключительно персонал и лагерный "актив", оркестр исполнял произведения Бетховена, Шуберта, Сметаны, Брукнера, а также других популярных классических композиторов.

В начале 1944 года профессионализм членов оркестра резко возрос благодаря прибывшим в лагерь 20 музыкантов Варшавской Филармонии – теперь музыканты могли исполнять  весь диапазон оркестровых произведений. Хотя официально лагерный оркестр был расформирован весной 1944, визит Гимлера в январе 1945 года сопровождался выступлением этого музыкального коллектива. Кроме главного оркестра, в Маутхаузене был создан отдельный духовой оркестр, эти музыканты должны были играть у лагерных ворот по утрам, когда заключенные отправлялись на работу, и по вечерам, когда они возвращались в лагерь.

Концерты  официального лагерного оркестра были недоступным удовольствием для заключенных, но в Маутхаузене существовали  и небольшие музыкальные группы, они давали небольшие концерты или ходили с выступлениями по баракам. Начиная с 1943 года, группа заключенных "левых" политических взглядов организовывала песенные и поэтические культурные  вечера. В том же году был организован чешский хор из 25 певцов. Песни чешского сопротивления часто звучали в лагерных бараках, а иногда спонтанно исполнялись на главной площади лагеря. Время от времени чешские музыканты навещали больных узников, а иногда играли на днях рождениях заключенных. Летом 1944 года группа интернациональных музыкантов организовала маленький джаз-бенд, а члены расформированного главного оркестра – струнный квартет. Кроме того, узники Маутхаузена создали несколько оригинальных песен, как правило, описывающих условия повседневной жизни заключенных.

Когда американцы вошли в лагерь 5 мая 1945 года, уцелевшие пленники были еле живы от голода; многие умерли от болезней и недоедания в течение первых недель после освобождения Маутхаузена. Несмотря на такое тяжелое состояние, день освобождения Маутхаузена был отмечен настоящим музыкальным фейерверком: с 5 по 15 мая на территории  лагеря ежедневно проходило по несколько концертов. Среди прочего было исполнено попурри из национальных гимнов стран, чьи представители были заключенными  концлагеря Маутхаузен. В последний вечер спешно сформированный оркестр исполнил отрывок из "Героической" симфонии Бетховена в память о погибших узниках лагеря.

И в послевоенные годы Маутхаузен продолжает вдохновлять творческую активность артистов. Одно из самых известных сочинений – "Трилогия Маутхаузена" греческого композитора Микиса Теодоракиса, основанная на стихах бывшего еврейского узника Яковоса Камбанелиса. Это произведение приобрело большую популярность в Израиле. Оно часто звучит во время вооруженных конфликтов в поддержку мира и международного сотрудничества.

Вид на главные ворота концентрационного лагеря Маутхаузен, июль 1945. USHMM (74451), предоставлено полковником П. Робертом Сейбелем.

Список литературы

Baaske, A., 1991. Musik in Konzentrationslagern, Freiburg im Breidgau: The Projektgruppe.

Kuna, M., 1993. Musik an der Grenze des Lebens: Musikerinnen und Musiker aus Böhmischen Ländern in Nationalsozialistischen Konzentrationslagern und Gefängnissen, Frankfurt/M.: Zweitausendeins.  

Langbein, H., 1994. Against All Hope: Resistance in the Nazi Concentration Camps, 1938-45, New York: Paragon House.  

Silverman, J., 2002. The Undying Flame: Ballads and Songs of the Holocaust, Syracuse University Press.  

Stompor, S., 2001. Judisches Musik- und Theaterleben unter dem NS-Staat, Hannover: Europaisches Zentrum fur Judische Musik.  

Weinreich, R. ed., 2002. Verachtet, verfolgt, vergessen:Leiden und Widerstand der Zeugen Jehovas in der Grenzregion am Hochrhein im "Dritten Reich", Hausern: Signum Design.