Вид концентрационного лагеря Нойенгамме. Слева - лагерный кирпичный завод. USHMM (06024), предоставлено мемориальным комплексом лагеря Нойенгамме.

К концу апреля 1945 года союзные войска приблизились к концентрационному лагерю Нойенгамме. К этому моменту поражение Германии было предопределено, и СС бросило все свои силы на уничтожение лагерных архивов, а также эвакуацию или уничтожение всех выживших заключенных. Поставки в лагерь были практически прекращены. На территории свирепствовал тиф, постоянную угрозу представляли авиационные налеты союзников. В эти последние недели служба СС настаивала на сохранении лагерного оркестра. Музыканты оркестра были одними из последних заключенных, покинувших лагерь. Наконец, 29 и 30 апреля музыкантов подготовили к отправке – и до самого последнего момента оркестр, выполняя приказ, играл для нацистских охранников. Музыкантов собрали и под вооруженной охраной пешком погнали в близлежащий Гамбург, а музыкальные инструменты аккуратно везли следом на катафалке. Когда процессия прибыла на центральный железнодорожный вокзал Гамбурга, музыкантов вновь заставили играть. И, тем не менее, они смогли избежать судьбы тысяч других заключенных лагеря Нойенгамме и его подразделений.

Нойенгамме, созданный в декабре 1938 года как филиал лагеря Заксенхаузен, располагался на территории заброшенного кирпичного завода неподалеку от Гамбурга. Заключенные работали над расширением расположенного поблизости канала и обеспечивали фабрики и заводы СС в Северной Германии кирпичом, камнем и строительными материалами. С момента основания жизнь заключенных лагеря сопровождалась тяжелым физическим трудом. Несмотря на высокий уровень смертности заключенных от болезней, жестокости эсэсовцев, медицинских экспериментов, тяжелого труда и полуголодного существования, население Нойенгамме быстро увеличивалось, а сам лагерь расширялся за счет присоединения десятков меньших филиалов. В 1940 году Нойенгамме был объявлен отдельным концентрационным лагерем.

Оркестр Нойенгамме возник не по инициативе заключенных, а по требованию коменданта лагеря, который находился под впечатлением от лагерного оркестра, увиденного во время поездки в Освенцим. Служба СС снабдила музыкантов нотами и инструментами.

Оркестр, в котором было 25 музыкантов из Франции, Италии, Дании, Польши, Бельгии, Чехословакии и Германии, выступал в Нойенгамме с 1940 года до последних дней существования лагеря. Обязанности музыкантов были многочисленны и разнообразны. Как и большинство других лагерных оркестров, музыканты Нойенгамме каждое утро и вечер исполняли у главных ворот лагеря маршевую музыку для рабочих отрядов, выходивших на принудительные работы и возвращавшихся в лагерь.

Также музыканты были вынуждены играть во время публичных наказаний и казней. Один из бывших заключенных лагеря вспоминал, что оркестр играл походную песню "Старые товарищи" (Alte Kameraden), в то время как другие заключенные переносили в крематорий тела умерших минувшей ночью узников. В дополнение к этим ежедневным обязанностям, от оркестрантов часто требовали играть на днях рождения и вечеринках эсэсовцев, устраивали они и концерты исключительно для развлечения эсэсовцев и лагерной элиты. Однако, у рядовых заключенных тоже была возможность услышать "настоящую" музыку в исполнении оркестра. По воскресеньям (это был единственный официальный выходной в лагере) устраивались концерты, на которых могли присутствовать все заключенные. В основном, программу этих концертов составляла музыка из оперетт и салонная музыка. Установлено, что по меньшей мере один раз, на Рождество 1941 года, оркестр выступал перед заключенными в лагерном лазарете. В промежутке между 1942 и 1944 годами в Нойенгамме был создан еще один оркестр, гораздо большего размера, чем первый. Один из бывших заключенных лагеря вспоминал, что музыканты носили особые синие и белые костюмы. В составе оркестра было от 60 до 80 музыкантов - французов, поляков, русских, немцев, датчан, голландцев и чехов. Сохранились сведения о том, что двумя оркестрами Нойенгамме  руководили несколько дирижеров, в том числе  и чешский музыкант Эмиль Ф. Буриан.

Кроме оркестровых выступлений, в лагере проходили и другие музыкальные события. Одним из самых запоминающихся был песенный конкурс, организованный СС в 1942 году. В это время в лагере свирепствовала эпидемия тифа, унесшая сотни жизней. Заключенным было запрещено покидать свои бараки и ходить на работу, так что у них было больше свободного времени. В конкурсе участвовало по меньшей мере 30 песен, победу присудили "Песне лагеря Нойенгамме" (нем. Neuengammer Lagerlied или Konzentrationäre) - вероятно, ее написал Ганс Альф Дортманн на мелодию известной солдатской песни. Эта оптимистичная песня была популярна как среди заключенных, так и охранников, и ее исполнение вскоре стало обязательным во время вечерних перекличек.

В бараках Нойенгамме проходили и многочисленные спонтанные, неофициальные музыкальные мероприятия. Бывший узник вспоминал об условиях, благодаря которым стало возможным неофициальное сочинение и исполнение музыки:

Культурные мероприятия, в общепринятом смысле этого слова, были невозможны в подразделениях, занятых на более тяжелых работах... пожалуй, только в подразделениях, которые работали на станции, на чистке картофеля и обслуживании кафетерия, творческая энергия могла окрепнуть, и время от времени один из заключенных разучивал эстрадные номера или тексты песен, чтобы исполнить их в спальном бараке перед отбоем и сорвать бурные аплодисменты.

Многие заключенные сочиняли песни для себя и своих товарищей по бараку. Некоторые из них были политическими. Например, Йозеф Бимюллер написал новые слова  в честь немецкого борца за свободу Эрнста Тельмана на музыку одной боевой песни. периодически некоторые  музыканты устраивали концерты по вечерам или в выходные дни. Хайнца Дормера, одаренного музыканта-любителя, который попал в лагерь в октябре 1940 года, часто просили выступить в разных блоках по всей территории лагере. Он декламировал или пел баллады, стихи и куплеты, иногда ему аккомпонировали члены оркестра.

В Нойенгамме существовал и музыкальный театр, который неофициально поддерживали по меньшей мере несколько охранников. Например, чешские заключенные во главе с Бурианом были известны своими исполнительскими и сочинительскими талантами. Их ревю (обычно это была череда шуток, коротких сценок, песен и танцевальных номеров, отражающих лагерную жизнь) были популярны как среди заключенных, так и среди охранников. Деятельность подобных неофициальных групп стала возможной только в последний год существования Нойенгамме, когда заключенные стали работать на военных заводах, и с ними стали чуть лучше обращаться.

К концу 1944 года ревю и прочие выступления прекратились, поскольку участились воздушные налеты авиации союзников, а СС усилило свои попытки расправиться с политическим сопротивлением в лагере. К тому же, постоянно возраставший приток новых заключенных из других лагерей, сделал условия лагерной жизни невыносимыми. Лагерь был освобожден английскими властями 4 мая 1945 года.

Заключенные на принудительных работах в концентрационном лагере Нойенгамме. USHMM (06031), предоставлено мемориальным комплексом лагеря Нойенгамме.

Список литературы

Baaske, A., 1991. Musik in Konzentrationslagern, Freiburg im Breidgau: The Projektgruppe.

Fackler, G., 2000. "Des Lagers Stimme"– Musik im KZ. Alltag und Häftlingskultur in den Konzentrationslagern 1933 bis 1936, Bremen: Temmen.  

Kuna, M., 1993. Musik an der Grenze des Lebens: Musikerinnen und Musiker aus Böhmischen Ländern in Nationalsozialistischen Konzentrationslagern und Gefängnissen, Frankfurt/M.: Zweitausendeins.  

Peterson, P. ed., Zündende Lieder - Verbrannte Musik: Folgen des Nazifaschismus für Hamburger Musiker und Musikerinnen, Hamburg: VSA-Verlag.  

Stompor, S., 2001. Judisches Musik- und Theaterleben unter dem NS-Staat, Hannover: Europaisches Zentrum fur Judische Musik.  

Weinreich, R. ed., 2002. Verachtet, verfolgt, vergessen:Leiden und Widerstand der Zeugen Jehovas in der Grenzregion am Hochrhein im "Dritten Reich", Hausern: Signum Design.