Пожалуй, ни один из бывших музыкантов нацистских лагерных оркестров не вызывал таких споров как певица Фаня Фенелон, бывшая солистка женского оркестра концлагеря Биркенау. Но темой дебатов вокруг имени французской певицы-еврейки стали не события военных лет, а опубликованные в 1977 году мемуары и фильм с участием Ванессы Редгрейв, снятый на основе этих воспоминаний. Эти мемуары возмутили многих бывших музыкантов женского лагерного оркестра, особенно образ дирижера Альмы Розе, который создала Фенелон. Также отмечали, что Фенелон приукрасила собственную роль в происходившем в Биркенау, слишком резко описала других музыкантов оркестра и исказила ход событий. После публикации книги воспоминаний Фенелон некоторые музыканты женского лагерного оркестра, например, виолончелистка Aнита Ласкер-Вальфиш, опубликовали собственные воспоминания, также вышла новая биография Альмы Розе. Сегодня установлено, что Фенелон опубликовала частично вымышленные воспоминания, в них есть несколько неточных исторических дат и фактов, к тому же оппоненты певицы поставили под сомнение многие из ее утверждений. Однако, несмотря на эти разногласия, мемуары Фенелон остаются одним из самых ярких документальных свидетельств, созданных одним из многочисленных музыкантов нацистских лагерей.

Фаня Фенелон родилась 2 сентября 1922 года (год не подтвержден) в Париже. настоящее имя певицы – Фанни Гольдштейн. Ее отец, инженер, был евреем, а мать – католичкой-француженкой. Она училась в Парижской консерватории по классу фортепьяно и вокала. В 30-х годах она взяла сценический псевдоним Фаня Фенелон и начала выступать с песнями собственного сочинения. После того, как Франция была оккупированна немцами, Фенелон стала зарабатывать на жизнь, выступая в ночных клубах перед немецкими солдатами. После войны она вспоминала это время со смешанным чувством: Фенелон испытывала вину за то, что развлекала врагов, и в то же время, во время выступлений она могла собирать у пьяных офицеров важную информацию и этим помогать участникам Сопротивления. К 1940 году умер отец Фани, она также потеряла из виду двух своих братьев: один эмигрировал в Соединенные Штаты, а другой ушел в подполье как участник Сопротивления. В 1943 году Фаня Фенелон была арестована за национальную принадлежность и помощь участникам французского Сопротивления. После девятимесячного заключения в лагере Дранси, 20 января 1944 года Фаню Фенелон отправили в концлагерь Биркенау в фургоне для для перевозки скота. 

Вскоре после прибытия в Биркенау, в лагерный барак вошел капо и начал громко выспрашивать, есть ли среди заключенных артисты или музыканты. Несмотря на физическую слабость, Фаня добровольно вышла вперед. Ее отвели в теплую комнату, где Альма Розе проводила отбор музыкантов в свой оркестр. Фенелон исполнила отрывок из "Мадам Баттерфляй" Джакомо Пуччини. После прослушивания ее перевели специальный музыкальный барак, где все члены женского лагерного оркестра (и евреи, и неевреи) жили вместе. По словам Фенелон, между еврейскими заключенными и антисемитски настроенными польками существовали напряженные отношения. В музыкальном бараке жизнь Фани Фенелон, также, как и всех других оркестранток, подчинялась строгим распорядкам Биркенау. Фенелон была одной из двух певиц оркестра, иногда она делала аранжировки музыкальных произведений, а одно время заменяла заболевшую исполнительницу и играла на ударных инструментах.

Как и другие члены женского оркестра Биркенау, Фаня Фенелон пользовалась отдельными "привилегиями", недоступными для рядовых заключенных. В музыкальном бараке был собственный туалет, обогреватель и комната для репетиций. Руководитель оркестра Альме Розе также добилась для своих оркестранток дополнительных продуктовых пайков, освобождения от тяжелых работ и лучшей одежды. Но эти преимущества имели и отрицательную сторону. "Привилегии" отделяли музыкантов от других заключенных, вызывали ревность и недоверие. Заключенные воспринимали музыкантов как "декоративных собачек" СС, а сами оркестрантки страдали от того, что их искусством пользовались для собственного развлечения и утехи нацистские мучители.

Фенелон вспоминала, что от общения с нацистскими офицерами ее часто брала оторопь. Особенно ее пугали разговоры с комендантом лагеря Йозефом Крамером и начальницей женского подлагеря Марией Мандель, которые были любителями музыки, и при этом беспощадными убийцами.
Например, Крамер

плакал, когда мы играли "Траумерей" Шуберта. Крамер отправил в газовую камеру 24 000 человек. Когда он уставал от своей работы, он приходил к нам, чтобы послушать музыку.

Основная работа женского оркестра заключалась в музицировании у лагерных ворот – они музыкой провожали на работу и встречали возвращающихся в лагерь заключенных Биркенау. Кроме того, оркестр должен был устраивать регулярные воскресные концерты для охранников-эсэсовцев  и выступать перед нацистскими офицерами, которые в любой момент могли заставить музыкантов играть. Сама Фенелон была обязана давать сольные вокальные выступления. Не только лагерный персонал, но и заключенные Биркенау "наслаждались" выступлениями лагерного оркестра. Каждое утро и вечер для заключенных исполняняли ненавистные немецкие марши, кроме того, часто лагерное руководство "приглашало" группы женщин-заключенных на воскресные концерты. Фенелон вспоминала и особенно шумные вечеринки в лагерном борделе, которым заведовали заключенные высокого статуса, так называемые "хохлатки" (prominents).

Безусловно, для всех музыкантов:

никогда прежде мы не играли так много и так часто. До трех концертов мы давали каждое воскресенье. В течение дня, а также и ночью, эсэсовцы приходили в наш блок и требовали свою порцию музыки. Музыка снова, и снова, и снова... Музыка в Биркенау была и самым лучшим, и самым страшным для нас. Лучшим – потому что музицирование полностью поглащало наше время и, как наркотик, позволяло на какое-то время забыться, погрузиться в оцепенение и опустошение. Страшным – потому что нашей публикой были и убийцы, и их жертвы. А мы – мы сами становились орудием в руках убийц?

В конце 1944 года Фаня Фенелон вместе с другими членами оркестра были переведена к концлагерь Берген-Бельзен. В лагере царил хаос и полная дизорганизация, отсутстовало продовольствие и хоть какое-то подобие жилья для заключенных. Крамер был также переведен в Берген-Бельзен. Он заставил нескольких оркестранток выстуить с рождественским концертом перед своей семьей. В этих жутких условиях в лагере начался тиф, ослабевшая Фенелон стала жертвой эпидемии. Она была едва жива, когда в апреле 1945 года лагерь, наконец, освободили англичане. Тем не менее, Фаня Фенелон исполнила "Боже, храни королеву" и коммунистической гимн "Интернационал", и ее выступление транслировалось по Би-Би-Си. 

После войны Фаня Фенелон много гастролировала с концертами, а в 60-х  годах осела в Германской Демократической Республике. Она стала успешной певицей и педагогом по вокалу. Известность Фане Фенелон принесла публикация в 1977 году мемуаров о лагерной жизни, а также фильм, который основывался на воспоминаниях лагерной певицы. Оба произведения вызвали споры и дискуссии. Фенелон умерла в декабре 1983 года в Париже.

Список литературы

Baaske, A., 1991. Musik in Konzentrationslagern, Freiburg im Breidgau: The Projektgruppe.

Fackler, G., 2000. "Des Lagers Stimme"– Musik im KZ. Alltag und Häftlingskultur in den Konzentrationslagern 1933 bis 1936, Bremen: Temmen.  

Fénelon, F., 1979. The Musicians of Auschwitz, London: Sphere.  

John, E., 1991. Musik und Konzentrationslager: Eine Annäherung. Archiv für Musikwissenschaft, 48, 1-36.  

Kuna, M., 1993. Musik an der Grenze des Lebens: Musikerinnen und Musiker aus Böhmischen Ländern in Nationalsozialistischen Konzentrationslagern und Gefängnissen, Frankfurt/M.: Zweitausendeins. 

Lau, E. & Pampuch, S. eds., 1994. Draußen steht eine bange Nacht: Lieder und Gedichte aus deutschen Konzentrationslagern., Frankfurt/ M: Fischer.

Newman, R. & Kirtley, K., 2000. Alma Rosé: Vienna to Auschwitz, London: Amadeus Press.