Когда в женский лагерь Биркенау весной 1943 года пришел приказ о создании женского оркестра, Зофия Чайковская решила предложить свою помощь. Учительница музыки из Польши, она была доставлена 27 апреля 1942 года в  концлагерь Освенцим на поезде из родного города Тарнова. Первый год в лагере тянулся для нее мучительно: приговоренная к самым изнурительным работам, Зофия Чайковская быстро ослабла и физически, и психически. Несмотря на недостаток знаний в области дирижерского искусства, она смогла организовать и успешно руководила женским оркестром Биркенау – единственным официальным женским ансамблем, который был создан нацистами в их обширной системе лагерей, гетто и тюрем.

Зофия Чайковская не только обладала необходимым музыкальным образованием: ходили слухи о ее родстве с русским композитором Петром Чайковским. В любом случае, она получила должность руководителя оркестра. Новая работа по-прежнему изнуряла Зофию, но и давала определенные преимущества. Чайковская попала в ситуацию, в которой ей предстояло создать оркестр из ничего. Зофия немедленно внесла в список оркестранток двух женщин, которые попали в лагерь одновременно с ней. В первые недели в распоряжении оркестра была только гитара, мандолина и перкуссия. Немного инструментов и музыкальных партитур были переданы из мужского оркестра концлагеря Освенцим. Первое время члены женского оркестра были приписаны к разным баракам и рабочим командам, расписание у всех разнилось и собраться вместе для нормальной репетиции удавалось редко.

Лагерные служащие отправляли к дирижеру новых заключенных, которые обладали музыкальным образованием или могли играть на инструментах. До тех пор, пока в мае 1943 года еврейским заключенным не разрешили участвовать в репетициях, состав оркестра был весьма ограничен. Исполнители были из разных стран – Греции, Польши, Германии, Украины и Бельгии. К этому времени у них уже было достаточно музыкальных инструментов, но репертуар исполнительниц был довольно ограничен: в основном из-за скудности доступных нотных партитур, умений дирижера и предпочтений эсесовцев. Оркестр играл по большей части немецкие марши, а также польскую народную музыку и военные песни, которые Чайковская помнила наизусть.

В июне 1943 года оркестр начал исполнять музыку у лагерных ворот – они каждое утро и вечер встречали и провожали женские рабочие бригады. Чтобы подготовиться к выступлению, музыканты приходили к лагерным воротам на рассвете, а уходили поздно вечером. Их не освобождали от обычной работы, а музыкальная повинность у лагерных ворот выполнялась даже в дождь или в плохую погоду. Поскольку репертуар оркестра был ограничен, музыканты снова и снова играли свои песни, пока заключенные шли мимо. Иногда им приходилось играть по несколько часов подряд. Оркестр играл и для больных в лагерном лазарете, и во время прибытия новых транспортов с заключенными, и во время селекции.

Чайковская, конечно же, отдавала себя оркестру полностью. Время от времени она пыталась спасти жизни заключенных и принимала их в коллектив оркестра, даже если у них не было достаточных музыкальных способностей. Она делала все возможное для того, чтобы изменить положение музыкантов. Чайковская добилась, чтобы всех музыкантов приписали к блоку №4, музыкантам разрешили более легкий физический труд. Но, несмотря на это, позиция Зофии ослабла с появлением знаменитой скрипачки и дирижера Альмы Розе, которая сменила Чайковскую на посту руководителя оркестра в августе 1943 года. К этому моменту Зофия Чайковская была назначена старшей по блоку, и она помогала Розе общаться с польскими музыкантами оркестра, поскольку та не знала языка. Конечно, при Зофии оркестр не добился того уровня музыкального мастерства, как при Розе. Но все же, после ее ухода с поста дирижера, некоторые исполнительницы вспоминали Зофию Чайковскую как целеустремленного человека, который делал все возможное для создания музыкального коллектива в практически невозможных для этого условиях.

Список литературы

Knapp, G. (1996). Das Frauenorchester in Auschwitz. Hamburg, von Bockel.

Lasker-Wallfisch, A. (1996). Inherit the Truth 1939-1945. London, Giles de la Mare.

Newman, R. and K. Kirtley (2000). Alma Rosé: Vienna to Auschwitz. London, Amadeus Press.