Немногие музыканты столь страстно убеждены в политической значимости музыки, как был убежден в этом Мартин Розенберг.  Музыкант, родившийся в 1890 году в Царстве Польском, успешно работал над организацией рабочих хоровых коллективов. Его карьера оборвалась в одно мгновение: он был депортирован в концлагерь Заксенхаузен и погиб в Освенциме.

Политические взгляды Розенберга всегда были откровенно левого толка. В 1905 году, в возрасте 15 лет, он принимал участие в столкновениях и забастовках в Варшаве. Розенберг был активным сторонником Ноябрьской револьции в Германии. Однако, профессиональные интересы Розенберга распространялись, в первую очередь, на реформирование системы музыкального образования, он считал, что использование музыки в среде рабочих поможет в деле политического просвещения и расширения прав рабочих.

По давней традиции немецкие социалисты были тесно связаны с хоровой музыкой. С конца XIX века рабочее движение Германии поощряло и развивало пролетарские певческие объединения, не сомневаясь в том, что хоровая музыка поможет сплотить людей, вдохновит и повысит уровень образованности, как исполнителей, так и слушателей. Под псевдонимом Розбери д’Аргуто Мартин Розенберг продолжил эту традицию. Молодой, недавно перебравшийся в Веймарский Берлин Розенберг принимал активное участие в реформировании музыкального образования, уделяя особое внимание развитию молодого певческого голоса. Он основал альтернативную певческую школу, где применял на практике собственные теории о музыкальном воспитании общества. Созданный Розенбергом хор, в котором пели дети из рабочих семей, имел огромный успех. В 20-30-х годах Розенберг получил одобрение критиков за свое руководство большим смешанным хором рабочих. В "Музыкальном обществе Розбери д’Аргуто" (нем. Gesangsgemeinschaft Rosebery D’Arguto) состояло почти 400 человек, это был весьма успешный певческий коллектив, который регулярно выступал на демонстрациях и митингах (особенно в поддержку германской компартии и пролетарских организаций). Музыкальные и образовательные реформы д’Аргуто превозносили в широкой прессе, а его политические взгляды – в изданиях левого толка.

Однако, с приходом Гитлера к власти в 1933 году, хоровая деятельность д’Аргуто была запрещена. В 1934 году он вернулся в Польшу, где и оставался до 1939 года. В сентябре 1939 года, во время короткого частного визита в Германию, Розенберг был арестован Гестапо. 13 сентября 1939 года его отправили в Заксенхаузен. В лагере он занялся организацией еврейского хора. Певческий коллектив из 20-30 исполнителей был создан в апреле 1940 года. Д’Аргуто упорно работал со своими певцами, в хоровом пении он видел реальную возможность противостояния нацистскому режиму. В главном лагере политзаключенные нееврейского происхождения помогали Д’Аргуто искать площадки для репетиций и сохранять тайну хора (так как эта деятельность была незаконной, репетиции и выступления хора нужно было тщательно охранять, чтобы они не попадали в поле зрения охраны). 

По словам солагерника Розенберга Aлександра Кулисевича, в конце 1942 года до Мартина Розенберга и музыкантов созданного им лагерного хора дошла весть о скорой отправке еврейских заключенных в Биркенау или Maйданек.  В ответ на это страшное известие Розенберг написал "Еврейскую песню смерти" (нем. Jüdischer Todessang) на основе известной народной мелодии идишской песни "Десять братьев" (ид. трансл. Tsen Brider). Благодаря Розенбергу старая народная песня превратилась в тягостную летопись гибели,  историю десяти братьев-евреев, убитых в газовой камере. Вскоре после этого, в октябре 1942 года, Мартин Розенберг и члены его хора были отправлены в Освенцим.

После войны Кулисевич посвятил свою жизнь и музыкальное творчество распространению информации о нацистских преступлениях. Одно из самых успешных и трогательных произведений его репертуара – "Еврейская песня смерти". К сожалению, имя самого Розенберга остается в забвении, хотя в ГДР на протяжении некоторого времени существовал интерес к его музыкальной и политической карьере.

Список литературы

Andert, P., 1987. Rosebery d'Arguto: Versuche zur Erneuerung des proletarischen Chorgesangs. In K. Kändler, H. Karolewski, & I. Siebert, eds. Berliner Begegnungen: Ausländische Künstler in Berlin 1918 bis 1933. Berlin: Dietz, pp. 340-5.  

Fackler, G., 2000. "Des Lagers Stimme"– Musik im KZ. Alltag und Häftlingskultur in den Konzentrationslagern 1933 bis 1936, Bremen: Temmen.  

Gilbert, S., 2005. Music in the Holocaust: Confronting Life in the Nazi Ghettos and Camps, Oxford: Oxford University Press.  

Kalisch, S. & Meister, B., 1985. Yes, We Sang! Songs of the Ghettos and Concentration Camps, New York: Harper and Row.