Крупным планом: цыганская пара сидит под открытым небом в лагере Белжец. Июль 1940. USHMM, любезно предоставлено Jerzy Ficowski.

В течение многих недель и даже месяцев после окончания немецкой оккупации, бывшие заключенные, чудом сохранившие жизнь в сотнях концентрационных лагерей в разных уголках Европы, возвращались в свои оставленные дома, чтобы воссоединиться с родными и друзьями. Но, к сожалению, в этой истории были и исключения. Одно из них широко известно: около двух третей европейских евреев были уничтожены в период Холокоста. И лишь у единиц из оставшихся в живых сохранились семьи или что-то другое, что могло бы помочь им строить жизнь заново на старом месте. О втором исключении знают немногие: еще одна многочисленная группа, ставшая жертвой нацистского геноцида, сохранила свое плачевное положение и после освобождения. Это этнические группы цыган рома и синти. Один из бывших немецких заключенных вспоминал о грузовике с цыганами, который он увидел лагере для перемещенных лиц Фельдафинг. Этот человек, сам потерявший многочисленных родных и друзей переживал, что: 

эта небольшая кучка цыган была единственной, которую я увидел с момента освобождения. Печальный, в немецких костюмах с чужого плеча и своих традиционных черных шляпах… этот жалкий караван предстал передо мной символом трагедии, постигшей когда-то вольнолюбивый, дикий и колоритный народ.  Безжалостное истребление нацистами цыган можно сравнить только с геноцидом евреев. Это неоспоримо - никогда уже Европа не увидит красочных цыганских караванов, не услышит их зажигательной музыки и удивительных историй.

История цыган уходит корнями в Индию XIII-XIV вв. Большие и маленькие цыганские племена, говорившие на разных диалектах, с различными жизненными укладами, художественными традициями и уровнем интеграции в основную культуру, спустя некоторое время они переселились на территорию Центральной и Восточной Европы, где большинство из них сохранили кочевой образ жизни. Неизвестно точное число цыган, ставших жертвами нацизма, некоторые называют цифру 250 000, это примерно четверть довоенного (цыганского) населения Европы. После войны немногочисленные выжившие цыгане должны были восстанавливать свою разрушенную жизнь. Но и в послевоенном обществе цыгане вновь столкнулись с расизмом и предрассудками, многие из которых продолжают существовать и по сей день. Сегодня мы уже многое знаем о страданиях евреев во время Холокоста, растет внимание и к другим жертвам нацизма: гомосексуалистам, свидетелям Иеговы, инвалидам, но история европейских цыган во многом остается недоизученной и недокументированной.

К 1933 году, когда нацисты пришли к власти, в Германии и многих других европейских странах уже были широко распространены гонения на цыган. В гитлеровской Германии эти спонтанные и единичные случаи агрессии приобрели организованный и консолидированный характер. Были приняты законы, которые ограничивали права цыган, все чаще происходили нападения на цыганские общины. Цыгане, как впрочем и евреи, были объявлены основной угрозой чистоте арийской расы. Им не просто запретили вступать в брак с немцами, в Германии с невероятной скоростью проводилась стерилизация цыган. С началом войны число цыган, ставших жертвами нацизма, резко возросло. Тысячи были расстреляны в соответстсвии со специальными приказами СС, тысячи погибли в нацистских концлагерях.


Информация о цыганской музыкальной жизни периода Холокоста практически не сохранилась. Это кажется невероятным, ведь многие общины европейских цыган славились музыкальными талантами; многие цыганские семьи зарабатывали на жизнь, выступая с профессиональными развлекательными программами. Люди, выжившие в нацистских лагерях и гетто, часто вспоминали цыганских музыкантов и певцов, но эти воспоминания довольно расплывчаты и не содержат конкретных деталей. Нацистские документы, касающиеся геноцида цыган, уничтожены или неполны, но даже к ним до недавнего времени историки не проявляли особого интереса.

Из разных источников мы получаем обрывочную информацию о цыганской музыке периода Холокоста: это документы о деятельности концлагерей и воспоминания выживших узников (в большинстве случаев, они не имели отношения к цыганам). До нас дошли сведения, что в состав первого лагерного оркестра Бухенвальда, который был собран в 1938 году по приказу коменданта Редля, входили, в основном, цыганские музыканты. Бывший заключенный Евгений Когон вспоминал этих музыкантов, которые играли не только по приказу эсэсовцев, но и по ночам в бараках, для своих семей и товарищей.  Когон вспоминал, как однажды ночью он шел по лагерю, и

внезапный порыв ветра донес из дальнего барака звуки цыганской скрипки, как будто зазвучала мелодия счастливых прежних времен: песни венгерских степей, мелодии Вены и Будапешта, песни из дома...

Музыкальная группа, созданная в 1942 году в лагере Маутхаузен также была собрана из заключенных-цыган. И в одном, и в другом лагере цыганских музыкантов вскоре заменили другими, имевшими классическое музыкальное образование заключенными.

Несколько тысяч цыган были депортированы из Австрии во второе по величине польское гетто в городе Лодзь. Узников разместили в тюремных бараках, где они столкнулись с тяжелыми бытовыми условиями и непрекращающимися болезнями. В своей "Цыганской песне" еврейский музыкант Давид Бейгельман рассказал о прежитом. Песня заканчивается словами: "цыгане страдают / как никто другой / скоро мы будем мертвы / нам не хватает даже хлеба". Узники, которым удалось выжить в Лодзинском гетто, были переведены в Освенцим.

Рут Элиас, заключенная небольшого концлагеря Тауха, получила приказ от командира СС в десятидневный срок создать в лагере кабаре. Под страхом смерти, она отчаянно пыталась собрать труппу и подготовить шоу-программу. Рут была поражена талантливыми цыганскими певицами, которых она нашла среди заключенных. Рут объясняла успех и популярность программы женской сплоченностью и талантом исполнителей: "Цыганки были просто великолепны. И наибольшее удовольствие нам доставили аплодисменты эсэсовцев".  

Наиболее тесно связана с цыганами история лагеря Биркенау: здесь был создан единственный отдельный "Цыганский лагерь". Заключенным лагеря разрешали селиться большими семьями, и все же, условия жизни были настолько плохи, что практически все цыганские узники Биркенау погибли. Точная информация почти не сохранилась, однако разрозненные документы свидетельствуют о том, что в лагере был оркестр и несколько небольших ансамблей. Бывшие узники Биркенау вспоминали талантливого цыганского скрипача, который играл в лагерном оркестре; среди заключенных подлагеря Буна был скрипач, известный как Якоб Цыган. Как и в других лагерях, в Биркенау цыганские заключенные тайком исполняли музыку в бараках. Ночами и по воскресеньям, эхо доносило цыганские мелодии до соседних бараков. Бывший заключенный Роман Фристер до сих пор помнит "свои первые дни в Освенциме. Я заснул под пение и музыку цыган. Они играли до поздней ночи. Я думаю, что нацистам это нравилось".

Cписок литературы

Elias, R., 1998. Triumph of Hope: From Theresienstadt and Auschwitz to Israel, New York: John Wiley. 

Fackler, G., 2000. "Des Lagers Stimme"– Musik im KZ. Alltag und Häftlingskultur in den Konzentrationslagern 1933 bis 1936, Bremen: Temmen.

Kalisch, S. & Meister, B., 1985. Yes, We Sang! Songs of the Ghettos and Concentration Camps, New York: Harper and Row.  

Kogon, E., 1950. The Theory and Practice of Hell: The German Concentration Camps and the System Behind Them, London: Secker and Warburg.  

Silverman, J., 2002. The Undying Flame: Ballads and Songs of the Holocaust, Syracuse University Press.  

Schochet, S., 1983. Feldafing, Vancouver: November House.  

Stompor, S., 2001. Judisches Musik- und Theaterleben unter dem NS-Staat, Hannover: Europaisches Zentrum fur Judische Musik.  

Weinreich, R. ed., 2002. Verachtet, verfolgt, vergessen:Leiden und Widerstand der Zeugen Jehovas in der Grenzregion am Hochrhein im "Dritten Reich", Hausern: Signum Design.