Антон Брукнер – один из величайших немецких композиторов XIX века, оказал значительное влияние на развитие современной музыки. Такие разноплановые композиторы как Арнольд Шёнберг, Густав Малер, Вильгельм Фуртвенглер, Пауль Хиндемит и Герберт фон Караян черпали вдохновение в великих и современных симфониях Брукнера. Однако интеграция его творчества в общественную жизнь нацистской Германии и часто открытое отождествление Гитлера с давно умершим музыкантом сильно повредили восприятию творчества Брукнера в послевоенные годы. Творчество композитора лишено налета антисиметизма – в отличие от того же Рихарда Вагнера, а из жизни Брукнера не создавали мифов. И все же, из-за того, что музыку Брукнера тесно связывали с Третьим Рейхом, в послевоенном мире она исполнялась достаточно редко. Ассоциируя Брукнера с ужасами Гитлеровской войны, его творчесто сильно недооценивали. И все же в последние десятилетия отношение к нему в музыкальном мире немного меняется. В последние годы музыканты и музыковеды из США и западной Европы вновь обратились к творчеству композитора, исследуя как его музыку, так и ее значение для нацизма.

Антон Брукнер родился 4 сентября 1824 года в австрийском городе Ансфельден, в небогатой патриархальной и религиозной семье. Брукнер с детских лет был увлечен игрой на органе, а в юношеские годы зарабатывал деньги для семьи, играя на скрипке на деревенских вечеринках. Пойдя по стопам отца, Антон стал сельским учителем, и прошло много лет, прежде чем Брукнер окончательно связал свою жизнь с музыкой. Талант композитора проявился у Брукнера, когда ему было уже за сорок. После переезда в столичную Вену, Брукнер устроился работать учителем музыки. Его первая симфония была успешно представлена в 1868 году, но она не сделала композитора известным. В течение следующих 10 лет мало кто слышал о композиторе Брукнере, и только в 1880 году он был признан одной из звезд венского музыкального небосклона. Трудолюбивый композитор и педагог,  Брукнер работал над своей последней симфонией до самой смерти. Он умер 11 октября 1896 года.

Довольно непримечательная жизнь Брукнера превратилась в миф в руках немецких идеологов. Они тщательно воссоздали, а кое-где и переписали биографию композитора, сочинив историю немецкой славы и еврейского угнетения. Жизнь Брукнера была воссоздана заново: австрийский крестьянин, который добился успеха, идеальный символ арийского превосходства – юноша, в котором соединились немецкая душа и кровь. Некоторые биографические факты были тщательно переписаны, например, его происхождение из семьи потомственных учителей. Идеи Брукнера о реформировании образования были преобразованы в нацистские навязчивые идеи в области образования и воспитания будущих поколений "подлинного немецкого народа". Другие стороны его биографии претерпели переработку: благочестивый католик, Брукнер был представлен как человек, отвергший официальную религию в пользу националистической духовности, которую проповедовал и Гитлер.

Практически все произведения Брукнера были написаны для церкви и проникнуты глубокой духовностью, но согласно новой, мифологизированной биографии Брукнер после знакомства с Вагнером оставил должность церковного органиста и посвятил себя симфонической музыке. Наконец, большая, часть биографии была просто придумана – и это оказало плохую услугу Брукнеру в послевоенные годы, когда его музыку перестали исполнять.

В глазах нацистских музыковедов Брукнер был жертвой ненависти еврейской буржуазии. Прохладный прием, оказанный Брукнеру венскими музыкальными критиками, нацисты объясняли простой расовой дискриминацией: замечательный композитор и чистокровный ариец подвергся обструкции и нападкам со стороны еврейской тайной секты, державшей в руках всю Вену. Коренной австриец и недооцененный творец, Брукнер предоставил нацистам замечательную возможность сравнивать композитора с другой недооцененной фигурой - Адольфом Гитлером. В своем дневнике Геббельс писал: "В глазах Гитлера Брукнер был "простым крестьянским пареньком", который своей музыкой завоевал мир – и это достижение  земляка напоминало фюреру самого себя". Был и другой аспект, выделявший особое место Брукнера в нацистской истории музыки – как австриец, он воплощал пангерманские фантазии нацизма. По легенде, Адольф Гитлер, прослушавший 7-ую симфонию Брукнера, воскликнул: "Как мог кто-то сказать, что австриец – не немец! Есть ли что-то более немецкое, чем наш старый чистокровный австрияк?"

Важная роль, которая отводилась творчеству Брукнера в музыкальной жизни Третьего Рейха, бесспорна. Его работы воспринимались как абсолютно немецкие. Исполнение его музыки предшествовало выступлениям на митингах в Нюрнберге. Он был одним из самых исполняемых композиторов в годы нацистского правления. Нацистская партиия выделяла значительные суммы денег Обществу Брукнера, учреждала множество премий имени Брукнера, а также проводила Дни музыки Брукнера. И наконец, нацисты запланировали крупный музыкальный фестиваль, который должен был превзойти Вагнеровский фестиваль в Байройте и по размерам и по славе. Для руководства Рейха музыка Брукнера ассоциировалась с силой, способной очистить и восстановить ослабленную германскую расу. После потерь Первой Мировой Войны и вырождения Веймарской республики, было

только одно средство: возвращение к чистым источникам! Что может быть чище, чем рожденные глубоко религиозными Бах, Бетховен и Брукнер! Теперь богоосвященное искусство Брукнера нашло плодородную почву, и, в конце концов, было правильно понято. Для многих тысяч это был проводник в прекрасный духовный мир.

 

Список литературы 

Gilliam, B., 1994. The Annexation of Anton Bruckner: Nazi Revisionism and the Politics of Appropriation. The Musical Quarterly, 78(3), 584-604.  

Korstvedt, B. M., 1996.  Anton Bruckner in the Third Reich and after: An Essay on Ideology and Bruckner Reception. The Musical Quarterly 80 (1), 132-160.

Meyer, M., 1993. The Politics of Music in the Third Reich, New York: Peter Lang.  

Potter, P., 1998. Most German of the Arts: Musicology and Society from the Weimar Republic to the end of Hitler's Reich, New Haven: Yale University Press.  

Prieberg, F.K., 1982. Musik im NS-Staat, Frankfurt/M.: Fischer.