Д-р Ямес Симон, родившийся в Берлине 29 сентября 1880 года, был прекрасно образованным композитором, пианистом и музыковедом. Среди его учителей в Консерватории были Макс Брух (композиция) и Конрад Аензорге (фортепиано). В Мюнехене он написал кандидатскую диссертацию "Композиционные произведения Аббата Фоглера" (нем. Abt Voglers Kompositorische Werke) (1904), потом "Фауст в музыке" (нем. Faust in der Musik) (1906) и опубликовал в серии музыковедческих исследований под редакцией Рихарда Штрауса.

С 1907 по 1919 год Симон преподавал в Консерватории Клиндворта-Шарвенка в Берлине. Также он активно выступал в качестве пианиста, давая сольные концерты, играя камерную музыку и будучи плодовитым композитором-песенником, часто аккомпанировал певцам на концертах. Автор этих строк в разговоре с Шошаной Хейд, его племянницей, тесно общавшейся со своим дядей и изучавшей под его руководством игру на фортепиано в течение нескольких лет:

Я смотрела на него с восхищением и любовью ... и я очень хорошо помню его лекции и уроки игры на фортепиано. Он был прекрасным учителем... Я вспоминаю Ямеса Симона, когда играю фуги Баха. Он говорил мне: "Ты знаешь, ты должна играть так, как будто это началось давным-давно. Не так, как если бы это началось только сейчас, но, как будто это переходит из вечности в вечность.

Шошана, вспоминая его Берлинские сольные концерты, где с особенно любил играть Шопена, Брамса и Бетховена, также вспоминала его лекции об операх Моцарта и кантатах Баха. В подобной беседе сын Ямеса Симона, профессор Ульрих Симон, охарактеризовал своего отца, как типичного представителя "традиционной либеральной и состоятельной еврейской семьи". По мнению его сына, Ямес жил в воображаемом мире, как Алиса в Стране Чудес. Он был довольно консервативен в своих музыкальных вкусах и хотя его восхищало музыкально-эстетическое мышление Ферруччо Бузони, знаменитого пианиста и композитора, он держался на расстоянии не только от Шёнберга и его последователей, но даже от Малера. Ульрих подчеркнул, что его отец, хотя и посещал синагогу дважды в год, был

действительно очень немецким. И... впоследствии... для меня он стал большим защитником немецкого классического репертуара, особенно Баха и Моцарта. Это действительно была его жизнь.

Согласно его сыну, абсолютная отстраненность Ямеса от мира была ключом его существования, он не мог замечать, что происходит вокруг него. Его сочинения, выступления, лекции и творчество были его жизненным пространством, в котором он творил, отдыхал и распространял свое искусство, разделяя его с публикой.

Хотя Ямес Симон бесспорно был консервативным композитором, он написал много прекрасной музыки и был превосходным музыкантом. Среди его примерно сотни песен много действительно красивых. Лучшие из них продолжали великие традиции немецкого песенного творчества от Бетховена до Хуго Вольфа и Рихарда Штрауса. В его "Сонате, оп. 9" для виолончели и фортепиано ощущается большое влияние Штрауса. Его единственная опера "Женщина в камне" (нем. "Frau im Stein", 1925) созданная на основе произведения (1918) Рольфа Ляукнера, с тем же названием и подзаголовком "Драма для музыки" (нем. Drama für Musik), была исполнена только один раз, и была опубликована Универсальным изданием в Вене. Многие его крупные работы, включая оркестровые композиции, струнные квартеты и кантата "Утро пилигрима" (нем. Ein Pilgermorgen, 1929-30) для сопрано, тенора, баритона, хора и оркестра (Гильке), остались в рукописном виде и никогда не исполнялись. На концерте Союза еврейской культуры 17 июня 1934 года в Берлинском театре Союз и его оперный хор представляли произведения Орландо ди Лассо, Ганса Лео Хасслера, Феликса Мендельсон-Бартольди, Роберта Шумана, Иоганнеса Брамса, Израиля Брандманна, Морица Гольдштейна и Ямеса Симона. Позже состоялась мировая премьера "Псалма 137", положенного Симоном на музыку. Работа положительно упоминалась д-ром Людвигом Миохом в немецком журнале "Гемейндеблатт" (нем. Gemeindeblatt) от 7 июля 1934 года: "В начале этой группы был "Псалом 137" в истинно чувствительном и элегантном произведении Ямеса Симона, который был впервые исполнен по случаю".

Сам композитор в на этой премьере не присутствовал, так как уже покинул Берлин в 1933 году, обосновавшись в Цюрихе. В течение его короткого визита в Тель-Авив и Иерусалим в 1938 году, он написал "Плач в йеменском стиле для виолончели и фортепиано" в память своей сестры. Он дал фортепианный сольный концерт и провел лекцию о библейской музыке в Еврейском университете в Иерусалиме на немецком языке. Вернувшись в Европу, Симон обосновался в Амстердаме. Хотя его жизнь здесь была очень трудной, он продолжал сочинять музыку и выступать. Он трудился изо всех сил над "Симфоническими танцами", стоящими в плане Оркестра Концертгебау, и они были, в конце концов, приняты, но в программу так и не попали в связи с тем, что началась война и произведения еврейских композиторов оказались под запретом. Это произведение никогда не было исполнено. Тем не менее он давал концерты на радио, играя произведения Скарлатти, Мартина, Гайдна, Моцарта и Бетховена. Симон присоединился к хорошо известной скрипачке Альме Розе в сольном концерте 24 августа 1941 года в Амстердамском доме культуры "Ontspanningsgebouw", исполнив "Весеннюю Сонату" Бетховена, цикл фортепианных пьес Мендельсона, "Большую Фантазия, оп. 159" Шуберта, и короткие пьесы Паганини-Прихода, Дворжака, Антона Рубинштейна, Дебюсси и Пабло де Сарасате.

В конце марта или начале апреля 1944 года Симон был отправлен в Вестерборк и 4 апреля стал одним из тысячи узников, депортированных в Терезин. Симон быстро вошел в музыкальную жизнь гетто. Он давал сольные концерты и читал лекции. Вполне вероятно, что здесь он также писал другие произведения, но ничего не сохранилось. 9 июля 1944 года он положил на музыку Псалом 126 для Дурра-Хора Карела Фишера, который был исполнен семь раз между июлем и октябрем. Кроме составления списка тем своих лекций, в том числе и его ранних "Библейская музыка", он завершил цикл, который был открыт музыкой к Псалму 137. Как и многие другие его коллеги музыканты в гетто, Ямес Симон также приготовил поздравительный лист для Карла Херманна:

Посвящается Карлу Херманну. "Делай праведные деяния и бросай их в море". В соответствии с этой арабской пословицей ты действуешь в своей скромной готовности помочь, за которую я хотел бы поблагодарить тебя. [В начале нотной записи Псалма 126, Симон вписал этот текст]: "Когда возвратит Господь пленников Циона".

Д-р Ямес Симон из Берлина, Терезиенштадт, 21.9.44.

12 Октября Ямес Симон был доставлен на траспорте в Освенцим и погиб в газовой камере сразу по прибытии.

Давид Блох

Список литературы

Профессор Давид Блох директор-основатель Терезинского Музыкального Мемориального Фонда в Израиле.