Введение и краткая история

"Брундибар" (в переводе с чешского "шмель") - короткая опера для детей, продолжительность ее не более 30 минут. Она была написана в 1938 году для детского оперного фестиваля композитором Гансом Красой на либретто Адольфа Хоффмайстера. Премьера состоялась в оккупированной немцами Праге в исполнении детей из Еврейского детского приюта на улице Белгицка. Одно дополнительное представление "Брундибара" проходило в комплексе Хагибор (на месте бывшего спортивного комплекса был построен концлагерь, где содержались потомки межрасовых или смешанных браке) накануне массовой транспортировки богемских и моравских евреев в Терезинштадт в 1942 году. В июле 1943 года в гетто была тайно пронесена партитура "Брундибара", где Краса ее заново оркестровал для имевшихся у узников музыкальных инструментов. Премьера терезинской версии оперы состоялась 23 сентября 1943 года в зале Магдебургских бараков. Осознавая пропагандистский потенциал  этого огромной популярности произведения, нацисты организовали новую специальную постановку "Брундибара" для пропагандистского фильма режиссера Курта Геррона "Терезинштадт. Документальный фильм из еврейского поселения" (нем. "Theresienstadt -eine Dokumentarfilm aus den jüdische Siedlungsgebiet"). Также эта опера была представлена перед членами  комиссии Международного Красного Креста в сентябре 1944 года. Это была последняя, пятьдесят пятая постановка в Терезинском гетто. Две недели спустя началась транспортировка творческой интеллигенции в Освенцим и другие лагеря в восточном направлении, заставив тем самым замолкнуть эту самую популярную театральную постановку Терезина.

Синопсис

Анинка и Пепичек – двое маленьких детей, мать которых больна. Доктор прописал их матери молоко в качестве лекарства и дети отправляются на рынок искать молоко. Но у них нет денег, чтобы его купить. Три уличных торговца продают свои товары: мороженщик, булочник и молочник. Дети привлекают внимание молочника своей песней, но он говорит им, чтодля покупки нужны деньги. Внезапно дети замечают шарманщика Брундибара, который играет на углу улицы. Видя его успех, они также решают выступать перед прохожими (и поют песню о гусях), вызывая тем самым раздражение горожан и Брундибара, которые прогоняют детей прочь. Три зверюшки – Воробей, Кошка и Собака – приходят на помощь героям оперы, все вместе они зовут на помощь  других детей с соседней улицы. Наступает ночь, затем рассвет, дети и зверюшки делают утреннюю зарядку, горожане начинают новый день. Меж тем план детев воплощается: зверюшки и дети вынуждают Брундибара уйти. Затем они все вместе поют красивую колыбельную. Горожане тронуты песней и дают  Анинке и Пепичку деньги. Внезапно незаметно появляется Брундибар и крадет эти деньги. Все дети и зверюшки бросаются в погоню и возвращают деньги. Опера заканчивается победным маршем, который знаменует победу над злым шарманщиком.

Подробности о постановках 1942-1944 гг.

Премьерная постановка "Брундибара" состоялась как праздничный подарок директору Еврейского детского приюта Морицу Фройденфельду, режиссером ее был Рафаэль Шахтер. После внезапной депортации Шахтера в Терезин, репетиции спектакля продолжились под руководством Руди Фройденфельда. Франтишек Зеленка, театральный художник и сценограф бывшего Национального театра и Театра свободы, принял руководство оперой и спроектировал декорацию (три больших забора, составленных из различных досок, на которых закреплены три плаката. На плакатах были остроумно изображены Воробей, Кошка и Собака, актеры, игравшие  этих персонажей, должны были просовывать  головы через плакаты перед первым появлением на сцене). Так как спектакль организовывался в небольшом помещении приютской столовой приюта, в отсутствии места и ресурсов для оркестра, оперу должны были сопровождать всего три музыканта: пианист, скрипач и барабанщик.

Руди Фройденфельд решил тайно провезти фортепьянную партитуру "Брундибара" в Терезин в своих разрешенных 50 кг багажа. Он прибыл в Терезин 7 июля 1943 года. Эла Штейнова-Вайссбергер описала, как ее выбирали на главную роль (Кошки), объясняя, что их комната (комната №28 в корпусе для чешских девочек) была хорошо известна благодаря музыкальной деятельности ее обитательниц. Члены Комиссии по прослушиванию пришли прямо к Телле Полак (мадриху (вожатой) комнаты) и спросили, есть ли у нее хорошие певицы, и та рекомендовала Элу. Предварительное прослушивание проходило в помещении, которое должно было стать репетиционным залом, на чердаке барака L417. Рафаэль Шахтер возглавлял комиссию по прослушиванию. Вайссбергер вспоминает:

Итак, мы пришли на чердак для прослушивания, и даже сейчас дети спрашивают меня: "Что ты пела на прослушивании?", - а я отвечаю: "Ля-ля-ля". Он (Рафи Шахтер) спросил какой у меня тип голоса и что [мне] интересно (какая роль).

Двое из выбранных исполнителей уже играли и пели в спектакле "Проданная невеста" и других оперных произведениях Терезинштадта, так что Рафи Шахтер немедленно выбрал их на главные роли: Пинта Мильштайн стал Пепичеком, а Грета Хоффмайстер - Анинкой. Эла Штейнова играла Кошку, Стефан (позже Рафи) Герц-Зоммер играл Воробья, а Жденек Орнест получил роль Собаки. Самым выдающимся актером был Гонза Трайхлингер, который играл Брундибара в каждом спектакле. По словам Руди Фройденфельда:

В образе [Брундибара] содержится внутренний конфликт, он полон противоречий. Дети всегда испытывали симпатии к нищим и бедным, а этот был злой и уродливый. Гонза абсолютно инстинктивно создал образ Брундибара столь человечным, что, хотя это и был отрицательный герой, он полюбился публике, и не только детям. Гонза научился подергивать усы, которые мы приклеивали у него под носом. Он дергал их так искусно и так вовремя, что напряженность в зале спадала. Мы часто наблюдали, как дети, отстранясь от действительности, следили за сценой, затаив дыхание.

Недоедание и болезниделали  неизбежными замены исполнителей главных ролей. По словам Ёжи Карася, все три исполнителя главных ролей (Анинки, Пепичка и Брундибара) играли во всех спектаклях. Это утверждение оспаривают двое из выживших основных исполнителей. Вайссбергер утверждает, что она также выступала во всех спектаклях, а Грета Хоффмайстер-Клингсберг не соглашается с этим. Вайссбергер отмечает, что Мария Мильштайн (сестра Пинты) и ее подруга Анна Флахова заменяли Хоффмайстер, когда та болела. Кроме того, Мария заменяла Рафи Герц-Зоммера в роли Птицы. В интервью с другими оставшимися в живых исполнителями, Ханка Полак Дрори упоминает, что неоднократно играла роль Собаки вместе со Сьюзен Кляйн, заменяя Жденека Орнеста.

Теперь Франтишек Зеленка был назначен режиссером-постановщиком, на сей раз благодаря замечательному хореографу из Вены, Камиле Розенбаум. Вайссбергер комментирует обучение сценическому движению:

Люди спрашивают: "Почему Вы подбираете те или иные движения? – и я отвечаю, – ну, в общем, [Брундибар] – это был первый раз, когда я училась танцевать, вальсировать и все такое, и когда мы учились танцевать английский вальс. Моя мать была превосходной исполнительницей бальных танцев, и, когда я однажды пришла и сказала: "Мама, я хочу станцевать с тобой английский вальс, – моя мать посмотрела на меня и спросила, – где ты научилась танцевать английский вальс?" Я ответила: "Г-жа Розенбаум, она учит нас танцевать на репетициях "Брундибара", - и я напевала и танцевала со своей матерью.

Эти свидетельства дают нам ощущение "формирования" театральных навыков, которые дети приобретали во время репетиций "Брундибара". Нечто, столь же простое как танец, приобрело более широкое значение не только в гетто, но и стало положительным аспектом послевоенной памяти о Холокосте.

Зеленка начал разыскивать материалы для декораций, которые было нелегко добыть в лагере. С помощью кукольника Брумлика он начал конструировать большой штакетник на чердаке корпуса Q319, бараков, в которых размещались слепые заключенные. Брумлик был надзирателем (нем. Hausältester) этого барака. Он завербовал одного молодого плотника, Джерри Ринда, для транспортировки материалов для забора. Плотник брал деревянные доски в школе верховой езды (нем. Reitschule) и приносил их Брумлику. В качестве вознаграждения, Джерри было разрешено смотреть репетиции и, по крайней мере, четыре спектакля.

В Терезине Ганс Краса создал новую оркестровку своего произведения, написав партитуры для имевшихся инструментов: флейты-пикколо, кларнета, трубы, гитары, малого и большого барабана, фортепьяно, 4-х скрипок, виолончели, контрабаса и аккордеона. К его большому удивлению, Шахтер, который в то время был очень занят на других музыкальных проектах, поручил Руди Фройденфельду дирижировать оперой. Фройденфельд вспоминал:

Я пришел к нему (Шахтеру) для ежедневного инструктажа. У него была "студия" в подвале барака L410. Он сидел за большой фисгармонией, пел и играл, а я должен был ему "дирижировать". У него был свой способ объяснять мне, что я должен делать, как нужно держать мою левую руку ("fin") и тому подобное, но постепенно он прошел со мной всю партитуру. Мы отметили все вcтупления, какие дирижерские жесты используются, и он научил меня всему, что должен знать дирижер. На первой репетиции оркестра он прежде сам прошел всю оркестровую часть. Можно было видеть, как он наслаждался! Как давно он не дирижировал оркестром! Затем он передал мне дирижерскую палочку и стоял рядом со мной, пока я дирижировал. Когда присоединились дети, все было в порядке. Так я и стал дирижером Терезина.

Музыкальные особенности оперы "Брундибар"

Во всех литературных источниках опера "Брундибар" стоит особняком, как единственное произведение своего времени, целиком написанное для актеров-детей (в сопровождении взрослого оркестра). На Хоффмайстера и Красу оказали влияние такие произведения как "Соглашающийся человек" (нем. Der Jasager) Бертольта Брехта и Курта Вайля, "Мы строим город" (нем. Wir Bauen Eine Stadt) Пауля Хиндемита, "Ребенок и колдовство" (фр. L’Enfant et les sortileges) Мориса Равеля, "Ганзель и Гретель" (нем. Hänsel und Gretel) Энгельберта Хампердинка, "Петя и волк" Сергея Прокофьева и "Приключения лисички-плутовки" (чеш. Příhody lišky bystroušky) Леоша Яначека. Хоффмайстер и Краса, вероятно, вдохновились педагогическим успехом оперы "Соглашающийся человек" (поставленной более 200 раз в школах Веймарской Германии). Это подтвержадет цитата из послевоенных воспоминаний Хоффмайстера:

Наша опера в действительности как дидактическая драма Брехта, – спокойно рассуждал после войны Адольф Хоффмайстер, вовремя сумевший выехать в Англию…, – именно объедененные усилия всех детей сделали возможной победу над шарманщиком Брундибаром, потому что они сами не были готовы к открытому сопротивлению.

Д-р Курт Зингер, известный берлинский музыковед, написал рецензию на переделанную терезинскую постановку "Брундибара":

"Брундибар" показывает, как сегодня должна выглядеть и звучать короткая опера, как в ней может соединиться самый высокий артистический вкус с новизной концепции, современный характер с жизнерадостным мотивом. Мы видим здесь тему, в которой лейтмотивом звучит призыв к детям и взрослым, высоконравственная фабула, напоминающая нам старые сказки. Хоровые партитуры оперы просты, но иногда становятся довольно сложными в дуэтах и трио. Ощущается, что между дюжиной инструментов и тремя дюжинами певцов выдержан динамичный баланс. Также мы замечаем чешский национальный колорит, музыку, очищенную от современного экспериментирования (в котором Краса – мастер), умелый баланс сценических эффектов между оркестровой ямой и сценой, оркестр, используемый со вкусом и рационально. Певческая линия никогда не затеняется и не заглушается звучанием инструментов… В этой небольшой опере, рожденной глубоким умом, но в то же время столь приятной уху, идейный смысл и форма, мысли и подготовка, концепция и ее воплощение объединены плодотворной взаимосвязью: представленная в большой или малой форме, будь то песня или симфония, хор или опера, не может быть более высокой похвалы этому произведению искусства.

Опера "Брундибар" была очень популярна в гетто по трем основным причинам: узники могли видеть своих детей, наслаждающихся театральной деятельностью; аллегория этой победы над тираном могла экстраполироваться в существующее политическое положение узников; музыка оперы была понятна, легко запоминаема и приятна слуху. Каждая мелодия в этом произведении имеет свой мотивационный стиль, представляя образы героев (Брундибара, животных) и сюжеты (поиск молока, победный марш). Оркестровка изыскана и достаточно сложна, чтобы быть привлекательной как для искушенных, так и для неопытных слушателей. Для гармоничного звучания в музыке мало явного диссонанса, но, тем не менее, она включает в себя джаз и народные элементы утонченным и очаровательным способом. Чешский колорит проявляется в мелодии вальса, в соло шарманщика и в мелодии первой песни, которую поют дети, когда пытаются заработать деньги.

История оперы в пост-терезинский период

Полную историю оперы "Брундибар" невозможно проследить в период с 1944 по 1975 гг. Благодаря усилиям Ёжа Карася, чешского скрипача родом из Польши, ныне проживающего в Соединенных Штатах, опера "Брундибар" была представлена англоговорящему миру. В США премьера состоялась в 1975 году, а в 1977 году – в Канаде. Немецкая премьера оперы состоялась в 1985 году в гимназии Св. Урсулы во Фрайбурге-в-Брайсгау. Карась и его жена Милада организовали первый перевод либретто на английский язык, который был опубликован в "Темпо Прага" в 1993 году (исправленное издание в 1998 г.). В 1995 году организация "Jeunesses Musicales Deutschland" основала "Проект Брундибар", предполагающий связь поколений и привлечение свидетелей-очевидцев, которые могли бы рассказать о своем прошлом молодым актерам. Кроме того, в рамках проекта были выпущены компакт-диск с музыкой Краса, видео с интервью с выжившими исполнителями оперы и клипы спектаклей "Брундибар". Учителя и студенты получили исследовательские материалы о Нацистской Германии, Терезине и культурных программах гетто. Начиная с 1999 года в рамках "Проекта Брундибар" прошли сотни постановок оперы в Германии и Восточной Европе. Также, в течение последнего десятилетия спектакли шли в Соединенных Штатах, Великобритании и других странах. Новым развитием истории "Брундибара" стала альтернативная английская адаптация произведения Тони Кушнера, созданная для "Чикаго Опера продакшен" (Chicago Opera production) в 2003 г. 

Джозеф Toльц

* В Санкт-Петербурге в Доме актера им. К.С. Станиславского 21 мая 2009 года в рамках 15-го фестиваля "Дни Бостона в Санкт-Петербурге" (проект "Образовательный мост") была представлена программа "МУЗЫКА ОТЧАЯНИЯ И НАДЕЖДЫ", посвященная трагическим страницам истории Второй Мировой Войны, урокам гуманизма и толерантности. Центральным событием программы стал спектакль Детской студии Санкт-Петербургского государственного детского театра "Зазеркалье" – опера "Брундибар".

 

Источники

Партитуры и ноты:

Krása, Hans and Hoffmeister, Adolf, Brundibár: Dĕtská`opera o dvou jednáních (Brundibár: a Children’s Opera in two acts); English version by Joža Karas, Piano and vocal score, Edited by Blanka Červinková; Published by Tempo Praha (Prague, 1993; 2nd edition revised and adapted, 1998)

Krása, Hans and Hoffmeister, Adolf, Brundibár: Dĕtská`opera Terezín 1943 (Brundibár: a Children’s Opera Terezín 1943); Orchestral score with Czech children’s parts; Published by Tempo Praha (Prague, 1993)

Книги и статьи:

Brenner-Wonnschick, Hannelore, Die Mädchen von Zimmer 28; (Munich, 2004)

Ehrmann, František, Heitlinger, Otta & Iltis, Rudolph (eds) Terezín (Published by the Council of Jewish Communities in the Czech Lands, Prague, 1965

-           Frýd, Norbert, “Culture in the Anteroom to Hell”

-           Franĕk (Freudenfeld), Rudi, “Brundibár”

Karas, Joža, Music in Terezín 1941-1945 (New York, 1985)

Nettl, Paul, The Jews of Czechoslovakia: Historical studies and surveys (Philadelphia, 1968)

Rovit, Reberra, “The Brundibár project: Memorializing Theresienstadt children's opera” Performing Arts Journal; Vol. 22; Issue 2; May 2000, p111-122

Spitz, Ellen Handler Museums of the mind : Magritte's labyrinth and other essays in the arts; Yale University Press, (New Haven, 1994)

Ullmann, Viktor, 26 Kritiken uber musikalische Veranstaltungen in Theresienstadt (Hamburg,1993)

-           Schultz, Ingo, “Theresienstädter Musiker in Ullmann’s Kritiken Biographischer Anhang”

Частные интервью:

Hanka Drori (2008), Greta Klingsberg (2008), Jaroslav (Jerry) Rind (2003), Ela Weissberger (2004)