Зигмунд Шуль родился в ассимилированной еврейской семье в Хемнице, Германия, 11 января 1916 года и 3 сентября 1928 года переехал вместе с родителями в Кассель в Саксонии. 7 октября 1933 года Зигмунд с отцом покидают Германию и обосновываются в Праге. В какой-то момент он учился у Пауля Хиндемита в Берлинской консерватории, затем вернулся в Прагу в 1937 году и продолжил заниматься композицией у Фиделио Финке и дирижированием у Джорджа Селла в Немецкой музыкальной академии. Его работы этого периода были очень хорошо приняты критиками, которые писали:

          Зигмунд Шуль – передовой композитор, последователь великих
          мастеров, между прочим, ученик Хиндемита, предложивший весьма
          нестандартное по тематике и фактуре решение – фантазию пьесы для
          струнного секстета (Немецкая газета "Богемия", 09.06.1937)

В это время он посещал дирижерский класс и лекции Алоиса Хаба. Кроме того, в 1937 году Шуль пишет музыку на стихи Изольды Курц "Die Nicht-Gewesenen", за которой следует песенный цикл "Песни Богу" (нем. Gesänge an Gott), который транслировался в прямом радио-эфире.

Дальнейшие пражские сочинения, написанные летом 1941 года, включают в себя фортепианную сонату, только финальная часть, которой, – фуга, сохранилась; сонату для флейты и фортепиано, также не была найдена; литургическую музыку на слова "Моген оаус" (Mogen owaus) пятничной ночной молитвы. За годы, проведенные в Праге, Зигмунд стал ближе к иудаизму и был дружен с семьей Либен. Очевидно, раввин Либен из Альтеншуля и воодушевил Шуля изучать Каббалу и синагогальные хоралы. При поддержке раввина Либена еврейская община предоставила ему возможность работать с коллекцией 19 века речитативов и хоралов для синагог, которые сейчас находятся в Еврейском Центре Исследования Музыки при Еврейском Университете Иерусалима в Национальной библиотеке. В эти годы в Праге он подружился с Виктором Ульманом, который восхищался творчеством молодого человека. Поезд в Терезинштадт для Шуля прибыл 11 ноября 1941 года. Во время своего заключения ему удавалось продолжать писать музыку и часто встречаться с Виктором Ульманом и обсуждать аспекты современной музыки.

Весьма примечательно, по какому принципу Шуль отбирал библейские тексты для оригинальных сочинений и аранжировок, как инструментальных, так и вокальных. Ивритские тексты, которые он выбрал в Еврейской литургии, укрепляли надежду, а не отчаяние: "строить и сажать, пахать и сеять. И пустая земля станет возделанной и больше не будет пустыни" (из Иеремии, Исайи, Самуила и Иезекииля). "Звук большого Шофара [бараний рог] за нашу свободу..." (Когда Ты придешь к Земле). Среди нескольких работ Шуля в гетто были хоровые пьесы, как оригинальные, так и аранжированные. Одно из этих произведений, написанное летом 1941 года, "Щит для наших отцов", было написано для сопрано, баритона, смешанного хора и органа. Это довольно необычно для исполнения.

Две из его еврейских инструментальных пьес вошли во вторую концертную программу Ульмана "Молодые композиторы в Терезине" Студии новой музыки (нем. Studio für neue Musik): "Два хасидских танца для скрипки и виолончели" и "Еврейский Дивертисмент", написанный для Струнного квартета Ледека. По всей видимости это произведение привело публику в восторг, когда оно было написано и исполнено Квартетом Ледека в 1942 году, потом оно исполнялось осенью 1943 года в вышеупомянутом концерте и еще раз в середине августа 1944 года, на этот раз в память о Шуле, который долго страдал от туберкулеза и умер в лагере 2 июня 1944 года. Хотя партитура квартета в конечном итоге была потеряна, осталась некоторая критическая статья. Ульман писал о квартете:

 

Интересная, профессионально сочиненная (и уже известная) пьеса З.Шуля "Дивертименто эбраико" (Еврейский дивертисмент) [о которой Ульман далее пишет с неподдельным восхищением]. Написанное в Терезинском гетто сочинение для струнного квартета, в основу которого положены вариации на еврейскую народную песню (Еврейский дивертисмент), где данная тема прослеживается, пожалуй, наиболее четко. [Ниже он поясняет, что это произведение завершало концерт]. Вспомним последний концерт квартета Ледеча, порадовавший нас вначале волшебным исполнением Гайдна, а затем интересной, профессионально сочиненной (и уже известной) пьесой Зигмунда Шуля "Дивертименто эбраико" (Еврейский дивертисмент).

Когда Ульман собрал у себя все вместе рукописи Шуля накануне своей отправки в Терезин, его убедили оставить на хранение, как свои рукописи, так и Шуля, друзьям, которые провожали его на поезд. Сохранившиеся произведения Шуля остались вместе с рукописями Ульмана и через много лет были сданы на хранение в Гетеанум в Дорнахе, Швейцария. В 1993 году коллекция Шуля была отправлена в Израиль. После смерти Шуля Виктор Ульман написал статью о музыке Зигмунда, поделившись отрывками из их бесед:

В последний год он [Шуль] любил обсуждать все проблемы новой музыки, вопросы формы и тональности, их видоизменение и распад, вопросы стиля, эстетики, текущий взгляд на мир и многие подробности, свойственные некоторым его текущим работам ... тем самым получая редкое глобальное понимание артистического развития его личности, истинным призванием которой была музыка...я не использую банальную фразу "в память", когда я утверждаю, что у него было полное право сказать как раз перед смертью "Как жаль, что я дошел до этого"... И это была истина. (Виктор Ульман, Терезиенштадт, июнь 1944)

Шуль, сам будучи альтистом, завершил свой "Дуэт для скрипки и альта" 28 февраля 1943 года. Из сохранившихся произведений, написанных в Терезине, "Дуэт", возможно, самая значительная его работа. К сожалению, первые 74 такта начальной части произведения в рукописи отсутствуют. Оставшиеся 60 тактов, примерно половина части, тем не менее сохранились.

Давид Блох