Концертная программа Студии новой музыки Виктора Ульмана, 1944 год. Предоставлено Pamatnik Terezin.
USHMM Photo Archives

Born in Tesin (Silesia) on 1 January 1898, Ullmann grew up and was educated in Vienna.  He participated in Schoenberg's advanced courses in 1918-19, and at Schoenberg's recommendation, became one of Alexander Zemlinsky's conducting assistants at the New German Theatre in Prague in the 1920s.  How highly Zemlinsky regarded him is seen in his having entrusted Ullmann with the preparation of Schoenberg's Gurre-Lieder, as well as operas of Mozart, Strauss, Wagner, Berg and others, which he also conducted on occasion in place of Zemlinsky.  During the 1927-28 season, Ullmann became First Kapellmeister at the municipal theatre in Aussig.  In both cities, Ullmann enjoyed a reputation as an excellent, conscientious and capable conductor.  An active member of the Schoenberg circle, Ullmann was also a devoted follower of Rudolf Steiner's anthroposophical movement.  In the 1930s he composed, taught and wrote articles for German musical publications in Prague.

Following unsuccessful efforts to find work in London or South Africa, Ullmann was trapped in Prague after the German invasion in March 1939.  In 1942 he was deported to Terezin.  Rather exceptionally, instead of being given a customary work assignment, Ullmann was instead asked by the Freizeitgestaltung (Leisure time authority) to occupy himself with music, serving as critic and concert organiser (including the Studio for New Music, which he founded, and the Collegium Musicum) as well as assisting on other performances, lecturing on such subjects as Mahler's First Symphony, anthroposophy and music and other topics.  He also had more time to compose, which accounts for his unusually prolific production in comparison to the other Terezin composers.

Besides his impressive list of original compositions – three piano sonatas, a string quartet, several dozen Lieder, orchestral works and an opera, The Emperor of Atlantis or Death Abdicates – Ullmann made, upon request, a number of vocal arrangements of Yiddish and Hebrew songs.  In addition to his extensive concert reviews, he wrote several essays, an opera libretto and a literary diary, The Strange Passenger, a collection of poems and aphorisms.  This latter document discloses Ullmann's deep despondency, his conflict about his Jewish identity, his basically Christian religiosity and his cynicism.  Nevertheless, in a frequently-quoted essay, ‘Goethe and Ghetto’, Ullmann considers the meaning of Goethe for ‘educated Europeans’ in both daily living and culture . But where the interaction of life and art had earlier allowed the easier creation of beautiful forms, in Terezin this was difficult, ‘where anything connected with the muses is in utter contrast to the surroundings.’   Maintaining that future generations would find no interest in the lack of pianos and music paper, Ullmann concludes in a profound expression of his and his colleagues' reserves of spiritual strength:


it must be emphasised that Theresienstadt has served to enhance, not to impede, my musical activities, that by no means did we sit weeping on the banks of the waters of Babylon, and that our endeavour with respect to Arts was commensurate with our will to live.  And I am convinced that all those who, in life and in art, were fighting to force form upon resisting matter, will agree with me.

Виктор Ульман, родившийся 1 января 1898 года в городе Тешин на территории Силезии, вырос и получил образование в Вене (семья Ульмана переехала в Вену в 1908 году). В 1918-1919 годах он учился на передовых курсах композиции Арнольда Шёнберга. В 1919 году он переехал в Прагу и по рекомендации Шёнберга поступил под начало композитора Александра Цемлинского в Новый немецкий театр, где и прослужил в должности капельмейстера с 1922 до 1927 год. Цемлинский высоко ценил молодого подчиненного, он доверил ему постановку "Песен Гурре" (нем. Gurre-Lieder) Шёнберга, порой Ульман дирижировал вместо Цимлинского операми Моцарта, Штрауса, Вагнера, Берга... Театральный сезон 1927/28 года Ульман провел в должности первого капельмейстера городского театра Аусига (Богемия). Как в пражском театре, так и в театре Аусига, Виктор Ульман сумел заслужить репутацию превосходного специалиста, трудолюбивого и одаренного дирижера. Ульман был активным членом  кружка Шёнберга и сторонником антропософского учения Рудольфа Штайнера. В 30-х годах Виктор Ульман плодотворно работал по профессии: он писал музыку, преподавал и сотрудничал с пражскими музыкальными изданиями на немецком языке.

После безуспешных попыток найти работу в Лондоне или Южной Африке, Ульман с семьей вернулся в Прагу. После нацистского вторжения в марте 1939 года композитора арестовали. В 1942 году его депортировали в гетто Терезинштадт. Вместо каторжных работ Виктора Ульмана направили в Отдел досуга (нем. Freizeitgestaltung). Он продолжил заниматься музыкой, выступал в качестве критика, организовывал концерты (в том числе в созданной им Студии современной музыки и в обществе Коллегиум музикум) и другие представления. Ульман читал в Терезинштадте лекции на такие темы, как "Первая симфония Малера" или "Антропософия и музыка". Также у композитор оставалось уделял много времени для творчества - по сравнению с другими музыкантами Терезинштадта, Ульман был необычайно плодовит.

Созданное в застенках творческое наследие Виктора Ульмана впечатляет: три фортепианные сонаты, струнный квартет, несколько дюжин песен, оркестровые работы и опера "Император Атлантиды или Падение Антихриста". Также Ульман сделал несколько вокальных аранжировок песен на идиш и иврите. Ульман не только писал многочисленные обзоры концертов. В Терезинштадте он также создал несколько эссе и оперное либретто, он вел литературный дневник и опубликовал сборник стихов и афоризмов "Странный пассажир". Это литературное произведение раскрывает глубокое отчаяние Ульмана, конфликт между еврейской индентичностью, христианской религиозностью и цинизмом, который терзал композитора. Тем не менее, в часто цитируемом эссе Виктора Ульмана "Гёте и гетто" звучит мысль о благотворном влиянии Гёте на "образованных европейцев" в повседневной жизни и культуре, там, где взаимодействие жизни и искусства позволяет "легко создавать красивые формы"; в Терезине, "где все, связанное с музами находится в полном контрасте с окружающим", это было трудно. Придерживаясь того мнения, что будущие поколения не нашли бы других интересов в отсутствие фортепиано и нот, Ульман с потрясающей духовной силой, своей и своих коллег, заключает:

Надо подчеркнуть, что Терезинштадт не препятствовал, но способствовал моей музыкальной работе; что мы ни в коем случае не "сидели, плача и стеная, на брегах рек вавилонских"; что наша воля к культуре была адекватна нашей воле к жизни... И я убежден, что все те, кто в жизни и в искусстве преодолевал сопротивление материи, согласятся со мной.

Ульман был депортирован в Освенцим 16 октября 1944 года в одном из последних поездов, где погиб в газовой камере.

Давид Блох


Список литературы

Taken, by permission, from the covernotes of 'The Terzin Music Anthology, Volume 1: Viktor Ullmann - Piano Sonatas Nos 5,6,7 String Quartet No.3, Op46' Koch International Classics (3-7109-2 H1)

Max Bloch, ‘Viktor Ullmann: A Brief Biography and Appreciation,’ Journal of the Arnold Schönberg Institute, Vol. Ill, No. 2, October 1979.