Отношения с нацистским режимом Пауля Хиндемита – одного из самых успешных композиторов Германии 20 века - были сложными и противоречивыми. В 1934 году Геббельс назвал его "безусловно..., одним из самых значительных талантов в молодом поколении композиторов", но уже спустя 2 года некоторые произведения композитора оказались под запретом. Хиндемит, как и многие представители своего поколения, сотрудничал и с еврейскими музыкантами, и со сторонниками нацизма. Но аполитичность композитора, его готовность к компромиссам и репутация в международном музыкальном мире позволили ему построить поразительно долгую карьеру в нацистской Германии, и пользоваться время от времени покровительством высших чинов нацистской партии. Вопреки, а может быть, благодаря преследованиям со стороны нацистов, Хиндемит вошел в историю как выдающийся современный немецкий композитор, а его имя стало синонимом сложных отношений нацизма с современностью.

Хиндемит родился в 1895 году городе Ханау в семье ремесленника, с детства он учился играть на скрипке, альте, пианино и ударных инструментах. В юности он поступил в консерваторию Франкфурта-на-Майне, где, помимо игры на скрипке, занимался также дирижированиемкомпозицией и . После гибели Хиндемита-старшего во время Первой Мировой Войны, финансовое положение семьи ухудшилось, Паулю приходилось браться за любую работу, чтобы прокормить семью. В 1915 году ему было предложено место концертмейстера в оркестре Франкфуртской оперы, где он и играл до 1923 года (прекратив работу лишь в 1917 году на время двухлетней службы в армии).

К началу 20-х годов он заработал репутацию скрипача и альтиста, но прежде всего – композитора. Экспрессивность опер Хендемита делает очевидным влияние на его творчество атональных гармоний и в особенности джаза. Помимо опер его наследие включает в себя многочисленные произведения различных жанров: он писал детские песни, камерную музыку, экспериментальную музыку для театров и романсы. Сфера его интересов служила предлогом для упреков со стороны пронацистских музыковедов; еще в 1920 году его обвинили в том, что "он везде как дома, но только не в душе немецкого народа". Несмотря на негативное отношение прессы, карьера Хиндемита развивалась. В 1927 году его приглашают преподавать композиторское искусство в Берлинской Высшей школе музыки, а через 2 года он создал "Амар-квартет".

Хиндемит сблизился со многими видными музыкантами своей эпохи. В первые годы нацизма его отношения с крепнущей партией усложнились. Его оперы часто подвергались осуждению в нацистской прессе; его брак с еврейкой и отношения со сторонниками "левых" еще больше ухудшали положение дел. Один из критиков писал, что

музыка Хиндемита чужда немецкому стилю, это не искусство в наивысшем смысле, а скорее просто пустая игра со звуками и художественная акробатика.

Тем не менее, талант Хиндемита произвел впечатление на некоторых нацистских любителей музыки, а композитор стал более сговорчивым по отношению к новому режиму. Он начал подчёркивать своё "немецкое" мировоззрение, уделяя особое внимание фольклорной немецкой музыке. В июне 1933 года нацистский музыкальный критик в своей статье восторженно отзывался об изменениях в политическом и художественном мировоззрении Хиндемита.

После многих лет самосовершенствования, поисков и метаний, были написаны новые инструментальные произведения в духе классицизма, в ясной и стройной манере, которая воплощает сущность немецкой музыки, подчеркивая звучание и форму произведения.

В марте 1934 года грянуло так называемое "дело Хиндемита". Дирижер Вильгельм Фуртвенглер планировал премьеру оперы Хиндемита "Художник Матис" (Mathis der Maler) в сезоне 1934-1935 гг. Однако постановка была официально запрещена Герингом (композитору припомнили его длительное сотрудничество с еврейскими художниками, его родственные связи и прежнее сотрудничество с такими деятелями искусства как Курт Вайль и Бертольд Брехт). Фуртвенглер угрожал уйти в отставку в случае, если запрет на постановку не будет отменен. Эта позиция была заявлена в открытом письме Вильгельма Фуртвенглера в защиту Хиндемита, опубликованном в 1934 году. Однако Фуртвенглер стремился уйти от прямого конфликта с нацистской партией, избегая резкой критики. В конце концов власть нацистского режима взяла верх. Под давлением Геббельса Хиндемит взял в Берлинской консерватории отпуск на неопределённый срок и принял приглашение от правительства Турции заняться организацией музыкальной школы в Стамбуле.

Однако это не поставило точку во взаимоотношениях творца и нацизма. 17 января 1936 года Хиндемит подписал присягу о верности Гитлеру и начал медленный процесс интеграции в немецкую действительность. Ему было поручено написать гимн Люфтваффе, произведения Хиндемита исполнялись в концертных залах по всех Германии. Однако он не смог вторично опозорить свое имя: на сей раз напряженность, связанная с решением государства о чистке немецкой музыки от "дегенеративных влияний" положила конец карьере Хиндемита в нацистской Германии. В октябре вышел окончательный запрет на его произведения (хотя, как это было характерно для нацистской политики с некоторыми исключениями), его жена-еврейка и сам композитор были включены в выставку "Дегенеративная музыка" в 1938 году. Убеждённый в том, что творчество в нацистской Германии для него невозможно, Хиндемит уезжает в Швейцарию, а в 1940 году эмигрирует в США.

Несмотря на прошлые попытки сотрудничества с нацистами, Хиндемит продолжает строить успешную карьеру в США, где его музыка исполнялась с 1920 года. В 1941 году он получил должность профессора в Йельском университете. В первые послевоенные годы музыку Хиндемита называли редким исключением из современной немецкой музыки, свободным от нацистского влияния. Он переживал пик популярности, и его произведения часто исполнялись на сценах в оккупационных зонах.

В 1953 году он вернулся в Европу и поселился в Цюрихе, где преподавал композицию в университете и постепенно вернулся к активной дирижерской деятельности. Он умер в 1963 году во Франкфурте-на-Майне.

Список литературы

Dümling, A., 1993. On the Road to the "Peoples' Community" (Volksgemeinschaft): The Forced Conformity of the Berlin Academy of Music under Fascism. Musical Quarterly, 77(3), 459-83.  

Kater, M.H., 1997. The Twisted Muse: Musicians and their Music in the Third Reich, Oxford: Oxford University Press.  

Kater, M.H., 2000. Composers of the Nazi Era: Eight Portraits, Oxford: Oxford University Press.  

Levi, E., 1994. Music in the Third Reich, London: Macmillan.  

Prieberg, F.K., 1982. Musik im NS-Staat, Frankfurt/M.: Fischer.  

Schubert, G., 2003. The Aesthetic Premises of a Nazi Conception of Music. In Music and Nazism: Art under Tyranny, 1933–1945, ed. Michael H. Kater and Albrecht Riethmüller. Germany: Laaber