Одна из самых волнующих историй о французских музыкантах времен Второй мировой войны - это история певца Мориса Шевалье. Во время Первой мировой войны Шевалье был ранен и провел в немецком плену два года. Только благодаря вмешательству партнерши Шевалье по сцене, знаменитой певицы Мистингетт (фр. Mistinguett, настоящее имя Жанна-Флорентина Буржуа) и ее поклонника - короля Испании Альфонсо ХIII, Морис Шевалье получил свободу. В 1939 году, когда разразилась Вторая мировая война, выступления Шевалье в новом музыкальном ревю "Привет, Париж" (Bonjour Paris) на сцене мюзик-холла "Казино де Пари" (Casino de Paris) собирали полные залы.  Происходившее позднее обычно передают так: после первоначального отказа, Шевалье все же согласился сотрудничать с нацистами и снискал славу, выступая в Германии. После освобождения Франции Шевалье был арестован, и, несмотря на оправдательный приговор, продолжал чувствовать враждебность французов по отношению к себе. В действительности история Мориса Шевалье гораздо сложнее, чем это кажется на первый взгляд.

Когда весной 1940 года войска Вермахта приблизились к границам Франции, жители стали покидать Париж, и аудитория поклонников Шевалье уменьшилась. К концу мая, когда немецкие войска захватили Дюнкерк, мюзик-холл "Казино де Пари" закрылся, а Шевалье вместе с женой Нитой Рэй бежали в Дордонь (фр. Dordogne - департамент на юго-западе Франции в административном регионе Аквитания, находился в неоккупированной части Франции, на территории, подконтрольной режиму Виши). После подписания перемирия, Морис Шевалье и несколько его друзей, среди которых были и евреи, перебрались в городок Бокка близ Канн. Представители шоу-бизнеса пытались уговорить звезды вернуться в столицу, они шантажировали Шевалье и убеждали его в том, что нацисты хорошо примут известного шансонье. Шевалье отказался от выступлений. Примечательно, что он также отклонил и гарантировавшие покой и безопасность приглашения с Бродвея и из Голливуда.

Вместе с друзьями Шевалье создал актерское товарищество и организовал ряд выступлений в многих городках разных провинций неоккупированной Франции. Но шантаж со стороны Парижа продолжался, газеты критиковали певца, называя эти гастрольные поездки роскошным отдыхом. В сентябре 1941 года Шевалье ненадолго возвращается в Париж и выступает на сцене "Казино де Пари". Однако, он столкнулся с всеобщей враждебностью: Радио-Париж не принимало его из-за недавнего выступления перед королем и королевой Англии и за отказ от высказываний на политические темы (певец заявлял: "Я против войны и, как и многие думаю, что должно взаимопонимание между разными людьми должно быть лучше"). Газета "Пти паризьен" (фр. Le Pettit Parisien – "Маленький Парижанин") опубликовала статью под заголовком "Морис Шевалье проповедует сотрудничество между французами и немцами". Как выяснилось позднее, это была акция бюро немецкой пропаганды, но это не помогло обелить имя Шевалье.

Нацисты воспользовались этой поездкой, чтобы надавить на певца и заставить его выступать в Германии. Избегая быть вовлеченным в политику, Шевалье отказывается. Но два поступка Шевалье демонстрируют его солидарность с Францией: во-первых, он пожертвовал все свои гонорары от выступлений в "Казино де Пари" (более 1 млн. франков) в пользу французских военнопленных; во-вторых, Шевалье согласился выступить в Германии, в том лагере, где когда-то он сам был заключенным. Единственное условие – никакой рекламы. В обмен на это выступление 10 военнопленных получили свободу. К сожалению, через несколько дней после возвращения Шевалье из Германии, в лондонской газете появилась заметка, описывающая эту поездку с множеством ложных фактов. В статье говорилось, что в Германии Шевалье выступал везде, кроме лагерей, и объявили его пособником нацистов.

Шевалье вернулся жить и работать в неоккупированную часть страны, и только декабре 1942 года вновь согласился на короткое выступление на сцене парижского "Казино де Пари". Опыт этого выступления вынудил артиста дать себе клятву никогда больше не выступать на сцене, вплоть до освобождения Франции от нацистов. Нацистам это не понравилось, и они оказывали давление на Шевалье, угрожая, что если артист откажется от парижских гастролей, то его друзьям-беженцам не поздоровится. Чтобы избежать выступлений, Шевалье сказался больным. Он и Нита остались на подконтрольной режиму Виши территории, тайно слушали Радио-Лондон, в ежевечернем эфире которого музыканты, бежавшие в Лондон, называли имена французских коллаборационистов. В феврале 1944 года Шевалье появился в этом списке. Один из руководителей Сопротивления, послал сообщение в Лондон, в котором говорилось, что это ошибка, "Морис Шевалье доказал свою лояльность и докажет еще больше". Но ущерб репутации Шевалье уже был нанесен.

Со всех сторон Шевалье видел угрозы: он боялся нацистов, потому что Нита и ее родители жили по фальшивым документам; он боялся бойцов Сопротивления, которые могли услышать его имя по радио. Морис Шевалье, Нита Рэй и ее родители бежали в Дордонь, и к счастью, вскоре после этого в Нормандии высадились союзники. Это произошло 6 июня 1944 года. Но Шевалье все еще не был в безопасности. Узнав, что Маки (партизаны Французского Сопротивления) и полиция следили за ним, Шевалье предпочел скрыться. На следующий день поползли слухи, что Маки убили Шевалье, а радиостанции Швейцарии, Лондона и Парижа добавили масла в огонь, повторяя эту информацию в эфире. В эфире немецкой радиостанции прозвучал короткий некролог:

Мало-помалу появляются новые детали смерти популярного артиста Мориса Шевалье. Его опознали на улице и арестовали французские патриоты. Шевалье сильно избили тупыми предметами и кастетами. Его единственное преступление - он пел во Франции в период немецкой оккупации и собирался выступать в Германии, для того чтобы сделать жизнь заключенных немного лучше.

Полиция проигнорировала слухи и продолжала охоту за Шевалье. Вскоре после этого трое вооруженных мужчин ворвались в дом Шевалье и увели певца на допрос. Шевалье сообщили, что он был приговорен к смерти за сотрудничество с немцами. Он был доставлен в Тулузу, но по дороге Шевалье сумел передать сообщение своему секретарю в Париже, который, в свою очередь, рассказал подробности дела репортеру "Дейли Экспресс" (Daily Express). Этот репортер приступил к расследованию и даже нашел человека, который когда-то оболгал Шевалье в эфире Радио-Лондон, а теперь принес певцу свои извинения. Окончательное спасение певца произошло благодаря студии "Парамаунт Ньюс" (Paramount News - кинохроники, производимые студией Paramount Pictures с 1927 по 1957 годы ), которая направила в Париж самолет, чтобы забрать певца и снять документальный фильм об участии Шевалье в войне. В своей автобиографии Шевалье писал:

Профессия артиста - это его жизнь. Если мы должны бороться за Францию и умереть за нее, мы готовы сделать это. Но мы хотим, чтобы в остальное время нас оставили в покое. Я полагаю, мы чувствуем, что, давая французам смех и веселье, мы выполнили свой долг перед нацией.


История жизни Мориса Шевалье полна недомолвок и подозрений, но она также является ярким примером "уловки-22", той безвыходной ситуации, в которой оказались многие французские музыканты во время войны, просто не сумевшие избежать ловушки политического кризиса.

 Дэйзи Фанкорт

Список литературы

Fiss, Karen Grand Illusion: The Third Reich, The Paris Exposition, and the Cultural Seduction of France (Chicago, 2009)

Riding, Alan And the show went on: Cultural life in Nazi-occupied Paris (New York, 2010)

Chevalier, Maurice The man in the straw hat (London, 1946)

Chevalier, Maurice With love: the autobiography of Maurice Chevalier (Cassel, 1960)

Tournes, Ludovic 'Le jazz: un espace de liberté pour un phénomene culturel en voie d'identification' La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)

Wilkens, Kelly American Jazz in Paris (University of Richmond, 2010)