Commander of Free French Forces General Charles de Gaulle seated at his desk in London during the Second World War. Imperial War Museum (D1973).
Les Amis du Maquis в исполнении Бенжамина Кларка под аккомпанемент Дэйзи Фанкорт.

Оригинальный текст

Sur l'aile de la liberté
Par les cités et les compagnes.
Nos pas, nos coeurs sont emportés
Au loin de nos cheres compagnes,
Mais on les reverra,
L'heure H arrivera
 
Car nous sauvons la France
Nous les amis, nous les amis,
Car nous sauvons la France
Nous les amis
Du maquis.

Перевод на русский

Под крылом свободы
Городов и наших жён.
Наши шаги, наши сердца уносятся
Далеко от наших любимых жён,
Но мы увидим их вновь.

Час Икс скоро настанет,
Потому что мы спасем Францию
Мы – друзья, мы – друзья,
Потому что мы спасем Францию!
Мы – друзья! Друзья Маки!

Во время Второй Мировой Войны радио стало инструментом огромной политической силы. К 1936 году в домах 4 миллионов французов были оборудованы радиоточки с доступом к трем основным радиостанциям (Тур-Эффель, Париж-ПTT и Радио-Париж); также были доступны радиопрограммы нескольких небольших частных и провинциальных радиостанций. После заключения перемирия, нацисты взяли под свой контроль все радиостанции на севере Франции, особое внимание было уделено Радио-Париж, а режим Виши взял под свой контроль радиостанции на юге страны. В это же время была создана еще одна радиостанция, получившая название Радио-Лондон. Ежедневно по вечерам в эфире этой радиостанции, вещавшей из Лондона, звучала специальная программа: "Французы говорят с французами" (фр. Les Français parlent aux Français). Благодаря влиянию, которое получило Радио-Лондон, песенное творчество военных лет (имевшее, в основном, политические цели), процветало.

Радио-Лондон

Учрежденное 18 июня 1940 года, Радио-Лондон (фр. Radio-Londres) было голосом Свободных Французских Сил. Эфир радиостанции длился до пяти часов в день. Первая радиотрансляция с участием Шарля де Голля часто считается началом французского Сопротивления. Де Голль заявил, что Франция еще не побеждена и призвал всех, кто мог, присоединиться к нему в Лондоне. Он закончил речь знаковыми словами: "Что бы ни случилось, пламя французского Сопротивления не должно погаснуть, и не погаснет".

Одной из важнейших особенностей эфира Радио-Лондон была его ориентация на музыкальные программы. Некоторые французские песни, которые были написаны в Англии, впервые транслировались в эфире Радио-Лондон: например, ‘"Песнь партизан"’ (фр. Le Chant des Partisans) в исполнении Анны Марли и "Песнь о маки", французских партизанах (фр. La Chanson du Maquis), написанная Морисом ван Мопом и Франсисом Чэгрином. Листовки с текстами этих песен былы сброшены с самолетов ВВС (Королевские военно-воздушные силы Великобритании) над территорией оккупированной Франции. Другие песни были написаны во Франции и переданы в Лондон, например, "Гимн Сопротивления" (фр. l’Hymne de la Résistance) Марселя Салина, "Друзья маки" (фр. Les Amis du Maquis) Бланш Габриэль и "Песнь сопротивления" (фр. La Chanson de la Résistance) Жана Ноше. Жорж Гис и Пьер-Анри Титжен (будущий министр информации и гражданской службы) также пытались передать в Лондон песню Юмеля "Свобода", но самолет по пути разбился. После освобождения Франции, для поднятия патриотического духа в конце войны, эти песни начали звучать и в эфире Радио-Париж. "Песнь о героическом сопротивлении" (фр. Le Chant heroique de la Résistance) Бланш Габриэль, например, была исполнена 11 ноября 1944 года Гай Лауро, в тяжелый период боев между союзными войсками и нацистской Германией, в тот день, когда американские войска заняли северную, оккупированную нацистами, часть Франции. В период между 13 октября и 24 декабря 1945 года Поль Арма вел цикл радиопередач под названием "Песни Сопротивления" (фр. La Résistance qui Chante) посвященый малоизвестным песням, которые сыграли важную роль в деятельности Сопротивления.

"Друзья маки" (фр. Les Amis du Maquis) была одной из песен, написанных французскими музыкантами во Франции и тайно преданных в Лондон. Песня должна была прозвучать в эфире Радио-Лондон, чтобы продемонмтрировать сопротивление французов. Радиостанция стала спасательным кругом для французов, напоминая, что они неодиноки в своей ненависти к нацистам и в своем стремлении к национальной свободе, что люди за пределами Франции мысленно поддерживают их. Слова песни были написаны Бланш Габриэль – так автор демонстрировал свою поддержку борцам Сопротивления Маки. Мелодия была взята из "Карманьолы" (фр. La Carmagnole) – песни французской революции 1792 года, в который описывается судьба Марии-Антуанетты и тех, кто поддерживал монархию во Франции. Песня стала знаковой для Франции. Она неоднократно адаптировалась на протяжении XIX века и даже упоминается в известных художественных произведениях, таких как "Повесть о двух городах" Чарльза Диккенса и "Алый Первоцвет" баронессы Эммы Орци.

Чтобы повысить боевой и национальный дух французов, Радио-Лондон кроме трансляции собственных музыкальных программ подвергала критике музыку и музыкантов, появлявшихся в эфире Радио-Париж. На Радио-Лондон звучала известная песенка, написанная на мотив "Кукарача" (исп. La Cucaracha), испанской народной песни в жанре корридо, которая стала популярной во время Мексиканской революции начала XX века. В эфире звучалали такие слова: "Радио-Париж лжет, Радио-Париж лжет, Радио-Париж – немецкое" (фр. Radio-Paris ment, Radio-Paris ment, Radio-Paris est Allemand). Ее пел известный исполнитель сатирических песен Пьер Дак, который также осуждал нацистов и французских политиков. После знаменитой встречи адмирала Дарлана с Гитлером в Берхтесгадене, например, Дак написал песню на мотив французской детской песенки "Братец Якоб" со словами "Кто предает Францию? Это – Дарлан! Это – Дарлан!" (фр. 'qui trahit la France? C’est Darlan! C’est Darlan!) Его песня "Et tout ça, ça fait" пародировала песню Мориса Шевалье "Ça fait d’excellents Français", которая прозвучала на Радио-Париж. В песне Дака критикуется жадность, жажда славы и предательство французских звезд, которые согласились петь на коллаборационистском Радио-Париж. Также поступил композитор Морис ван Моп, чьи песни передавались во Францию с помощью самолетов ВВС. В небольшой брошюре "Песни BBC" (фр. Chansons de la BBC), иллюстрированной самим Moпом, на обратной стороне было написано: "Песни, которые вы услышали по радио, вам доставлены вашими друзьями из ВВС" (фр. les chansons que vous avez entendues à la radio vous sont apportées par vos amis de la RAF).

Жорж Беге, работавший в Управлении специальных операций – британской разведывательно-диверсионной службе, предложил использовать радиоэфир для передачи закодированных сообщений участникам французского Сопротивления. Трансляции должны были начинаться со слов: "Прежде чем мы начнем, прослушайте, пожалуйста, несколько личных сообщений". Далее следовала информация для Сопротивления: агентурные сведения, зашифрованные под личные события, такие как даты рождения детей агентов. Эфир был настолько наводнен этими кодами, что с июня 1944 года нацисты перестали справляться с декодированием. Так как сообщения в радиоэфире приобретали все большую политическую окраску, нацисты стали пытаяться глушить радиоволны фоновым шумом (бойцы Сопротивления ответили на это, взорвав один из передатчиков Радио-Париж в Бурже 8 мая 1942 года). Но, по статистике, этого было не достаточно, чтобы заглушить музыку. 1 июня 1944 года в радиоэфире транслировалась 5-я симфония Бетховена, в которой – с помощью символа азбуки Морзе V (... _) – передавалось сообщение: "Победа". В тот же день Радио-Лондон транслировало первую строфу стихотворения Верлена "Песня осени" (фр. Chanson d’Automne), в первых трех строках которого было закодировано сообщение для французского Сопротивления о том, что наступление начнется в ближайшие сутки. Это были строки: "Долгие рыдания / скрипок / осени / ранят мое сердце / в монотонной истоме" (фр. Les sanglots longs/ des violons/ de l’automne/ blessent mon coeur/ d’une langueur monotone). Четыре дня спустя, в 11:15 вечера, транслировалось продолжение того же стихотворения, и вновь это была шифровка, сообщавшая, что нападение начнется в течение 48 часов, и Сопротивление должно начать диверсионную деятельность, особенно на французких железных дорогах. На следующий день, союзные войска начали наступление. 15 августа, в результате освобождения Парижа, вражеская радиостанция Радио-Париж была закрыта.

Радио-Париж

В оккупированном Париже музыка, звучавшия в радиоэфире, была одинаково важна как для нацистской пропаганды, так и для противоположных целей. На радиостанции Радио-Париж работало более 1000 человек, и нацисты потратили миллион рейхсмарок для запуск радиостанции, что наглядно демонстрирует, какое значение нацисты придавали этому направлению работы. Его первые радиопередачи были выпущены в эфир менее чем через три месяца после начала оккупации. Роль радиостанции заключалась в консолидации усилий нацистов, как другой ветви армии. Около половины суточного эфира Радио-Париж (45%) было посвящено музыке. С марта 1942 года в эфир выходила программа под названием "Ритм времени" (фр. Au Rythme des Temps), в которой известные песни адаптировались в пропагандисткских целях. Так например, на мотив известной песни "С моей подругой" (фр. Aupres de ma blonde) звучали слова:

Au jardin d’Angleterre, les bobards ont fleuri.
Tous les menteurs du monde parlent à la BBC.
Au gre de ces ondes, qu’il fait bon mentir

В саду Англии обман процветал.
Все лгуны мира говорят на BBC.
Благодаря радиоволнам они хорошо врут.

В среднем в эфире Радио-Париж транслировалось около 75 симфонических концертов в год, камерные концерты передавались еженедельно, а раз в две недели – оперные. Оно также помогало частным радиостанциям делать ежевечерние музыкальные программы.

Au gre de ces ondes в исполнении Бенжамина Кларка под аккомпанемент Дэйзи Фанкорт

В первое время культурно-развлекательные программы, которые были вне политики, и программы пропагандистского толка в радеоэфире были разделены. Идея заключалась в том, чтобы сохранить маску обычной радиостанции, в частности, именно для этого к работе на Радио-привлекались только граждане Франции. Главным ведущим музыкальных программ был Пьер Игэль, который с лета 1940 года и до освобождения Франции представлял концерты и звукозаписи. Он стал самым популярным голосом на французском радио. Ни в одной из его программ не поднимались политические вопросы, и нет никаких доказательств, что он был вовлечен в сотрудничество с оккупантами. На самом деле, вопреки желаниям директора радиостанции майора Шмидтке, который хотел использовать немецкую музыку, чтобы убедить людей в превосходстве немецкой культуры, Игэль выпускал в эфир в первую очередь произведения французских композиторов, таких как Дебюсси, Форе и Равель и отказывался использовать музыку немецких композиторов, например, Лорцинга, Легара или Штрауса. Отдел пропаганды и агитации (нем. Propaganda Abteilung), созданный нацистами, чтобы контролировать французскую прессу, пытался навязать радиостанции трансляцию немецкой музыки. После первых двух попыток эта идея была забыта, так как внутренние отчеты показали, что немецкая музыка в эфире не приносит никакой пользы. Вместо этого немцы пришли к идее создания программ французской музыки, чтобы завлечь французских слушателей и сделать их более открытыми для политических программ. Единственным проявлением нацистского контроля на радио были частые вставки в программное вещание выступлений Гитлера из Берлина и явное отсутствие музыки еврейских композиторов.

В 1941 году был создан Гранд Оркестр Радио-Париж (фр. Grand Orchestre de Radio Paris) под руководством Жана Фурнье. Его особенностью было исполнение как классической, так и популярной музыки, в том числе в сопровождении оркестра звучали песни Мориса Шевалье, выступали пианист Альфред Корто и певица Мистенгетт. Мистенгетт объясняла, что она пела на Радио-Париж не потому, что оказывала помощь нацистам, а "в угоду публике, чтобы заставить людей забыть о происходившем во Франции". Для популяризации музыки также устраивались бесплатные концерты в Театре Елисейских Полей (фр. Théatre de Champs-Elysées). В среднем, еженедельно в исполнении оркестров звучало 100 музыкальных произведений, включая 33 сольных партии. Популярностью пользовались такие коллективы, как Хор Эмиля Пассани (фр. Chorale Emile Passani), Оркестр Раймонда Леграна (фр. L'Orchestre de Raymond Legrand), Симфонический Оркестр Парижа (фр. L'Orchestre de Paris) под руководством Кости Константинова и Оркестр Ренна в Бретани (фр. L'Orchestra de Rennes Bretagne) под руководством Мориса Хендрика.

Радиостанция Радио-Париж специализировалсь также и на более экспериментальной музыки. В эфире транслировались такие передачи, как "Пока вы дома" (фр. Puisque vous êtes chez vous), в которых исследовалось экспериментальное музыкальное звучание. Важным центром этого была экспериментальная студия (фр. Studio d'Essai), созданая в 1943 году Пьером Шеффером совместно с Унивеситетом Парижа. Задача студии состояла в том, чтобы исследовать принципы художественного радиовещания, а также экспериментировать с Конкретной Музыкой (фр. Musique Concrète), состоящей из совокупности природных шумов и звуков, записанных заранее. Эта возможность была использована французским центром Радио Сопротивления, который в 1944 году стал ответственным за выпуск первых радиопередач в освобожденном Париже. Шеффер также подготовил 100 часов программ, которые использовались во время освобождения Парижа, в том числе запись поэмы Элюара "Свобода" (фр. Liberté), которая была положена на музыку композитором Пуленкаом Эти фрагменты транслировались с 19 по 24 августа.

Одним из важнейших вопросов, возникших после войны, заключался в том, были ли сотрудники Радио-Париж пособниками оккупантов. Многие французы не могли понять, как музыканты и радиоведущие могут работать в организации, которая так явно находилась под влиянием Геббельса и нацистской пропаганды. Некоторые из них, такие как Морис Шевалье, подвергались критике на Радио-Лондон и обвинялись в пособничестве нацизму. Но, при этом, Шевалье отказался от выступлений в Берлине. Вместо этого, в обмен на освобождение десяти заключенных, он согласился выступить для военнопленных в лагере, в которок был заключен сам в годы Первой мировой войны. Он был официально освобожден французским судом от подозрений в коллаборационизме. После войны Игэль столкнулся со схожей двойственной реакцией по отношению к своей деятельности в военное время. Ему было разрешено работать на радио снова только в 1950 году. Другие, такие как дирижер Джо Бульон, столкнулись с еще более сложной проблемой. Первоначально музыкант заключил контракт с Радио-Нициональ режима Виши, но в 1942 году Бульон отказался давать концерты на Радио-Париж. Тем не менее, поддерживаемый нацистами политик Филипп Анрио предпринял ответные меры и разорвал контракт Бульона с Радио-Нициональ. Поэтому, чтобы не попасть в Службу принудительного труда (фр. Service de Travail Obligatoire – STO), у музыканта не было другой возможности, кроме как принять предложение работы на Радио-Париж. Бульон работал с певцами Мистенгетт и Шевалье, и это лишь усилило подозрения в его пособничестве нацизму. Но в то же время он работал и с Джозефиной Бейкер (офицером французского Сопротивления и другом де Голля), которая стала его женой в 1947 году. Существует мнение, что работа на Радио-Париж была одной из немногих возможностей для трудоустройства в период нехватки продовольствия и отопления. Осуждению, а затем оправданию подвергались все работники Радио-Париж, пока Комиссия Чистки (фр. Commission d’Epuration) не решила реабилитировать всех актеров и музыкантов.

Радио-Националь де Виши

Официальная радиостанция режима Виши никогда не пользовалось такой известностью как парижская и лондонская станции. Отчасти это произошло потому, что огромное количество слушателей свободной Франции слушали Радио-Париж и Радио-Лондон, особенно после 1941 года, когда Радио-Париж увеличило количество своих радиопередач. Эти слушатели даже не колебались, когда режим Виши попытался объявить слушание Радио-Лондон преступлением, наказуемым смертной казнью. Правительство Виши также было далеко от идеологического единства. У идеалистически настроенного Петена, более коллаборационного Лаваля, и у не имевшего веры в национальный режим Дарлана (последний стал частым гостем на радио Виши) не было единого политическкого послания, которое можно было бы озвучить в радиоэфире. А ведь на радио звучали еще и поверхностные сведения о коммунизме и сопротивлении по всей южной Франции. Политическая функция радио Виши также подрывалась эфирами Радио-Париж, которое высмеивало Петена и критиковало Вейгана и Дарлана, а также передачами Радио-Лондон, которые хулили весь режим Виши. Из-за отсутствия объединения и солидарности в свободной Франции, Радио-Националь де Виши не смогло сыграть такую же значительную роль, как другие радиостанции в период оккупации.

Вместо одной главной радиостанции, на территории свободной Франции обрели популярнось небольшие и частные радиостанции. Министр Даладье установил новый закон, благодаря которому все маленькие радиостанции попадали под его юрисдикцию, а также ввел цензуру и государственную монополию на все радиовещание. Среди созданных радиостанций, было Молодежное радио (фр. Radio-Jeunesse), которое транслировало популярные песни, чтобы поднять боевой дух и поддержать единство духа. Этому должены были способствовать и передачи Жана Ноэна в 1941 году на Радио Виши, посвященные семейным ценностям; в этих передачах звучали песни, которые воспевали славу прошлого и жизнь в стране. В этих передачах принимал участие Оркестр Националь (фр. Orchestre Nationale), который был расформирован в начале войны и возрожден в новом составе исполнителей под руководством Д.И. Ингельбрехта.

Другие радиостанции, например, Радио Монпелье, тоже транслировали в своих эфирах популярные песни, но они руководствовались целями Сопротивления. Первоначально радиостанции удавалось избегать цензуры, но в мае 1941 года, после того как в эфире прозвучала песня Мориса Шевалье "Нужно время для любви" (фр. Prenez le Temps d’Aimer), слова которой были не одобрены режимом, деятельность радиостанции была приостановлена на восемь дней.

Расцвет радиостанций, бум слушателей, количество вложенных денег и вирулентность действий радиостанций друг против друга, является свидетельством огромного влияния, которое имели радиостанции во время Второй мировой войны. Термин "война в эфире" (фр. la guerre des ondes) относится к словесным баталиям, происходившим между различными радиостанциями в то время, как бушевали зверства войны. Тот факт, что музыка играла решающую роль во всем этом, показывает, какое важное значение это имело в годы Второй Мировой Войны.

Дэйзи Фанкорт

Список литературы

Chimello, Sylvia La Résistance en chantant (Paris, 2004)

Dac, Pierre Un Français libre a Londres en guerre (Paris, 1972)

Eck, Helene La guerre des ondes:  histoire des radios de langue française pendant la deuxième guerre Mondiale  (Paris, 1985)

Holman, Valerie and Kelly, Debra France at war in the twentieth century: propaganda, myth, and metaphor (London, 2000)

Licata, Thomas Electroacoustic Music: Analytical Perspectives (Westport, 2002)

Luneau, Aurélie Radio Londres - 1940-1944 - Les voix de la liberté, éd. Librairie Académique Perrin, 2005

Marly, Anna Mémoires (New York, 2000)

Meadel, Cecile ‘Pauses musicales ou les éclat ants silences de Radio-Paris’ La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)

Tillman, Barrett Brassey’s D-Day Encyclopedia: The Normandy Landings A-Z (Michigan, 2004)

Van Moppes, Maurice Chansons de la BBC et images de Paris (Paris, 1945)