Group portrait of a Jewish partisan unit operating in the Lithuanian forests. Many of its members had been involved in resistance activities in the Kovno ghetto. c. 1944. USHMM, courtesy of Eliezer Zilberis.
Group portrait of a Jewish partisan unit operating in the Lithuanian forests. Many of its members had been involved in resistance activities in the Kovno ghetto. c. 1944. USHMM, courtesy of Eliezer Zilberis.

Создание Особого штаба по вопросам музыки (фр. Sonderstab Musik) в целом для музыкантов и музыки сыграло одну из самых разрушительных ролей в продвигаемой нацистами политике. Появившийся в 1940 году как подразделение Оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга (Einstazstab Reichleiters Rosenberg), – команды мародеров под руководством нациста  Альфреда Розенберга, этот отдел был ответственен за конфискацию музыкального имущества, принадлежавшего евреям, уничтоженным в Германии и на оккупированных землях. За время существования, членами штаба было изъято 8 000 пианино, включая редкие инструменты из коллекции известной польской пианистки Ванды Ландовски. Более 2 000 из них были найдены во Токийском дворце (фр. Palais de Tokyo) в Париже после освобождения. Особый штаб по вопросам музыки также выполнял идеологическую функцию, собирая и пересылая в Германию все рукописи и корреспонденцию, касающуюся еврейских композиторов, запрещая традиционные еврейские музыкальные сочинения, выступая против "дегенеративной" еврейской музыки.

Эта деятельность была поддержана режимом Виши, который учредил Генеральный комиссариат по еврейским вопросам (фр. Commissariat General aux Questions Juives), организацию, которая, в числе прочего, следила за композиторами еврейского происхождения и активно противодействовала исполнению их музыкальных сочинений. Для выступлений музыканты-евреи были обязаны получить специальное разрешение, при этом они не имели права работать на радио и концертировать в государственных публичных залах. Также они не получали гонораров. Начиная с 1941 года музыканты еврейского происхождения были исключены из состава Национального оркестра (фр. Orchestra National) Франции. Им даже запретили слушать радио.

Борясь с этим, некоторые еврейские музыканты устраивали акты неистового неповиновения – такие как попытка саботажа концерта оркестра Берлинской Филармонии 19 мая 1942 года в Лионе. Другие музыканты, такие как польско-французский композитор Норберт Гланцберг, нашли способ обойти правила, продавая песни непосредственно певцам, к примеру, Эдит Пиаф. Третьи, чтобы сохранить еврейскую музыку, участвовали в нелегальных концертах. Концерты, в которых исполнялась музыка Дариуса Мийо, на оккупированной территории и в Провансе проходили под покровительством Анрии Дютийе, Мануэля Розенталя, принца и принцессы де Полиньяк и графини Пастре.

Одна из этих покровительниц музыки, графиня Пастре, вела активную деятельность для помощи еврейским музыкантам. Во время войны она разместила в своем замке 40 музыкантов, а в 1940 году возглавила Ассоциацию "Торжество духа" (фр. Association Pour Que l’Esprit Vive), которая помогала артистам найти убежище и давала им возможность участвовать в концертах и конференциях по вопросам возрождения культуры. Среди музыкантов, которые часто посещали дом графини, был и Жорж Орик, активный участник движения Сопротивления. В программу концертов входили произведения Богуслава Мартину, Марчела Михаловича, Артюра Онеггера и Вольфганга Моцарта. В 1942 году Моцарту был посвящен целый концерт – графиня Пастре хотела подчеркнуть духовность этого композитора, противопоставить его эксплуатируемому нацистской пропагандой образу немецкого гения. В июле 1942 года она поддержала постановку спектакля "Сон в летнюю ночь" (фр. Songe d’une Nuit d’Été) на музыку Жака Ибера, которого режим Виши заклеймил как "еврейского музыканта". Постановку сопровождал Национальный оркестр под управлением дирижера-еврея Мануэля Розенталя. По причине ограниченного финансирования, костюмы для всех 52 участников постановки были сшиты из портьер графского замка. Графиня продолжала играть важную роль и в мире послевоенной музыки – в 1948 году она организовала в Экс-ан-Провансе музыкальный фестиваль посвященный Моцарту.

Другой важной покровительницей и защитницей еврейских музыкантов была Маргарэт Фурнье. В 1940 году она приютила в своем доме еврейских музыкантов, таких как Мартина и Шарль Мюнш, а также устраивала концерты, в программу которых входили такие произведения французских музыкантов, как "Кантата о Нарциссе" (фр. Cantate du Narcisse) Ж. Тайфлера. Сисиль де Вальмалет также оказывала поддержку музыкантов – она организовала так называемые "Музыкальные часы" (фр. Les heures musicales) в помощь беженцам. На эти мероприятия для обсуждения классической музыки приглашались исполнители, артисты и ораторы. В 1942 году она организовала концерт, в который вошли произведения поэта-песенника Жака Превера и венгерско-французского композитора Жозефа Косма, а также открыла частную школу. Все эти замечательные люди предоставили относительную свободу евреям и беженцам во время нацистской оккупации, защищая их и обеспечивая тем самым сохранение еврейской музыки, несмотря на нацистскую цензуру.

 Дэйзи Фанкорт

Список литературы

Alviset, Josette ‘La programmation musicale à Vichy: Les apparences de la continuité’ La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)

Curtis, Michael Verdict on Vichy: Power and Prejudice in the Vichy France Regime (London, 2002)

Krivopissko, Guy and Virieux, Daniel ‘Musiciens : une profession en résistance ?’ La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)

Sprout, Leslie ‘Les commandes de Vichy, aube d’une èra nouvelle’ La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)