Group portrait of a Jewish partisan unit operating in the Lithuanian forests. Many of its members had been involved in resistance activities in the Kovno ghetto. c. 1944. USHMM, courtesy of Eliezer Zilberis.
Group portrait of a Jewish partisan unit operating in the Lithuanian forests. Many of its members had been involved in resistance activities in the Kovno ghetto. c. 1944. USHMM, courtesy of Eliezer Zilberis.

В период между мировыми войнами, город Виши был летней столицей музыкальной Франции. Когда в 1940 году было подписано Перемирие, свобода, которая до этого приветствовалась, была подавлена, хотя музыкальная жизнь на самом деле продолжалась и возможно, даже процветала на протяжении всей Второй Мировой Войны.

В период между мировыми войнами, город Виши был летней столицей музыкальной Франции. Когда в 1940 году было подписано Перемирие, свобода, которая до этого приветствовалась, была подавлена, хотя музыкальная жизнь на самом деле продолжалась и возможно, даже процветала на протяжении всей Второй Мировой Войны.

В первые месяцы немецкой оккупации концерты, организованные режимом Виши, казалось, были направлены на поддержку французов, а не на демонстрацию коллаборационистского настроя. Так, в июле 1941 года был создан Комиссариат по борьбе с безработицей. В числе прочего, эта организация устраивала концерты  Альфреда Корто и "Французского легиона бойцов" (Legion Française des Combattants). За период с 1940 по 1944 годы в Виши выступало более 300 музыкантов. Исполняемая ими музыка, по сути, мало отличалась от довоенной – просто в репертуаре было меньше произведений немецких авторов и полное отсутствие работ еврейских музыкантов. С 1942 года прибыль от концертов направлялась в пользу Красного Креста и Экстренных служб (Secours National), а с 1943 года и в пользу французских военнопленных. Морис Пино (фр. Maurice Pinot), национальный министр по делам военнопленных, который поддерживал маршала Петена, но выступал против коллаборационизма, также организовывал ряд концертов, в которых звучала музыка, написанная заключенными и которые транслировались по радио для находившихся в заключении. Одним из таких произведений была "Симфония соль мажор" (Symphonie en Sol Majeur), которую написал в 1941 году Анри Шаллан (фр. Henri Challan). Композиция прозвучала в исполнении оркестра концертного общества Парижской консерватории (Societé des Concerts du Conservatoire) под управлением Жана Гиттона (фр. Jean Guitton), в прошлом также заключенного. Также в концерте прозвучало сочинение "Евангелие от Иоанна" (Le Livre pour Jean) Мориса Тирие (Maurice Thiriet), заключенного лагеря для военнопленных Цигенхайн в Западной Германии (в том же лагере, кстати, был и Франсуа Миттеран, будущий президент Франции). Некоторые композиторы продолжали создавать свою музыку, находясь в заключении. Например, автор музыкального произведения "Псалом 122" (Psaume CXXII) Эмиль Гуйе (фр. Emile Goué), который попал в тюрьму в Нинбурге в Северной Германии в июне 1940 года и скончался вскоре после освобождения в 1946 году. "Симфоническая поэма на слова Шарля Пеги" (Poeme symphonique sur un texte de Charles Peguy) была создана пережившим войну Эмилем Дэмэ (фр. Emile Damais).

Со временем музыкальная деятельность принимала все более коллаборационистский характер, поскольку Петен и его правительство в своем стремлении создать благоприятную среду для возрождения таких "французских ценностей", как "Труд, Семья, Отечество" (фр. Travail, Famille, Patrie), все активнее вмешивались в культурную жизнь страны. Две оперные труппы, четыре симфонических оркестра и многочисленные ансамбли, существовавшие в Виши стали использовать в целях пропаганды. Организованные при поддержке правительства музыкальные группы, такие как, например музыкальный коллектив молодежного трудового лагеря Chantiers de Jeunesse, проводили для поднятия государственного престижа концерты патриотических песен. Эти концерты транслировались в эфире радиостанции Радио-Виши, чтобы увеличить аудиторию слушателей. Со временем подобные концерты стали проходить и в других городах – например в Марселе, который получал все более и более тесную идеологическую связь с Виши. В военные годы Марсель испытывал серьезные материальные трудности, и легкие развлечения, способные отвлечь горожан от их проблем – такие как музыка – стали чрезвычайно популярны. В результате, жители Марселя стали легкой добычей для режима Виши, ведь их тяга к музыке влекла за собой и излишнюю восприимчивость к звучавшим в песнях политическим призывам. И все же, режим Виши отрицал, что путем музыки оказывает какое-либо политическое влияние на французов: к примеру, на страницах таких журналов как "Обозрение изящных искусств Франции" (La Revue des Beaux-Arts de France), утверждалось, что режимом "никакие эстетические правила не навязываются".

Режим Виши также поощрял создание новых музыкальных произведений. Так, организация "Администрация изящных искусств" (Administration des Beaux-Arts), созданная целью облегчения экономического положения деятелей искусства в конце 1930-х годов, начала присуждать премии композиторам, стимулируя их к новому творчеству. В 1938 году вслед за Клодом Дельвинкортом премии получили первые 12 музыкантов (в их числе Дариюс Мийо, Жермен Тайфер и Шарль Кёклен), в 1939 году – еще 7 человек. Но после подписания Перемирия и разделения Франции ситуация изменилась в пользу композиторов, поддерживающих консервативные, антимодернистские и прокатолические настроения режима Виши. 81 музыкальное произведение было написано специально для режима Виши в период оккупации – они исполнялись по всей стране и звучали в радиоэфире.

Среди композиторов, оказавшихся "на обочине" при новом политическом режиме, был и  Оливье Мессиан. Призванный в армию в качестве медбрата, в 1940 году он попал в плен под Верденом. Находясь в Шталаге (концентрационный лагерь Вермахта для интернированных военнопленных), Мессиан в содружестве с несколькими заключенными – скрипачом, виолончелистом и кларнетистом, создал "Квартет на конец времени" (фр. Quatuor pour la Fin du Temps). Впервые это произведение было исполнено в январе 1941 года в лагере, а четыре месяца спустя Мессиан был освобожден и возвратился в Париж. Формально режим Виши никогда не запрещал этому композитору работать, но на деле Мессиан был исключен из основного течения музыкальной жизни, он не получал никакого поощрения со стороны правящего режима – несмотря на то, что он занимал видную должность профессора класса гармонии в Парижской консерватории. Его музыка воспринималась как разрушающая связь между его предшественниками и современниками и, таким образом, не могла укрепить богатое французское музыкальное наследие, которое пропагандировал режим Виши. Музыку Мессиана также рассматривали как слишком современную для консервативно настроенного режима.

Среди музыкальных произведений, одобряемых режимом Виши, оказалось и творчество композитора Марселя Деллануа – его музыка была настолько популярна, что в 1941 году ее записали на французской киностудии Пате – наряду с оперой Дебюсси "Пеллеас и Мелизанда". В своей опере "Жиневра" Деллануа попытался воссоздать стиль комической оперы, столь популярный в Италии и Франции в XVII-XVIII веках. В опере также сочетались традиции итальянской техники пения бельканто (bel canto) и цитаты из классических музыкальных произведений таких композиторов, как Джованни Баттиста Перголези и Доменико Чимароза. Представители режима Виши рассчитывали, что, продвигая французское музыкальное наследие высокого уровня и сочетая его с немецкими и итальянскими музыкальными стилями, Франция могла показать свое сопоставимое с мировым культурное богатство и изысканность. В подобном подходе маршал Петен видел средство справиться с недовольством по поводу преобладания немецкой музыки. Борьбе с этим недовольством служило и специальное составление концертных программ, в которых произведения одобряемые режимом Виши зачастую исполнялись вместе с музыкой немецких композиторов. Например, в 1942 году "Сурья" Альфреда Башле была исполнена совместно с "Лоэнгрином" Вагнера.

Другое популярное и политически ангажированное произведение – "Ода о страдающей Франции" (Ode à la France Blessée) Андрэ Гальяра (фр. André Gailhard), композитора, который вместе с Альфредом Корто работал в Комитете Изящных Искусств (Comité des Beaux-Arts). Эта симфоническая поэма для оркестра и хора повествует о войне и завершается образом Франции, пробужденной для объединения нации на заре новой эры. В этом произведении использовались народные песни из "Арлезианки" (фр. L’Arlesienne) Бизе, которые подчеркивали важность культурного наследия Франции. Среди других музыкальных произведений этого времени и направления можно выделить "Реквием" Мориса Дюрюфле – единственное исполняемое до сих пор музыкальное произведение эпохи режима Виши.

Оккупация южной части Франции нацистами в 1942 усугубило политическое вмешательство в музыкальную жизнь. Проведение вечерних концертов стало более проблематичным из-за введения комендантского часа. Немецкие музыка благодаря пропаганде переживала расцвет, в то время как произведения французских и итальянских композиторов, угрожающие превосходству немецкой музыки, например, "Лакме" (фр. Lakmé) Лео Делиба и "Мадам Баттерфляй" Джакомо Пучинни", были запрещены. Большая часть концертов, которые состоялись в 1943 году в Марселе, прошли в исполнении оркестра Берлинской Филармонии, а не французских оркестров. С 1944 года количество музыкальных концертов пошло на убыль, поскольку нацисты переключили свое пристальное внимание на военные действия. Музыкальная жизнь возобновилась только после освобождения Виши в августе 1944 года – на этот раз с новой политической целью: продемонстрировать мужество и несломленный дух Франции и французов, вернуть радость в исстрадавшуюся страну.

By Дэйзи Фанкорт

Список литературы

Alviset, Josette ‘La programmation musicale à Vichy : les apparences de la continuité’ La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)

Chimènes, Myriam ‘Alfre Cortot et la politique musicale du gouvernement de Vichy’ La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)

Curtis, Michael Verdict on Vichy: Power and Prejudice in the Vichy France Regime (London, 2002)

Dompnier, Nathalie ‘Entre La Marseillaise et Maréchal, nous voilà ! Quel hymne pour le régime de Vichy ?’ La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)

Frazier, James E. Maurice Duruflé (New York, 2007)

Jaconom, Jean-Marie ‘Marseille en liberté surveillée ? Les ambiguïtés de la vie musicale’ La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)

Krivopissko, Guy and Virieux, Daniel ‘Musiciens : une profession en résistance ?’ La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)

Sprout, Leslie ‘Les commandes de Vichy, aube d’une èra nouvelle’ La Vie Musicale Sous Vichy, ed. Chimenes, (Brussels, 2001)