Песня была написана и исполнялась в гетто Янкелем Гершковичем. Ее вспомнил и напел Яков Ротенберг, записала Гила Флам в 1984 году.

идиш Транслитерация

Припев:

Geto, getunya
Getochna kochana
Tys taka malutka, i taka szubrana
Ver es hot a hant a shtarke,
Ver es hot of zikh a marke
Krigt fin shenstn in fin bestn,
Afile a postn oykh dem grestn
Ven di bist intelligent
Un a sent,
Drayste zikh arim vi a mes
Un a broyt in un adres
In di zingst of terkish zikh
O yes!
 
Maydlekh zikh ale shymen
Nisht ka’ shminke nisht ka’breyment,
Nisht ka’ tabarin nisht ka’ fayf,
Nisht rush kayn ondulatsye
Nisht ka mitik, ka’ kulatsye
Zay hubn tsi vashn nisht ka’ zayf,
Nor zmartwione, zayt nisht tstitsi-pulkes
In yede zingt  mit mir dem refrain, oy ,oy,  oy 
 
Припев:  Geto Getunya…
 
Nisht zorgn in nisht klern
S’vet bay indz git nokh vern,
S’vet nokh kartofl oykh du zayn.
Men iz shoyn kurev –meykakh
Yontef vet men esn leykakh
Trinken fin gropn karmel vayn
Nor zmartwione , zayt nisht tstitsi-pulkes
In yeder zingt mit mir dem refrain, oy,oy, oy…
 
Припев: Geto Getunya

Гетто, геттонько

Гетто, геттонько

Слова Янкеле Гершковича

Припев:

Гетто, геттонько,
Геттонько мое любимое
Ты такое небольшое, но такое развращенное.
У кого сильная рука,
У кого есть деньги,
Тот получает все самое красивое и лучшее,
Даже самые важные посты.
Но если ты интеллигент,
И у тебя нет ни копейки,
То ты бродишь повсюду, как труп
Без хлеба и без адреса,
И поешь себе по-турецки
О, да!

Девушки все стыдятся:
Нет ни румян, ни краски для бровей,
Нет ни барабана, ни тдудки,
Нет ни помады, ни перманента,
Нет ни обеда, ни ужина,
Нет мыла, чтобы помыться,
Только уныние. Но не будьте слабаками
И пойте со мной этот припев, ой, ой, ой

Припев: Гетто, геттонько...

Не нужно заботиться и раздумывать,
Будет и у нас все хорошо,
У нас еще появится картошка.
Лавочка уже закрывается,
В праздник мы будем есть сдобные булочки
И пить виноградное вино из Кармеля. 
Только уныние. Но не будьте слабаками
И пойте со мной этот припев, ой, ой,  ой …

Припев: Гетто, геттонько...

Песня "Гетто, геттонько" рассказывает о событиях, происходивших в Лодзинском гетто на протяжении лета 1940 года. Оказавшиеся в бедственном положении и без работы, обитатели гетто провели публичные демонстрации, напраленные против главы Юденрата Хаима Румковского. Румковский, чья жизнь оказалась под угрозой, решил создать еврейскую полицию для своей личной защиты, зондеркоманду, которая занималась внутренними делами гетто. В это специальное полицейское подразделение Румковский набрал всех физически сильных мужчин, которых смог найти в гетто.

Полный иронии припев обращается к женщине. Однако, этот образ маленькой слабой женщины символизирует простых обитателей гетто и является противопоставлением сильным мужчинам из зондеркоманды, которые существуют не для защиты слабых, а ради самих себя, сильных и счастливых. Сильный человек получает "самое хорошее и самое лучшее, он также получает должность самого высоко ранга", в то время как "бедный интеллигент бродит повсюду как труп".

Что же оставалось простым обитателям гетто? Только пение. На всех языках они умоляют о пище. Ситуация описана в песне в отрицательных выражениях, в ней использовано много жаргонных слов, появившихся в гетто (например кулатье (ид. трансл. kulatsye) от польского слова "обед" (kolacja) - жаргонизм, он означает еду, которую раз в две недели получали лучшие работники в качестве награды на общественных кухнях Лодзинского гетто).

Скорее всего, мелодия "Гетто, геттонько" еврейского происхождения, она напоминает еврейские кумулятивные песни (т.е. песни, построенные на коротких мелодичных мотивах в такой последовательности, которая позволяет добавлять еще большее число последовательностей).