Композиторы в изгнании

Усиление влияния нацистского режима в Германии и Австрии поставило многих еврейских композиторов перед выбором: остаться во враждебной стране с незвестным будущим или покинуть родину и свою культурную среду.  В первое время выбор был не столь очевиден, и принять решение было трудно. Вскоре после прихода Гитлера к власти, известный композитор Курт Вайль отметил: “Все, что сейчас происходит, кажется мне столь отвратительным, я не могу себе представить, что это может продлиться больше пары месяцев... Кое-кто совершает большую ошибку”. После введения нацистских законов, регламентирующих "чистку" немецкой культурной жизни, многие еврейские композиторы, вне зависимости от своих чувств и устремлений, были вынуждены рассматривать эмиграцию как способ решения финансовых проблем. Они не могли стать членами недавно созданной Имперской палаты по делам музыки, и, хотя в первые годы гитлеровского режима законы исполнялись не слишком строго, авторы вскоре перестали получать гонорары за свои произведения. Многие немецкие композиторы уехали в Соединенные Штаты Америки для того, чтобы найти работу в университетах, на Бродвее или в Голливуде. Другие, например, Эгон Велец и Бертольд Гольдшмидт, переехали в Великобританию. Многие выдающиеся еврейские композиторы начала ХХ века, такие как Арнольд Шёнберг, Курт Вайль и Эрих Корнгольд, были вовлечены в политическую круговерть, оказавшую,  безусловно, огромное влияние на их музыку. Другие композиторы, к примеру, Эрнст Кренек или Пауль Хиндемит, были вынуждены покинуть Европу из-за своей национальной принадлежности.

            Из всех композиторов, оказавшихся в изгнании, наибольшей популярности достиг, пожалуй, Арнольд Шёнберг. Выкрест, он снова вернулся в иудаизм в 1933 году, вскоре после увольнения из Берлинской Академии Искусств, где преподавал с 1925 года. В числе других композиторов, таких как Эрнст Тох и Игорь Стравинский, он оказался в теплой Калифорнии, и ему, как и большинству изгнанников, поначалу было трудно привыкнуть к жизни вне Европы. Нацисты называли музыку Шёнберга вырожденческой и большевистской, закономерным финалом начатого Малером музыкального разрушения. На новой родине творчество композитора не пользовалось большой популярностью, и до окончания войны Шёнберг был вынужден преподавать сразу в нескольких университетах Калифорнии, а также давать частные уроки музыки. И все же, композитор-изгнанник смог создать несколько музыкальных шедевров: это оратория 1938 года "Коль Нидрей" и  произведение, вдохновленное рассказами о смелости евреев, шедших на смерть в газовые камеры с песней на устах, знаменитая оратория 1947 года "Уцелевший из Варшавы" (A Survivor from Warsaw). В 1941 году Арнольд Шёнберг получил американское гражданство и жил в Калифорнии до самой своей смерти в 1951 году.

            В отличие от Шёнберга, который с трудом принимал нравы и законы новой родины, Курт Вайль без промедлений воспользовался новыми возможностями, открывшимися с переездом. Вклад композитора в развитие музыкального театра Америки трудно переоценить: ему принадлежит честь создания "Трехгрошевой оперы" (1928 г.) и "Возвышение и падение города Махагонни" (1927-29 гг.). Курт Вайль долгое время находился под пристальным вниманием нацистов. В конце концов, волна арестов, сопровождавшая поджог берлинского Рейхстага (27 февраля 1933 года), вынудила композитора задуматься об эмиграции. Сперва Вайль переезжает во Францию, в которой был более-менее известен, но уже в 1935 году композитор дебютирует в Нью-Йорке с великолепной театральной постановкой библейской драмы "Путь обета" (англ. The Eternal Road), описывающей историю евреев. Спустя некоторое время после премьеры, в 1937 году, Вайль решает окончательно оставить Европу ради работы в американском музыкальном театре. Бродейские постановки мюзиклов "Праздник голландских поселенцев" (англ. Knickerbocker Holiday), "Леди в темноте" (Lady in the Dark) и "Одно прикосновение Венеры" (англ.One Touch of Venus) имели огромный успех, и, хотя Вайль никогда не был членом антифашистских движений, его участие в постановке 1943 года "Мы никогда не умрем" (англ. We Will Never Die) ярко демонстрировало стремление композитора рассказать о Холокосте всей Америке. Как и Шёнберг, Вайль стал гражданином США; он умер в Нью-Йорке в 1950 году. 

           Курт Вайль неоднократно пытался работать в Голливуде, где нашли работу многие писатели и музыканты в изгнании. Однако, он не смог смириться с теми условиями и ограничениями, которые налагали кинопродюсеры. Те же ограничения не стали препятствием для Эриха Корнгольда, музыкального вундеркинда из Вены. Он был известен как оперный композитор по обе стороны океана, в 1921 году опера Корнгольда "Мертвый город" (нем. Die tote Stadt) с огромным успехом была поставлена в Нью-Йоркской "Метрополитен-опера". Корнгольд постоянно имеет дело с "фабрикой грёз", еще в 1934 году Макс Рейнхард пригласил его работать над голливудской постановкой "Сон в летнюю ночь", однако, только в 1938 году работа с Эрролом Флинном над образом героя "Приключений Робина Гуда" (англ. The Adventures of Robin Hood) вдохновила композитора на переезд в Калифорнию. Корнгольд внес огромный вклад в развитие нового вида искусства - музыки для кино, плодами его труда до сих пор пользуются другие композиторы (к примеру, Джон Уильямс и Джерри Голдсмит). Во многих композициях Корнгольда можно услышать отголоски старой Вены, а первую партитуру, написанную композитором в изгнании, члены оркестра студии Warner Bros. любовно называли "Робин Гуд в венских лесах". После войны Корнгольд попытался вернуться на Родину и возродить музыкальную карьеру, но было понятно, что довоенная Европа осталась лишь ностальгическим воспоминанием, проскальзывающим изредка в музыке композитора; в конце концов Корнгольд остался в Калифорнии. Он также получил американское гражданство и умер в 1957 году.

            В изгнании оказались не только еврейские композиторы. Согласно нацистским канонам австриец Эрнст Кренек был чистокровным арийцем, и все же, это не помешало назвать этого композитора большевиком и евреем. Автору джазовой оперы "Джонни наигрывает" (1927 год) было гарантировано место на печально известной выставке 1938 года "Дегенеративная музыка" (на этой выставке было также представлено несколько плакатов, высмеивающих Курта Вайля), после аншлюса Кренек эмигрировал из Австрии и стал гражданином Америки. Схожая судьба и у немецкого композитора Пауля Хиндемита; по его же словам он "опрометчиво танцевал на краю ловушки и чуть было в нее не попал, по счастливой случайности оказался снаружи, когда она закхлопнулась". Видный представитель необарочного музыкального направления 20-х годов, так называемого направления "новой вещественности" (нем. Neue Sachlichkeit), Хиндемит уделял огромное внимание практическому использованию музыки. Множество работ Хиндемита были запрещены нацистами за проявления культурного большевизма. Столкновения между художником и режимом происходили постоянно, а после осуждения Йозефом Геббельсом симфонии "Художник Матис" (нем. Mathis der Maler), Хиндемит всерьез задумался об  эмиграции. Организовывая побеги евреев, Хиндемит несколько раз приезжал в Турцию, а в сентябре 1938 года уехал из Германии в Швейцарию. Со временем Хиндемит эмигрировал в Америку. Длительная депрессия на почве изгнания продолжалась у Хиндемита до тех пор, пока он не нашел место в Йельском университете. Хиндемит получил американское гражданство и продолжил успешную творческую карьеру, получая удовлетворение от того, что приносит пользу искусству своей новой родины.

Многие австро-германские композиторы нееврейского происхождения бежали из нацистской Германии, и все же не приходится сомневаться в том, что главной целью нацистов были именно еврейские композиторы. Безусловно, всемирно известные композиторы обладали большей финансовой свободой, их положение было более завидно, чем у многих миллионов евреев, которые не могли эмигрировать из Германии. С одной стороны, еврейские композиторы, такие как Шёнберг, Корнгольд и Тох в разной степени страдали от тоски по дому и прежней жизни, они были вынуждены покинуть своих друзей и семью (Бертольд Гольдшмидт потерял 22 члена семьи во время Холокоста). И все же, можно сказать, что в какой-то степени им повезло. В самом деле, однажды Шёнберг сказал, что он "приехал в рай" - так он назвал свою новую родину. Да, многие композиторы понимали, что изгнание нанесло их карьере тяжелый удар, после которого сложно оправиться (Тох говорил о себе как "самом забытом композиторе ХХ века"), и все же мы должны радоваться тому, что музыка, которую нацисты считали "дегенеративной" становится все известнее. Голоса этих композиторов, в отличие от бесчисленного множества остальных, не замолкли навечно.

Д-р Бен Уинтерс

 

Список литературы

Brinkmann, Reinhold and Christoph Wolff (eds). Driven into Paradise: The Musical Migration from Nazi Germany to the United States. Berkeley: University of California Press, 1999.

Duchen, Jessica. Erich Wolfgang Korngold. London: Phaidon, 1996.

Lincoln, John. Ernst Krenek: The Man and his Music. Berkeley: University of California Press, 1991.

Ringer, Alexander L. Arnold Schoenberg: the Composer as Jew. Oxford: Clarendon Press, 1990.

Schebera, Jürgen trans. Caroline Murphy. Kurt Weill: An illustrated Life. New Haven: Yale University Press, 1999.