В годы Второй Мировой Войны европейские евреи бросили вызов нацистским угнетателям и приняли активное участие в подпольной борьбе. Наиболее активно подпольные организации действовали на оккупированных территориях Восточной Европы, богатой густыми лесами и малопроходимыми болотами.

В Литве и Белоруссии первый сигнал к противостоянию прозвучал летом 1941 года, когда немецкие войска вторглись на территорию Советского Союза. С помощью коллаборационистов нацисты вскоре переместили еврейское население этих территорий в гетто и приступили к процессу их систематического уничтожения. И все же, несмотря на нечеловеческие условия жизни и постоянную угрозу разоблачения, во многих гетто были организованы подпольные организации сопротивления, а евреи, оставшиеся за пределами гетто, добровольно присоединялись к партизанским формированиям.

Опасности и испытания ожидали тех, кто рисковал бежать из гетто и присоединялся к партизанскому движению. И все же, многие евреи делали такие попытки, правда, успеха достигали лишь единицы. Им, как и другим новоявленным партизанам, необходимо было добыть собственное оружие. Но для евреев из гетто достать оружие было непросто, это было не только очень рискованно, но и подвергало опасности членов семьи, друзей, соседей и возможно, всю общину. Кроме того, многие евреи, как типично городские жители, были мало приспособлены к жизни в лесах, они не обладали необходимыми навыками для выживания в партизанских отрядах, такими как боевой опыт, близкое знакомство с землёй, умение находить контакт с простыми сельскими жителями, которые важнейшими союзниками партизан.

Зачастую евреи, совершившие побег из гетто и добравшиеся со своим оружием до партизанского отряда, вынуждены были той же дорогой вернуться обратно в гетто. К сожалению, антисемитские настроения существовали даже в рядах партизан, и командиры отрядов не могли ничего с этим поделать. Это пугало многих евреев и мешало им искать спасение в лесах. 

Некоторое улучшение ситуации наметилось летом 1942 года. К этому времени Центральный штаб партизанского движения в Советском Союзе взял под свой контроль деятельность большинства отдельных партизанских формирований в Восточной Европе. Например, в Белоруссии были созданы так называемые "семейные лагеря", в которые евреи-партизаны могли привести свои семьи и родственников. В этих лагерях, существовавших до полного освобождения района советским войсками летом 1944 года, нашли спасение несколько тысяч беззащитных женщин, детей и стариков.

К сожалению, эти меры запоздали – к середине 1942 года подавляющее большинство еврейского населения было уничтожено. Факты говорят сами за себя: многие из беженцев, которым удавалось выжить, просто не смогли добраться до партизанских лагерей, так что число еврейских партизан в этих лесах не превышало 15 тысяч человек.

Для большинства евреев участие в партизанских отрядах было делом во многом личным и национальным. Во-первых, они могли активно бороться с нацистами, во-вторых, могли отомстить за убийства родных и товарищей. Сталкиваясь с проявлением антисемитизма и пренебрежением со стороны боевых товарищей, евреи-партизаны стремились проявить себя на поле боя. Многие из них прославились своим героическим поведением: они устраивали крушения на железных дорогах – взрывали поезда и мосты, принимали участие в рукопашных схватках. Многие евреи получили ордена и медали за доблесть и героизм. Однако, никакие награды не могли компенсировать то чувство изоляции, которое испытывали еврейские бойцы партизанских отрядов в Белоруссии, Литве и России.

Боевой потенциал евреев нашел свое отражение в польностью еврейских партизанских отрядах. Они появились в 1943 году и состояли в основном из бывших участников сионистского и других молодежных движений, которые в военные годы стали активистами подпольных организаций гетто. Под руководством талантливых командиров эти отряды демонстрировали высочайшее еврейское самосознание. Бойцы использовали идиш для шифрованных переговоров друг с другом, создавали стихотворения и песни на идиш.

Культурная деятельность еврейских партизанских отрядов продолжилась даже после их расформирования или поглощения другими, более крупными партизанскими формированиями. В этих интернациональных отрядах евреи по-прежнему находили возможность для проявления национальной самобытности. Активно использовали они вечерние встречи бойцов у лагерного костра. В это время атмосфера товарищества и надежды на победу находила выражение в песнях. Еврейские партизаны пели о далеком доме и покинутых в гетто семьях, выражали в песнях свою скорбь по погибшим родственникам и желание отомстить.

Вот воспоминание еврея из Ковенского гетто, который попал в интернациональный советский партизанский отряд "Смерть немецким оккупантам". Он хорошо запомнил свой первый вечер, проведенный у костра в кругу товарищей-партизан:

Было странно и приятно слушать весь вечер песни на идиш. Некоторые из них, видимо, попали в отряд от евреев, которые десантировались из советского тыла. Но более захватывающие ощущения вызвали две еврейские песни: "Гармошка" и "Кружи меня", которые считались в гетто гимнами подпольных сионистских молодежных организаций "Молодой страж" (ивр. трансл. HaShomer HaTzair) и "Свобода" (ивр. трансл.  Dror)

Однажды ночью, ожидая советский самолет с вооружением и боеприпасами на временном лесном аэродроме в Рудницком лесу, этот человек впервые услышал песню "Никогда не говори, что это последний путь" (ид. трансл. Zog nit keynmol az du geyst dem letstn veg) в исполнении евреев-партизан из Виленского гетто. Эта песня поэта и партизана из Виленского гетто Хирша Глика впоследствии стала легендарным гимном еврейских партизан.

Иногда на музыкальных вечерах в партизанских отрядах выступали и профессиональные артисты, например ансамбль "Гоп со смаком". Эта интернациональная музыкальная группа, которая попала в отряд из бригады Маркова, исполняла популярные песни и танцевальные мелодии и, конечно же, песни партизанских отрядов. Большая часть их репертуара была на русском языке, но некоторые из этих песен были переведены и исполнялись евреями-партизанами на идиш. Некоторые из них дошли до нас благодаря таким выдающимся собирателям песен, как Шмерке Качергинский.

Шмерке Качергинский родился в 1908 году и еще до войны получил известность в родном Вильно и за его пределами как талантливый поэт и автор песен. Основной темой его творчества была борьба рабочих с угнетателями. Он продолжил заниматься творчеством в гетто Вильно, а позднее и в рядах   подпольной организации ОПО - Объединённой партизанской организации (ид. трансл. Fareynikte partizaner organizatsie). Естественно, основным лейтмотивом песен были страдания евреев гетто, но в них нашлось место и для надежды и призывов к активному сопротивлению. Некоторые из оригинальных песен  Качергинского, а также его переводы на идиш русских стихотворений военных лет были весьма популярны у еврейских партизан. Качергинский не переставал писать песни даже в партизанском отряде, даже во время боевых действий, но все же основным своим занятием он продолжал считать собирание и сохранение песенного еврейского фольклора гетто, лагерей и партизанских отрядов. 

Вместе с великим еврейским поэтом Авромом Суцкевером он стал историком "Ворошиловского отряда" (получившего свое назвоние по имени главнокомандующего партизанского движения). Качергинский начал собирать песенный фольклор еще во время войны, первые публикации этих песен увидели свет в Варшаве, Париже и Нью-Йорке вскоре после войны. После эмиграции в Аргентину Качергинский продолжал публиковать воспоминания и исторические исследования, посвященные роли еврейского Сопротивления во время Второй Мировой Войны. Качергинский пережил войну и Холокост и встретил свою смерть в апреле 1954 в авиакатастрофе около Буэнос-Айреса. Его произведения – песни, воспоминания, истории и, особенно, его коллекции музыкального фольклора периода Холокоста – стали памятником творческому гению еврейского народа, который выжил в нечеловеческих условиях гетто и лагерей и в партизанских отрядах.

Список литературы

Brown, T.A. & Levin, D., 1962. The Story of an Underground: The Fighting Organization of the Kovno Jews during World War II, Jerusalem: Yad Vashem.  

Levin, D., 1985. Fighting Back: Lithuanian Jewry's Armed Resistance to the Nazis, 1941-1945, New York: Holmes & Meier.