Поэт, партизан, один из самых известных собирателей еврейских песен периода Холокоста, Шмерке (Шмарьяху) Качергинский родился в 1908 году в Вильно. Он рос и воспитывался в еврейском сиротском приюте. В подростковом возрасте Шмерке стал учеником печатника-литографа, это способствовало его растущему увлечению литературой. А ставшие доступными на работе пропагандистские инструмены подтолкнули его к радикальной политической деятельности. В 1922 году Вильно был аннексирован новой Польской Республикой и коммунист Качергинский стал жертвой полицейских преследований, арестов и тюремного заключения. В середине 20-х годов увидела  свет первая политическая  песня Качергинского "Отцы, матери, дети" (ид. трансл. Tates, mames, kinderlekh), известная также под названием "Баррикады" (ид. трансл. Barikadn). Запоминающаяся бунтарская песня распространялась анонимно по территории Польши и среди говорящих на идиш евреев в разных старнах.

В 1929 году Качергинский стал участником еврейской литературной группировки "Молодое Вильно", членами которой также были писатели Хаим Граде и Авраам Суцкевер. Следующие 10 лет, до распада группировки, Качергинский был одним из ее лидеров, редактором и публицистом. В 1939 году, после того как Германия аннексировала территорию Польши, по условиям германо-советского пакта о ненападении Вильно стал столицей Литвы. Менее чем через два года Германия выступила против своего бывшего союзника: немецкие войска в погоне за полным уничтожением европейского еврейства вторглись на территорию Прибалтики. Как и на других захваченных восточных территориях, в Вильно нацисты не уничтожали евреев сразу, их переселяли в гетто и отправляли в трудовые лагеря. Чтобы избежать облавы, Качергинский выдавал себя за глухонемого, но в начале 1942 года он был арестован и отправлен гетто. Здесь Качергинский использовал свои организаторские и поэтические таланты для сопротивления нацистам: он спасал от уничтожения еврейские книги и рукописи, воодушевлял узников и вел подрывную антифашистскую деятельность.

Качергинский был ключевой фигурой культурной жизни гетто: организовывал театрализованные представления, литературные вечера и образовательные программы. В это время он создал многочисленные поэтические произведения, песни на слова Качергинского Весна (ид. трансл. Friling) и Тише, тише (ид. трансл. Shtiler, shtiler) были популярны у узников гетто, также как и Гимн Молодежи (ид. трансл. Yugnt himn), который он создал для юношеского клуба гетто. Размышляя о создании и распространении музыки в такой аномальной обстановке, Качергинский позднее писал:

В обычное время каждая песня, вероятно, проходит длинную дорогу к популярности. Но в гетто мы наблюдали чудесный феномен: авторские песни превращалась в народное достояние на наших глазах.

Попав в гетто, Качергинский стал активным участником подпольного движения сопротивления. Назначенных нацистами сортировать и отбирать редкие еврейские книги, документы и разного рода реликвии, Качергинский противостоял варварским грабежам. Вместе с Суцвекером и некоторыми другими, он входил в так называемую "Бумажную бригаду", задача которой состояла подготовке культурных ценностей к дальнейшей транспортировке из Вильно. Члены бригады с риском для жизни прятали рукописные памятники еврейской культуры и перевозили их контрабандой из "арийской части" Вильно на территорию гетто. Примерно в это же время Качергинский присоединяется к Объединенной партизанской организации или ФПО (ид. трансл. Fareynikte Partizaner Organizatsye или FPO), к корпусу подпольных бойцов гетто. В эти тревожные дни Качергинский продолжает поэтическое творчество, полагая, что этим он поможет своим товарищам справиться с тяжелой неопределенной ситуацией. Качергинский рассчитывал, что когда-нибудь эти песни о еврейских героях и мучениках, о повседневной жизни и смерти во время нацистской оккупации послужат историческими свидетельствами о событиях, в которых он принимал участие.

После неудачного восстания в сентябре 1943 года, в ходе которого командир ФПО был схвачен и убит (это событие описано в балладе "Ицхак Виттенберг"), Качергинский вместе с другими участниками подполья выбрался из гетто. До окончания войны он воевал в лесах на границе между Литвой и Белоруссией, сначала в отряде ФПО, а потом в советском партизанском отряде. Как летописец отряда, он начал записывать рассказы и песни своих товарищей по оружию. В августе 1944 года Качергинский принимал участие в освобождении Вильно советскими войсками. Вскоре он приступил к работе по поиску и спасению еврейских книг, произведений искусства и других культурных ценностей. Разочаровавшись в советской власти, он покидает Литву и переезжает в Лодзь, Польша, а затем, после погрома в Кельце в 1946 году переезжает снова – в Париж. Он путешествует по оккупированной Германии, выступает с лекциями в лагерях для перемещенных лиц и продолжает собирать песенные материалы. Песни самого Качергинского этого периода ("Гешен" (ид. трансл. Geshen), "Пионеры" (ид. трансл. Khalutsim) и "Спасение придет скоро" (ид. трансл. Zol shoyn kumen di geule) рассказывают о плачевном положении еврейских беженцев и надежде на возрождение еврейской культурной и духовной жизни.

После войны Качергинский прикладывает усилия, чтобы опубликовать спасенные и собранные песни. В 1947 году он подготовил материалы для раздела, посвященного партизанским песням и песням гетто, своей антологии "Наша песня" (ид. трансл. Undzer gezang), первого еврейского послевоенного песенника, изданного в Польше. В этом же году собрание еврейских песен и стихов "Песни Виленского гетто" (ид. трансл. Dos gezang fun vilner geto) было опубликовано в Париже. Самая известная книга Качергинского, знаковая антология "Песни гетто и концентрационных лагерей" (ид. трансл. Lider fun di getos un lagern) появилась в Нью-Йорке в 1948 году. Эта книга, составленная из 233 песен и стихов на 435 страницах, до сих пор остается отправной точкой для любого исследования в области еврейского фольклора и популярной музыки периода Холокоста.

В Лодзи Качергинский повторно женился (его первая жена погибла в Виленском гетто) и после 1946 года осел вместе с семьей в Париже. В 1950 году он решает обосноваться в Буэнос-Айресе. Здесь он работает, не покладая рук: публикуется в газетах, читает лекции о жизни в гетто, о партизанской войне и ситуации в Советском Союзе, он неутомимо выступает как представитель еврейской культуры. Популярный оратор, он часто выступает в США, Канаде и Латинской Америке. В апреле 1954 года, возвращаясь после очередного цикла лекций, Качергинский погибает в авиакатастрофе у подножия Аргентинских Анд. Ему было 45 лет. Он оставил значительное литературное наследие: хронику Вильно времен нацистской оккупации "Уничтожение Вильно" (ид. трансл. Khurbn vilne), 1947 г.; полемическую книгу о еврейский репрессиях в СССР "Между Серпом и Молотом" (ид. трансл. Tvishn hamer un serp), 1949 г.; и воспоминания "Партизаны, вперед!" (ид. трансл. Partizaner geyen!), 1947 г., и "Я был партизаном" (ид. трансл. Ikh bin geven a partizan), 1952 г.. Антологией "Песни гетто и концентрационных лагерей" Качергинский выполнил свое обещание сохранить и увековечить творческое наследие людей, пострадавших от геноцида. Спустя более 50 лет после его смерти, эта работа Качергинского продолжает оказывать влияние на ученых и исполнителей.

Список литературы

Dawidowicz, Lucy S. (1989). From that place and time: a memoir, 1938-1947. New York, W.W. Norton.

Kaczerginski, Shmerke.  Dos gezang fun vilner geto (quote).

Kaczerginski, Shmerke. (1948). Lider fun di getos un lagern. New York, Cyco.

Shmerke katsherginski ondenk-bukh (Buenos Aires: privately published, 1955).

NOTE: A longer version of this article appears in Polin: Studies in Polish Jewry, Volume 20: Making Holocaust Memory, edited by Gabriel Finder, Natalia Aleksiun, Antony Polonsky, and Jan Schwarz (forthcoming November 2007), published by the Littman Library of Jewish Civilization on behalf of the Institute for Polish-Jewish Studies and the American Association for Polish-Jewish Studies.