"Гетто", песня исполненная Кэрол Теллерман, 1998.

Гетто - транслитерация

Mir shteyen bay di vent 
Mit hertser mit farklemte 
Mit aropgelozte hent, 
Vi bay a veynendiker verbe. 
Es kukn oygn shtar
Un zinken ayn tif in der vatkeyt 
Un s'blaybt in zey der tzaar
Di eybikeyt...

Shver tsu zen di velt durkh enge moyern 
Di shayn hobn farshtelt
Di geto - toyern 
Farmakhst di oygn nor,
Dan zestu alts vi in a kholem 
S'dershaynt vi oyfn der vor
Di groyse velt

Geto!
Dikh fargesn vel ikh ken mol nit 
Ekho
Iz dayn hartzike,
Dayn troerik lid
Kh'ze do dayne trern
Dayne umet un dayn payn
K'her do dayn gebet:
Vos vet zayn? Vos vet zayn?

In dayne geto - geslekh iz mir eng
Dos hartz azoy batribt
Un khotsch kh'farshtey s'tut vey - 
Dokh iz mir azoy lib...
Geto!
Dikh fargesn vel ikh keyn mol nit!

Гетто - перевод (рус.)

Мы стоим у стен
С болью в сердце и душе,
С опущенными руками,
Как ветви плакучей ивы.
Глаза пристально смотрят
И погружаются в глубокую даль,
В них остается горечь
Вечность….

Трудно увидеть мир сквозь узкие стены,
Ворота в гетто закрывают свет.
Закрываешь глаза,
Видишь, как во сне,
Появляется, как настоящий,
Огромный мир.

Гетто!
Я тебя никогда не забуду
Эхо –
Твоя теплая,
Грустная песня,
Я вижу твои слезы,
Твою печаль и твою боль,
Я слышу сейчас твою мольбу:
Что будет? Что будет?

В твоем гетто – для меня тесны улочки,
И сердце так печально,
И хотя я понимаю, что это больно –
Все же это так любо мне
Гетто!
Я не забуду тебя некогда!

 

Песня "Гетто" была написана в Вильно Касриэлем Бройдо, одним из самых плодовитых поэтов и композиторов. Она входила в музыкальное ревю "Ты можешь никогда не узнать" (ид. трансл. Men ken gornit visn)

 

Кэрол Теллерман

Кэрол Теллерман родилась 15 декабря 1922 года в городе Хелм Люблинского воеводства Польши. Среди уцелевших участников известного "Хорала Хацамир" из польского города Лодзь она была самой старшей. Еврейский хор "Хацамир" был создан в 1899 году, этот выдающийся хор Польши исполнял произведения классического репертуара, в том числе 9 симфонию Бетховена, "Самсона" Генделя, "Реквием" Верди, а также "Травиату" (на идише) и "Четыре сезона "Вивальди. Последние из участников хора выступали в 1941 году в Лодзинском Гетто.

На протяжении всех военных лет Кэрол не видела своего мужа Морриса, она в одиночку похоронила их общего ребенка Перл. Супруги чудом нашли друг друга только в 1945 году, в лагере для перемещенных лиц Фельдафинг, где Кэрол услышала песню "Гетто" в исполнении своего двоюродного брата, актера Авраама Цигельбаума (брата Артура "Шмуля" Цигельбаума). В 1947 году Кэрол и Моррис иммигрировали в Соединенные Штаты. Их семья потеряла во время войны 32 человека.

В 1998 году, в возрасте 75 лет, Кэрол исполнила песню Касриэля Бройдо "Гетто" в Мемориальном Музее Холокоста в США. Поводом послужила церемония награждения (посмертно) ее двоюродного брата Артура "Шмуля" Цигельбаума Медалью Канцлера, высшей наградой Польши. Церемонию награждения провел государственный секретарь Польши. Позже Кэрол приняла участие в документальном фильме "Замир: еврейские голоса возвращаются в Польшу" (англ. Zamir: Jewish Voices Return to Poland) на PBS (PBS — американская некоммерческая общественная служба телевизионного вещания). На протяжении 18 лет она была волонтером в "Центре документации Холокоста и образования" (англ. Holocaust Documentation and Education Center) Северного Майами, штат Флорида. 10 лет она была солисткой группы идишской культуры при синагоге Бет-Эль в Голливуде, штат Флорида.

Артур "Шмуль" Цигельбаума был лидером подполья в Варшавском гетто и тайно обращался за помощью к союзным правительствам. Несмотря на все усилия, он не смог добиться поддержки и помощи. Он принял мученическую смерть при попытке спасти последних европейских евреев. В его последнем письме от 11 мая 1943 года написано следующее:

Ответственность за истребление еврейского населения Польши лежит, в первую очередь, на непосредственных исполнителях преступлений, но косвенно она довлеет и над всем человечеством, над гражданами и правительствами союзных государств, которые до сих пор не предприняли никаких конкретных действий, чтобы остановить эти преступления... Я не могу молчать и не могу больше жить, в то время как последние евреи Польши, которых я представляю, погибают... Моя жизнь принадлежит еврейскому народу Польши, и поэтому я отдаю ее за него ... Пусть моя смерть станет воплем протеста против равнодушия мира, который спокойно наблюдает за истреблением еврейского народа, не принимая никаких мер, чтобы предотвратить это. В наше время человеческая жизнь не имеет большой ценности, не сумев достичь успеха в своей жизни, я надеюсь, что моя смерть поможет справиться с безразличием тех, кто, возможно, даже в этот последний миг все еще может спасти уцелевших польских евреев… Я попрощался со всеми, кого я любил и всем, что было мне дорого.