БЕРЛИНСКОЕ КАБАРЕ В ИЗГНАНИИ

1920-е годы ознаменовали «золотой век» немецкого кабаре (Kabarett), с такими клубами как «Звук и дым» (Schall und Rauch) Макса Рейнхардта и «Дикая сцена» (Wilde Bühne) Труды Хестерберг в Берлине, а также «Одиннадцать палачей» (Die Elf Scharfrichter) в Мюнхене предлагающими гедонистические, авангардные, пикантные развлечения. Немецкое кабаре славилось своей политической сатирой, которая подвергала артистов кабаре риску после 1933 года, когда нацисты подавляли любую форму политического критицизма.

Еврейские композиторы, которые доминировали на сцене кабаре, были особенно подвержены риску, и многие решили бежать в Париж, где кабаре еще процветало. Также не мало еврейских композиторов кабаре работали в УФА (UFA - Universum Film Aktien Gesellschaft), крупнейшей киностудии Германии. Управляемая придерживавшимся правых взглядов Альфредом Хугенбергом, УФА проводила антисемитскую политику, увольняя еврейских сотрудников, еще до того, как сами нацисты начали осуществлять эту политику. Курт Вайль, Вернер Ричард Хейманн, Фридрих Холландер, Миша Сполянский и Франц Ваксман были среди тех еврейских композиторов кабаре, которые бежали из Берлина и в итоге сделали успешную карьеру за пределами Германии. 

Вернер Ричард Хейманн (1896-1961)

До того, как покинуть нацистскую Германию, сначала перебравшись в Париж, а затем в Голливуд, Вернер Ричард Хейманн работал композитором кабаре, кино и театра в Берлине. Хейманн родился в Кенигсберге в Восточной Пруссии, Германия (ныне Калининград, Россия), в семье музыкантов. Он был вундеркиндом, учился игре на фортепиано с трех лет, игре на скрипке с шести и начал сочинять в возрасте восьми лет. Во время Первой мировой войны служил в прусской армии.

Среди его ранних театральных композиций музыка для «Изменения» (Wandlung), пьесы Эрнста Толлера о еврее, который служит в армии во время Первой мировой войны. Карьера Хейманна началась в сатирическом клубе-кабаре Рейнхардта «Звук и дым» (Schall und Rauch), где он играл на фортепьяно вместе с Фридрихом Холландером и писал музыку на тексты сатирика Вальтера Меринга. Он также работал у Труды Хестерберг в ее собственном кабаре «Дикая сцена» (Wilde Bühne). Хейманн сочинял музыку для немого кино и мюзиклов, став музыкальным директором 120 кинотеатров в 1926 году. С появлением звукового кино или «talkies» Хейманн начал карьеру композитора звукового кино. Он написал музыку к фильму «Конгресс танцует» (Der Kongress tanzt, 1931).

В 1933 году Хейман был вынужден покинуть Германию. В Америке он работал над 40 голливудскими фильмами, в том числе для эмигрантских немецких режиссеров, таких как Эрнст Любич и Престон Стерджес. В 1951 году он вернулся в Германию и продолжил свою карьеру композитора театра и кино, работая над сценической версией «Голубого ангела» (Der blaue Engel), с Трудой Хестерберг в главной роли.

Фридрих Холлендер (1896-1976)

Фридрих Холландер родился в Лондоне, но вырос в Берлине. Его родители были немцами. Он изучал композицию у Энгельберта Хумпердинка в консерватории Штерна. Позже Холландер служил в немецкой армии в качестве музыкального руководителя. После войны он работал пианистом и композитором в таких клубах, как «Звук и дым» (Schall und Rauch), «Дикая сцена» (Wilde Bühne) и «Мания величия» (Größenwahn), сотрудничая с поэтами-песенниками Куртом Тухольским, Вальтером Мерингом, Марцеллом Шиффером и Рудольфом Нельсоном в создании сатирических ревю и песен. Он также играл с джаз-бэндом «Weintraub Syncopators».

Его карьера кинокомпозитора началась в 1930 году, когда он написал «Влюбиться снова» для Марлен Дитрих в «Голубом ангеле» (Der blaue Engel). Он также поставил три версии фильма «Я и императрица» (Ich und die Kaiserin), на французском, немецком и английском языках, для УФА. Холлендер открыл свой собственный театр-кабаре «Балаган» (Tingel Tangel) в 1931 году и исполнял антигитлеровские ревю, такие как «Призрак в Виллы Штерна» (Spuk in der Villa Stern), в которое вошла сатирическая песня «Это все по вине евреев» (Allem sind die Juden schuld), на мелодию «Кабанеры» из оперы «Кармен» Бизе.

В 1933 году Холландер бежал из Германии в Америку, где продолжал писать песни для Марлен Дитрих. В 1956 году он вернулся в Германию, где его музыка вновь зазвучала в ревю. Он умер в Мюнхене в 1976 году. Одна из площадей в Берлине названа его именем – Фридрих Холландер Платц.

Миша Сполянский (1898-1985)

Миша Сполянский известен по британскими фильмам, таким как «Самые счастливые дни в вашей жизни» (The Happiest Days of Your Life), «Частная жизнь дона Хуана» (The Private Life of Don Juan), «Сандерс Ривер» (Sanders of the River) и «Копи царя Соломона» (King Solomons Mines), а в Германии его помнят благодаря его Kabarett и песням для сатирического ревю. В 1998 году в честь столетия со дня его рождения множество его песен было переиздано на CD.

Сполянский родился в музыкальной семье в Белостоке, Россия (сейчас – Польша). После еврейских погромов в 1905 году семья покинула Белосток и отправилась в Варшаву, и в конце концов поселились в Дрездене. Сполянский учился игре на фортепиано, скрипке и виолончели и сыграл свой первый концерт на публику в возрасте десяти лет. Он поехал в Берлин учиться игре на фортепиано и композиции в Консерватории Штерна. Его игру на фортепиано в кафе услышали отец Фридриха Холландера Виктор и Вернер Ричард Хейманн. Он поступил в кабаре «Звук и дым» (Schall und Rauch) в качестве композитора и пианиста и стал писать музыку для эротической танцовщицы Аниты Бербер, в тоже время играя в других кабаре, таких как «Ракета» (Die Rackete), «Дикая сцена» (Wilde Bühne) и «Кабаре комедиантов» (Kabarett der KomikerKadeko) Курта Робичека. Именно там он познакомился в Марцеллом Шиффером, который станет его музыкальным партнером. Вместе они написали ревю «Это витает в воздухе» (Es liegt In der Luft, 1928), в котором сыграла молодая Марлен Дитрих в ее первой большой роли. С появлением звукового кино Сполянский начал работать кинокомпозитором. В 1932 году совместно с Шиффером он написал «Первую оперу кабаре» (Die erse Kabarettoper), Шиффер умер в том же году.

В 1933 году Сполянский был вынужден покинуть Германию и перебраться в Англию. Он получил британское гражданство и во время войны писал музыку для группы бывших берлинцев, во главе с актером Мариусом Герингом, которые бежали из Германии. Они транслировали на радио информацию о том, что происходило на континенте, а Сполянский писал песни и музыку для этих радиопередач. Он продолжал работать в качестве кинокомпозитора. Среди его работ «Человек, который мог творить чудеса» (The Man Who Could Work Miracles, 1936), по сценарию Х. Г. Уэллса. Он также писал для Пола Робсона, Элизабет Уэлч и Марлен Дитрих.

Он умер дома в Лондоне в 1985 году. Его опера-кабаре «Rufen Sie Herrn Plim!» (1932) была переведена на английский язык под названием «Send for Mr. Plim» и была представлена на фестивале в Ковент-Гардене в 2000 году. Его работы исполняются в Германии по сей день.

Франц Ваксман (1906-1967)

Франц Ваксманн (позже Ваксман) был композитором, дирижером и импресарио. За свою жизнь он написал музыку к десяткам фильмов и получил двенадцать номинаций на премию Оскар.

Ваксман, родившийся в Кенигшютте, Верхняя Силезия, Германия, был единственным музыкантом в семье, он начал учиться игре на фортепиано в возрасте семи лет. Ваксман некоторое время работал банкиром, затем переехал в Дрезден, а затем в Берлин, чтобы заниматься музыкой, играть на фортепиано в ночных клубах с ансамблем «Weintraub Syncopators» в 1920-х годах. Он писал оркестровки для некоторых ранних немецких фильмов, включая партитуру для «Голубого ангела» Холландера, которую он сам дирижировал. Продюсер Эрих Поммер попросил Ваксмана написать музыку для фильма «Лилиом» Фрица Ланга (1933), который был снят в Париже уже после того, как Ваксман был вынужден покинуть Германию.

Ваксман последовал за Поммером в США и сделал успешную карьеру в качестве композитора, аранжировщика и дирижера для фильмов Universal, MGM и Warner Brothers. Среди его работ аранжировка музыки для «Музыка в воздухе» (Music in the Air, 1934) Джерома Керна и Оскара Хаммерштейна, «Ребекка» Альфреда Хичкока (1940) и таких фильмов Спенсера Трэйси, как «Капитан Кураж» (Captain Courageous, 1937) и «Д-р Джекил и мистер Хайд» (Dr. Jekyll and Mr. Hyde, 1941). В 1950 году он получил премию «Оскар» за лучшую музыку к фильму «Бульвар Сансет» (Sunset Boulevard).

Ваксман основал Международный музыкальный фестиваль в Лос-Анджелесе в 1947 году, пригласив таких композиторов, как Стравинский, Шостакович и Кабалевский, на премьеру их произведений. Он также дирижировал как гость симфоническими оркестрами в Европе и США и сочинял концертную музыку. Портрет Ваксмана был напечатан на почтовой марке США, выпущенной в 1999 году, а его именем (Франц Ваксманштрассе) назвали улицу в его родном городе Кенигшютте.

 

Список литературы

‘Biography: Franz Waxman’ Fidelio Music Publishing Company Accessed 1/6/2017

Bade, P. (2009) Berlin-Paris ‘Cabaret in Exile’ [CD Liner notes] Malibran

Cornforth, P. (2012/2017) ‘Mischa Spoliansky: A Brief History’ The Mischa Spoliansky Trust Accessed 30/5/2017

Finler, J. (2014) ‘The remarkable story of the Jewish film-makers in Germany during the early sound years, 1929-33’ The Association of Jewish Refugees  Accessed 30/5/2017

Hollander, M. ‘Frederick Hollander alias Friedrich Hollaender’ Frederick Hollander Music  Accessed 31/5/2017

Hollander, M. (2008) ‘Biography: Frederick Hollander’ Cinema Exiles from Hitler to Hollywood, PBS Accessed 31/5/2017

Jelavich, P. (1997) Berlin Cabaret (US: Harvard University Press)

Prawert, S. S. (2005) Between Two Worlds: The Jewish Presence in German and Austrian Film, 1910-1933 (New York: Berghahn Books)

Smith, J. S. (2016) Berlin Coquette: Prostitution and the New German Woman, 1890–1933 (New York: Cornell University Press)

Trautwein, M. (2008) ‘Biography: Werner Richard Heymann’ Cinema Exiles from Hitler to Hollywood, PBS Accessed 31/5/2017.

Берлинское кабаре, 1919-1933 гг. «Дикая сцена», Фабьен Руссо-Ленуар с Ульрихом Тукуром, 2009

Ob es regnet, ob es hagelt,
Ob es schneit oder ob es blitzt
Ob es dämmert, ob es donnert,
Ob es friert oder ob du schwitzt,
Ob es schön ist, ob’s bewölkt ist,
Ob es taut oder ob es gießt,
Ob es nieselt, ob es rieselt,
Ob du hustest, ob du niest:

An allem sind die Juden schuld!
Die Juden sind an allem schuld!
Wieso, warum sind sie dran schuld?
Kind, das verstehst du nicht, sie sind dran schuld!
Und sie mich auch! Sie sind dran schuld!
Die Juden sind, sie sind und sind dran schuld!
Und glaubst du’s nicht, sind sie dran schuld,
An allem, allem sind die Juden schuld!
Ach so!

Ob das Telefon besetzt ist,
Ob die Badewanne leckt,
Ob dein Einkommen falsch geschätzt ist,
Ob die Wurst nach Seife schmeckt,
Ob am Sonntag nicht gebacken,
Ob der Prinz of Wales schwul,
Ob bei Nacht die Möbel knacken,
Ob dein Hund ‘n harten Stuhl:

An allem sind die Juden schuld!
Die Juden sind an allem schuld!
Wieso, warum sind sie dran schuld?
Kind, das verstehst du nicht, sie sind dran schuld!
Und sie mich auch! Sie sind dran schuld!
Die Juden sind, sie sind und sind dran schuld!
Und glaubst du’s nicht, sind sie dran schuld,
An allem, allem sind die Juden schuld!
Ach so!

Ob der Dietrich dich versteuert,
Ob die Dietrich Kopf bis Fuß,
Ob Okasa sich verteuert,
Ob ‘ne Jungfrau sagt: „Ich tu’s“,
Ob es kriselt bei der Danat,
Ob ein Witz im Radio alt,
Ob die Garbo ‘n hohlen Zahn hat,
Ob der Kuß im Tonfilm knallt:

An allem sind die Juden schuld!
Die Juden sind an allem schuld!
Wieso, warum sind sie dran schuld?
Kind, das verstehst du nicht, sie sind dran schuld!
Und sie mich auch! Sie sind dran schuld!
Die Juden sind, sie sind und sind dran schuld!
Und glaubst du’s nicht, sind sie dran schuld,
An allem, allem sind die Juden schuld!
Ach so!

Daß der Schnee so furchtbar weiß ist
Und dazu, was sagt man, kalt,
Daß dagegen Feuer heiß ist
Und daß Bäume stehn im Wald,
Daß ‘ne Rose keine Zwiebel
Und daß Schabefleisch geschabt
Daß der Heine gar nicht übel
Und der Einstein ganz begabt:

An allem sind die Juden schuld!
Die Juden sind an allem schuld!
Wieso, warum sind sie dran schuld?
Kind, das verstehst du nicht, sie sind dran schuld!
Und sie mich auch! Sie sind dran schuld!
Die Juden sind, sie sind und sind dran schuld!
Und glaubst du’s nicht, sind sie dran schuld,
An allem, allem sind die Juden schuld!
Ach so!

If it rains, if it hails,
If it snows or if it flashes,
if it dawns, if it thunders,
if it's freezing or if you sweat,
if it is beautiful weather or it's cloudy,
if it thaws or if it pours,
if it's drizzling, if it trickles
if you cough or if you sneeze:
The Jews are to blame for everything!

The Jews are to blame for everything!
Why, why are they to blame?
Child that you don´t understand that, they are to blame for it!
And me too! You are to blame!
The Jews are, they are, they are definitely to blame!
And when you don´t believe it, they are to blame!

In particular, all the Jews are to blame!
Oh!

If the phone is busy,
if the bathtub leaks,
if your income is estimated incorrectly,
if the sausage tastes like soap,
if on Sunday nothing´s baked,
if the Prince of Wales is gay,
if at night the furniture makes noise,
if your hound has hard shit:

The Jews are to blame for everything! ...

If you´re taxed by Mr. Dietrich,
if Dietrich sings from head to toe,
if Okasa becomes more expensive,
if a virgin says: "I'll do it",
if there is a crisis at the Danat,
if there is an old joke on the radio,
if Garbo has a decayed tooth,
if the kiss pops in the sound-film:

The Jews are to blame for everything! ...

That snow is so terribly white,
and even, how to say, cold,
but that fire is hot.
And that trees stand in the forest,
that a rose has no roots,
that a beef patty is scraped,
that Heine is not bad,
and Einstein is very talented:

The Jews are to blame for everything!

УЧИТЬ БОЛЬШЕ