Одна из наиболее известных нацистский публикаций в области истории музыки –  это энциклопедический словарь "Евреи в музыке" (Lexikon der Juden in der Musik) Герберта Геригка. Популярность словаря была столь велика, что к 1943 году тысячи его экземпляров наводнили фашистскую Германию. Книга якобы содержала полный список музыкантов-евреев и полукровок и давала возможность опорочить знаменитых еврейских музыкантов, таких как Мейербер, Мендельсон и Малер. Геригк был одним из самых влиятельных музыковедов своего времени, он занимал пост руководителя отдела музыки в созданном по приказу Фюрера подразделении по контролю за общим духовным и мировоззренческим воспитанием НСДАП (нем. Beauftragten des Führers für die Überwachung der gesamten geistigen und weltanschaulichen Schulung und Erziehung der NSDAP). Переменчивость карьеры Геригка в нацистской Германии показывает значение музыки в нацистской идеологии, а спокойная и комфортная жизнь Геригка в послевоенные годы наглядно демострирует отношение денацификационных судов к нацистским музыковедам.

Герберт Геригк родился 2 марта 1905 года в немецком городе Мангейм. Он не принимал джазовое и атональное направление современной музыки, но и не придерживался открыто расистских взглядов. Нередко Геригк отзывался о еврейских композиторах вполне благосклонно и беспристрастно. Впрочем, в начале 30-х годов в его политических взглядах произошли незначительные на первый взгляд изменения. Всё больше и больше Геригк стал беспокоиться о "восточных" тенденциях в немецкой музыке. Он придерживался мнения, что евреи несут полную ответственность за национальное унижение после поражения Германии в Первой Мировой Войне. Антисемитизм неожиданно проявился в работах Геригка как оправдание ранних профессиональных неудач. Стремясь продвинуться по карьерной лестнице и обойти при этом таких же истинных арийцев, Геригк много писал и публично говорил о страданиях, которые причинили немецкой музыке евреи.

Геригк утвердился в качестве крупного нацистского музыковеда, но даже в условиях новой идеологии он не отказался от своих консервативных убеждений. Он был одним из тех, кто осудил популярную оперу "Волшебная скрипка" (Die Zaubergeige) Вернера Эгка. В 1936 году, после премьеры контаты Карла Орфа "Кармина Бурана", Геригк выступил с резкой критикой. По сути, именно он стал одной из причин отсроченного успеха этого произведения. Геригк был педантичным и энергичным сотрудником Имперской палаты по делам музыки (нем. Reichsmusikkammer), одного из наиболее влиятельных подразделений Имперской палаты по делам культуры (нем. Reichskulturkkammer) Альфреда Розенберга. Сотрудники Геригка посещали все важнейшие концерты в Берлине, читали основные публикации в музыкальных изданиях и представляли Геригку подробные отчеты о состоянии музыкальной культуры. Страсть Геригка к сбору компромата привела к тому, что через студентов университетов и музыкальных академий стали собирать информацию о политических убеждениях профессоров. Со временем, власть и репутация Геригка только возросли. Он выступал музыкальным рецензентом в серьезных музыковедческих изданиях, которые не относились к числу подконтрольных Розенбергу. Когда Розенберг возглавил антисемитский журнал "Музыка" (нем. Die Musik), Геригк наконец получил возможность регулярно высказывать свое мнение на страницах этого издания. В 1937 году он стал редактором журнала, для которого написал множество антисемитских статей.

К концу 30-х годов нацистской партии понадобился исчерпывающий и убедительный с расовой точки зрения "путеводитель" по немецкой музыке.  В прошлом в музыкальном мире Рейха случилось несколько громких скандалов, когда "арийских" музыкантов обвиняли в еврействе, в то время как настоящим евреям-музыкантам было разрешено по-прежнему работать, так что  руководство партии нуждались в образцовом издании.

Обширный "Энциклопедический словарь" Геригка был опубликован в серии "Исследования еврейского вопроса" НСДАП (нем. NSDAP). Хотя он и изобилует неточностями и искажениями, по сути, это самое детальное нацистское произведение в своей области. В предисловии к словарю заявлялось, что 

очищение нашей культуры и, как следствие, культуры музыкальной от всех еврейских элементов прошло успешно. Благодаря четким юридическим ограничениям евреи получили запрет на работу в культурной сфере Германии как музыканты или композиторы, как писатели, издатели или бизнесмены.

Геригк призвал читателей оказывать помощь в пополнении своего словаря. Фактически "Словарь" дополнялся постоянно - в более поздней редакции Геригк расширил "черный список" и, кроме евреев и полукровок, включил в него всех, у кого была хотя бы капля еврейской крови. Неудивительно, что его "Словарь" вызвал множество споров по поводу расовой идентичности. Члены семей уже умерших музыкантов, а также ныне здравствующие музыканты регулярно выражали недовольство включением своих имен в труд Геригка.

К 1943 году Геригк окончательно убедился в позитивном влиянии своей работы на немецкую культурную жизнь. Вспоминая донацистсткие годы, он беспокоился о том,

чтобы его читатели не забывали времена, когда немцы были практически бездомными в собственной стране, когда ключевые позиции в большинстве своем занимали евреи. Кроме того, массоны и представители других политических организаций вне государства были также очень влиятельны в музыке, что наглядно отражалось на ситуации того времени.

Он был убежден, что его труд – ключевая составляющая в решении данной проблемы.

Еще один головокружительный виток соверщила карьера Геригка, когда его назначили на новую "культурную должность" в милитаристской программе Рейха по экспансии и захвату. На новой должности Геригк отвечал за хищение или, как это называлось, за "восстановление прав" на предметы, имеющие музыкальное значение на территории государств, присоединенных или захваченных Германией. В первую очередь он отправился в оккупированный Париж, где собрал ценные музыкальные трофеи, включая автографы Глюка и Вагнера. Он также участвовал в поездках по Восточной Европе, во время которых изымал музыкальные ценности, принадлежавшие еврейским музыкантам и коллекционерам. Среди его добычи – музыкальные архивы народной музыки из Минска, Варшавы и Кракова.

Несмотря на документально подтвержденную роль в нацистских преступлениях и прямую причастность к разрушению карьеры многих еврейских музыкантов, Геригк процветал и в послевоенные годы. По общему признанию, именно фактически подтвержденное нацистское прошлое помешало Геригку получить должность профессора немецкого университета. Впрочем, Геригк сумел удобно устроиться в качестве музыкального критика в Дортмунде. Он активно публиковался на протяжении нескольких послевоенных десятилетий, издал музыкальную энциклопедию, а в 70-е годы стал автором нескольких  статей и книг. Умер Герберт Геригк 20 июня 1996 года в Дортмунде, в возрасте 90 лет.

Список литературы

Dümling, A., 2002. The Target of Racial Purity: The Degenerate Music Exhibition in Dusseldorf, 1938. In Art, culture, and media under the Third Reich, ed. Richard A Etlin. Chicago: University of Chicago Press.  

Levi, E., 1994. Music in the Third Reich, London: Macmillan.  

Meyer, M., 1993. The Politics of Music in the Third Reich, New York: Peter Lang.  

Potter, P., 1996. Musicology under Hitler: New Sources in Context. Journal of the American Musicological Society , 49(1), 70-113

Potter, P., 1998. Most German of the Arts: Musicology and Society from the Weimar Republic to the end of Hitler's Reich, New Haven: Yale University Press

Prieberg, F.K., 1982. Musik im NS-Staat, Frankfurt/M.: Fischer.  

Weissweiller, E., 1999. Ausgemerzt! : das Lexikon der Juden in der Musik und seine morderischen Folgen., Köln: Dittrich-verlag.