Джаз в Третьем Рейхе

Во времена Веймарской республики джаз завоевал Германию, став символом "бурных двадцатых". Уже в это время джаз вызывал неприятие в консервативных националистических и "правых" кругах немецкого общества. В 1933 году, с приходом к власти Гитлера, конфликт вокруг джаза резко обострился. Так называемая "чужая" (нем. fremdländisch) музыка подлежала искоренению. После первых соответствующих запретов и учреждения Имперской палаты по делам музыки (нем. Reichsmusikkammer) еврейские музыканты были выброшены из немецкого музыкального мира, а вступившие в силу ограничения стали помехой для творческого взаимодействия с иностранными музыкантами. Берлинская Олимпиада 1936 года несколько смягчила ситуацию: начали успешно развиваться джаз и свинг, набрало популярность движение "Свингующая молодежь" (нем. Swingjugend), но уже с 1937 года гонения возобновились. Местные нацистские функционеры, полиция, городские предприниматели выпускают многочисленные распоряжения, запрещающие свинг, джаз и танцевальную музыку в своих регионах, городах и округах. Вопреки запретам, джаз продолжает существовать благодаря несведущим в музыке инспекторам и некоторым нацистским чиновникам, которые проявляли симпатии по отношению к запрещенной музыке.

Начало Второй Мировой Войны привело к бойкоту творчества так называемых "врагов страны" и новым запретам на танцевальную музыку, в том числе и джаз. В годы немецкого блицкрига джазовая культура испытывала такой подъем, что первые же военные успехи привели к снятию официального запрета, например, на свинг. С другой стороны, из оккупированных немецкими войсками стран и из стран-союзниц в Германию были привезены джазовые коллективы для замены призванных на фронт немецких музыкантов. Эти джаз-бенды удовлетворяли спрос на популярную синкопированную музыку среди мирного населения и солдат, находившихся в отпусках.

По экономическим причинам нацисты долгое время разрешали производство и распространение немецких и иностранных джазовых записей, а также содержащих джазовую музыку фильмов. Кроме того, нацисты иногда использовали свинговую музыку для пропаганды за границами Германии. Стоит вспомнить джазовый проект Геббельса "Чарли и его оркестр": музыкальные записи и радиопередачи с участием этого биг-бенда создавались по заказу Имперского министерства народного просвещения и пропаганды (нем. Reichsministerium für Volksaufklärung und Propaganda).

17 января 1942 года вышел официальный запрет на проведение государственных и частных танцевальных вечеров. Поражение в Сталинградской битве (31 января - 2 февраля 1943) и провозглашенная Геббельсом "тотальная война" (18 февраля 1943 года) положили конец существованию большинства джазовых заведений. Джазовая культура Германии оказалась в тупике.

Несмотря на аресты некоторых джазовых музыкантов и ценителей джаза, клеветнические высказывания и официальные запреты, нельзя говорить об отсутствии джазовой культуры в Третьем Рейхе. Джаз поддерживали профессиональные музыканты и любители, а также восторженные поклонники свинга и музыкальные коллекционеры. Правильнее говорить о том, что развитие джаза было сильно осложнено политическим режимом. Джазовое искусство оказалось в зависимости от наличия лазеек в нацистской культурной политике. Такие лазейки возникали из-за противоречивости и неоднозначности мер, принимаемых нацистами в области искусства, а также из-за отсутствия единой стратегии по отношению к джазу. В зависимости от внутренних потребностей нацистской идеологии и изменений во внешней политике отношение нацистов к джазу колебалось от идеологических запретов до терпимости, а порой и до экономической поддержки. Это объясняет, почему в нацистской Германии так и не появился закон, запрещающий джаз на национальном уровне. 

Джаз в лагерях 

Несмотря на то, что джаз был подвергнут остракизму как "дегенеративная" музыка, оставшиеся в живых свидетельствуют, что джазовую музыку можно было услышать в многих нацистских лагерях. Исключительность таких случаев только подтверждает тот факт, что в лагерях для иностранных рабочих и исправительно-трудовых лагерях, в лагерях для арестантов и в лагерях для интернированых лиц в регионе Виши во Франции, в голландском транспортном лагере Вестерборк, и в польских гетто Лодзи, Варшавы и Вильно узники играли джаз. Упоминания заслуживают тайные музыкальные вечера последователей свингующей молодежи (нем. Swingjugend) в лагерях для молодых преступников и концлагерях. Вот несколько примеров, подтверждающих широкую распространенность джаза.

Во французском лагере в Перпиньяне в 1942 году Эрих Пехман, арестованный в Вене из-за еврейского происхождения, исполнял блюз, а также имитировал голосом звучание различных инструментов. По рассказам Фреда Вандера, таким простым методом Пехман поднимал моральный дух заключенных:

Когда он играл, все стихало. Он удивительным способом имитировал звучание целой группы. […] Повсюду, куда приходил Пехман, он успокаивал напуганных людей.

Сам Эрих Пехман не пережил заключение, он умер 4 августа 1944 от сыпного тифа.

В ноябре 1939 в Заксенхаузене группа чешских студентов создала вокальный октет под названием "Пойте, пойте, мальчики" (Sing Sing Boys). Часть их репертуара состояла из известных киномелодий в свинговой аранжировке. Кроме того, они исполняли джазовые композиции своего музыкального руководителя Карела Штанцла, а так же сатирические песни пражского "Освобожденного театра" (Osvobozené divadlo), закрытого в 1938 году из-за антифашистской направленности. Эти песни были запрещены нацистами, так как в них ощущалось сильное влияние джазовых мелодий Ярослава Ежика. Иосиф Шарка так описал концерты октета "Пойте, пойте, мальчики" в своем письме:

Выступления проходили регулярно, по субботам и воскресеньям, а иногда и спонтанно, например, когда в лагерь приезжали бывшие заключенные, или в минуты отдыха, когда не было угрозы посещения лагеря эсэсовцами.

Иногда, в поисках развлечений, такие выступления посещали и эссэсовцы. Заключенные, которые не могли прийти на концерт из-за слабости или по другой причине, получив от Карела Штанцла записку, были благодарны ему за поддержку и стремление разнообразить жизнь в лагере. "Я не могу вспомнить ни одного выступления перед товарищами, которое не было бы принято с удовольствием и даже c благодарностью", - писал Штанцл.

Все члены октета "Пойте, пойте, мальчики" были амнистированы весной 1943 года.

Заключенные концлагеря Бухенвальд еще в 1939 году планировали создать джазовый ансамбль, но осуществили это только четыре года спустя при поддержке нелегального Интернационального Лагерного Комитета. Этой организации удавалось назначать на ключевые посты в лагерных службах политически активных заключенных. Герберт Вайдлих, посвященный во все секреты управления, помог назначить всех музыкантов джазового оркестра "Ритм" на работу в "Транспортную защиту". На этой работе у людей было сравнительно много свободного времени, и музыканты могли тайком репетировать в рабочее время. К тому же эта работа не была опасной или физически тяжелой. Кроме того, "манипуляции" с лагерным транспортом помогали доставлять в Бухенвальд будущих участников оркестра из других лагерей. Постепенно "Ритм" превратился в биг-бенд с международным составом музыкантов: как профессионалов, так и любителей. Заключенные старшего возраста, которые сперва отвергали "буржуазную" джазовую музыку, со временем признали, что эти выступления не только поднимали моральный дух заключенных, но и служили прикрытием встреч подпольного Лагерного Комитета. Концерты проходили в специальных лагерных блоках с разрешения СС. На развлекательных вечерах, которые проходили в кино-бараках тоже звучал джаз. Вновь прибывающие в лагерь музыканты сообщали заключенным о последних веяниях и событиях в области джаза. Так Джири Зак, сбитый  нацистами американский пилот, рассказал музыкантам о бибопе и о выступлениях Гиллеспи и Паркера на 52-й улице. 

Благодаря особому положению "образцового лагеря", Терезинштадт отличался недостижимой для других лагерей культурной свободой и высоким (и количественно, и качественно) уровнем музыкальной жизни. Наряду с многочисленными концертами классической музыки, в лагере проходили регулярные джазовые выступления. Джазовый комбо кларнетиста и саксофониста Бедриха "Фрица" Вайса стал одной из первых музыкальных групп, сформированных в лагере. Кроме того, джазовые музыканты и танцоры из числа заключенных сопровождали выступления кабаре и организовывали джаз-бенды. Наиболее известными были "Гетто-свингеры", которые "выросли" из чешского любительского коллектива под руководством пианиста Мартина Романа и стали биг-бендом. Заключенные старшего возраста часто не принимали их искусство, зато лагерная молодежь, вроде Клауса Шойренберга, считала этих музыкантов сенсацией: 

Ниггер-джаз [… был] представлен в великолепной манере и без возражений со стороны СС. Для нас, молодых людей, музыка венских кофеен была скучна, а новый стиль еженедельных выступлений "Гетто-свингеров" поддерживал нас.

Популярность среди заключенных и даже участие в пропагандистском фильме о лагере не защитили музыкантов от депортации в Освенцим-Биркенау. Выжившие стали ядром вновь созданной лагерной группы. Гитарист Коко Шуман рассказал об этом в интервью:

Лагерный капо [бригадир рабочей команды] и староста блока устраивали вечеринки для лагерного начальства (нем. Blockältesten) и т.д. И мы играли. Они пришли в женской одежде и обуви. Потом они напились. Один из них снял свою туфлю, и я должен был выпить из нее шампанское. […], Но, как это часто бывает с закоренелыми преступниками, они, услышав музыку, начали плакать как дети.

Находясь в Терезинштадте, музыканты работали над созданием безупречного джазового репертуара, а в Освенциме они попали в положение музыкальных рабов, их жизни зависели от сиюминутного настроения эсэсовцев и лагерного начальства. Пока музыканты были полезны, они могли избежать гибели в газовой камере. Позже оставшиеся в живых музыканты были перевезены через Берлин и Заксенхаузен в лагерь Дахау. Только несколько членов оркестра "Гетто-свингеры" пережили Холокост.

Выводы

Роль джаза в системе нацистских лагерей менялась в зависимости от конкретного лагеря и конкретной ситуации. С одной стороны, джаз был важной составляющей нелегальной и/или разрешенной лагерной культуры; с другой, он был средством нацистской пропаганды и развлечением для прихвостней режима. Отдельные члены СС на местах вряд ли радели за музыкальные принципы нацизма. Поэтому даже офицер лагерного гестапо роттенфюрер СС (нем. SS-Rottenführer) Перси Броад иногда проводил время в компании голландских джазовых музыкантов из мужского отделения Освенцима-Биркенау. Благодаря таким случаям джаз, презираемый и гонимый, смог выжить в нацистских лагерях. Вот какой вывод о своих выступлениях в составе Бухенвальского джазового оркестра "Ритм" сделал саксофонист Мирослав Хейтмар:

Мы играли запрещенную Третьим Рейхом "расово нечистую" музыку перед столь разнородной по национальности аудиторией, что при любых других обстоятельствах музыка не смогла бы объединить нас. Однако все наши слушатели понимали, о чем идет речь. Тогда как эсэсовцы не понимали.

 

Список литературы

Bergmeier, H.J.P., 1998. Chronologie der deutschen Kleinkunst in den Niederlanden 1933–1944., Hamburg: Hamburger Arbeitsstelle für Deutsche Exilliteratur.  

Fackler, G., 1994. Entartete Musik im KZ. In F. Ritter, ed. Heinrich Himmler und die Liebe zum Swing. Leipzig: Reclam, pp. 268-273.  

Fackler, G., 1996. Jazz im KZ. . In W. Knauer, ed. Jazz in Deutschland. Hofheim: Jazz-Instituts Darmstadt, pp. 49-91.  

Fackler, G., 1994. Zwischen (musikalischem) Widerstand und Propaganda – Jazz im „Dritten Reich“. In G. Noll, ed. Musikalische Volkskultur und die politische Macht. Essen: der Kommission für Lied-, Musik- und Tanzforschung in der Deutschen Gesellschaft für Volkskunde e.V., pp. 437-483.  

Kater, M.H., 1992. Different Drummers: Jazz in the Culture of the Nazis, New York: *.  

Kellersmann, C., 1990. Jazz in Deutschland von 1933–1945, Menden: Jazzfreund-Publikation.  

Kuna, M., 1993. Musik an der Grenze des Lebens: Musikerinnen und Musiker aus Böhmischen Ländern in Nationalsozialistischen Konzentrationslagern und Gefängnissen, Frankfurt/M.: Zweitausendeins.  

Muth, W., 1985. Jazz Behind Barbed Wire. Jazz Forum, 2(93), 44-9.  

Muth, Wolfgang: „Rhythmus” – Ein internationales Jazzorchester in Buchenwald. In: AG Jazz Eisenach (Hg.): 25 Jahre Jazz im Klubhaus AWE. Eisenach 1984 , 10-15, quote on 12.

Polster, B. ed., Swing Heil: Jazz im Nationalsozialismus, Berlin: Transit.  

Zwerin, M., 1985. La Tristesse de Saint Louis: Jazz Under the Nazis, New York: Quartet.  

 

Свидетельские показания

Hejtmar, M., Rhythmus hinter Drähten [Rhythm behind barbed wire], Weimar: archive of the KZ-Gedenkstätte Buchenwald.

Laks, S., 1989. Music of Another World, Illinois: Northwestern University Press.  

Ritter, F. ed., 1994. Heinrich Himmler und die Liebe zum Swing. Erinnerungen und Dokumente., Leipzig: Reclam.  

Scheurenberg, K., 1982. Ich will leben. Ein autobiographischer Bericht, Berlin.  

Schumann, C., 1997. Der Ghetto-Swinger: Eine Jazzlegende Erzählt 2nd ed., Munich: Deutscher Taschenbuch Verlag.  

Walda, D., 1980. Trompettist in Auschwitz: Herinneringen van Lex van Weren, Amsterdam: De Boekerij.  

Wander, F., 1971. Der siebente Brunnen, Berlin/Weimar

Vogel, E., 1961a. Jazz in a Nazi Concentration Camp (Part I). Down Beat, 28(25), 20-22.  

Vogel, E., 1961b. Jazz in a Nazi Concentration Camp (Part II). Down Beat, 28(26), 16-17.  

Vogel, E., 1962. Jazz in a Nazi Concentration Camp (Part III). Down Beat, 29(1), 20-21.

 

 

Фильмография

Ackerman, Roy / Jeremy, John: Swing under the Swastika. The Story of a Music That Could Kill and Save. GB: YTV Ltd., 1988 (Autor: Michael Zwerin, 2 Teile, 52 Min.).

Karalus, Paul / Segeth, Alfred: Deutschlandbilder: Aus einem Musikerleben. Coco [Schumann] der Ghetto-Swin­ger. D: WDR, 1986 (45 Min.)