Berthold Goldschmidt. (c) Andante Corporation
Berthold Goldschmidt. (c) Andante Corporation

Свинг как отношение к жизни

Новое направление джазовой музыки – свинг – появился в середине 30-х годов в США. Музыкальная новинка возродила интерес к джазу во всем мире, в том числе и в нацистской Германии. В мире, который приходил в себя после экономического спада Великой депрессии, свинг стал самой популярной и современной музыкальной тенденцией. Вопреки негативному отношению нацистов к свингу, любители легкой танцевальной музыки в Третьем Рейхе восторженно приняли новую музыку. Однако для небольшой группы молодежи свинг представлял из себя нечто большее, чем просто мимолетное увлечение, – это был стиль жизни и способ восприятия действительности. Молодые поклонники свинга создали самостоятельную субкультуру. В первую очередь организованные группы поклонников свинга возникали в крупных европейских городах Англии, Франции, Бельгии, Голландии, Дании, Швеции, Австрии, Швейцарии и бывшей Чехословакии. Ситуация в Германии была иной – немецкие поклонники свинга страдали не только от нацистских запретов на "дегенеративную" музыку, но и от предвоенной атмосферы, воцарившейся в стране. В Германии и аннексированной Австрии факт существования "свингующей молодежи" (нем. Swingjugend) стал вопросом политическим.

Свингующая молодежь

Первые немецкие "свинг-группировки" (нем."Swing Cliques"), как их пренебрежительно именовали нацисты, появились в 1935-1936 годах в Гамбурге, Берлине и Франкфурте-на-Майне. Между прочим, негативное определение нацистов "свингующая молодежь" (нем. Swingjugend) стало общепринятым музыкальным термином. Наименование "дети свинга", напротив, не имеет исторических корней, оно появилось впервые в 1993 году в одноименном фильме американского режиссера Томаса Хантера. В первые военные годы движение "свингующей молодежи" приобрело большую популярность в Германии, – в глазах многочисленных новых сторонников движения свинг стал способом протеста против режима. Нацистские лидеры относились к свингерам вполне серьезно. "Свингующая молодёжь" отвергала устои Третьего Рейха, не поддерживала милитаристические устремления нацистов, игнорировала "принципы Фюрера" и деятельность Великогерманского Народного Союза (нем. Volksgemeinschaft).

Свингеры тяжело переживали отсутствие личной свободы в тоталитарном обществе, музыка была их средством протеста. Джаз и свинг стали символами жизнелюбия, свободы, независимости, нонконформизма, либерализма и интернационализма. Открытое следование американской и английской моде в условиях войны воспринималось как откровенная антиобщественная демонстрация, кроме того, немецкую "свингующую молодежь" отличали свободолюбие и либеральные взгляды, что не могло не раздражать нацистов. Свингеры почти не обращали внимания на комендантский час, запреты танцевальных вечеров или запрет на "вражеские" радиостанции. С началом Второй Мировой Войны возникли новые поводы для конфликтов "свингующей молодежи" и нацизма – в дополнение к своему антиобщественному поведению свингеры стали открыто заявлять о своих оппозиционных настроениях. Взаимоотношения свингеров и нацистов колебались от скрытого неприятия до открытых провокаций и ожесточенных столкновений. Свингеры отказывались вступать в нацистские молодежные организации, такие как "Гитлерюгенд" (нем. Hitlerjugend) и "Союз немецких девушек" (нем. Bund Deutscher Mädel), также они игнорировали обязательную воинскую повинность. Увлечение джазовой музыкой приводило молодых немцев к дискриминации, изоляции и, наконец, к вовлечению в нелегальную деятельность. Тем не менее, нацистские репрессии основывались не на музыкальных предпочтениях свингеров, а на иных причинах для притеснений (нравственное непослушание, игнорирование нацистских молодежных организаций, еврейское происхождение и т.д.). Свингеры становились жертвами административных санкций и репрессий, но нацисты не могли в полную силу бороться с движением "свингующей молодежи", им мешало отсутствие единой государственной политики и согласованности действий. Дополнительной сложностью стала свободная, неформализованная структура движения. "Свингующая молодежь" была не жесткой структурой, а скорее собранием неофициальных дружеских групп, которые сложнее было идентифицировать и уничтожить.

Гамбургские свингеры в нацистских лагерях    

Гамбург, который считался центром движения "свингующей молодежи", оказался под пристальным контролем Гестапо и других нацистских организаций. Именно в этом городе поклонники свинга столкнулись с наиболее жестоким отношением со стороны нацистов. Многие юноши и девушки – участники отдельных "свинг-группировок" подверглись арестам, гестаповским допросам и пыткам. Подобная политика нацистов стала причиной самоубийств многих поклонников свинга. В своем письме от 26 января 1942 года Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер требовал, чтобы "лидеров" "свингующей молодежи" заключили в концентрационные лагеря сроком на 2-3 года. 110 представителей гамбургских "свинг-группировок", Swing Boys и Swing Girls были сосланы в разные нацистские лагеря. Тех, кто не достиг 18-летнего возраста, отправили в так называемые молодёжные лагеря (нем. Jugendschutzlager), которые были созданы рядом с концлагерем Равенсбрюк. Юношей поместили в лагерь Моринген, а девушек в лагерь Уккермарк. Свингеров постарше, а также еврейских участников движения в марте 1942 года отправили в концентрационные лагеря Терезинштадт, Берген-Бельзен, Бухенвальд, Харцунген, Дора-Миттельбау, Нойенгамме, Равенсбрюк, Заксенхаузен или Освенцим.

На протяжении 1942 года девушки из группы Swing Girls содержались на территории лагеря Уккермарк и подвергались постоянным угрозам и запугиванию со стороны СС. Молодые люди из группы Swing Boys, напротив, считались политическими заключенными и содержались в общих бараках концлагеря Моринген. Преимущество такого заключения было в том, что юные заключенные могли поддерживать друг друга, собираясь вместе. Они тайком исполняли любимые свинговые композиции - Jeepers, Creepers, Caravan, Some Of These Days, The Flat Foot Floogie, 'Sweet Sue, Just You или Goody Goody. Как и прочие заключенные, молодые свингеры должны были работать на оборонном заводе. К счастью, это предприятие не попадало в сферу контроля СС, поэтому молодые люди в перерывах между работой могли собираться и исполнять любимую музыку. Гюнтер Дишер вспоминал, как лагерные свингеры подражали биг-бендам:

Соляная шахта, в которой мы работали, имела хорошую акустику. Один из нас играл на упаковочных коробках – они напоминали деревянные ящики, и он барабанил по ним с помощью палочек. А мы пели и импровизировали. Временами это звучало ужасно. Так или иначе, мы с пользой проводили наш так называемый утренний перерыв.

Кое-кто решался на более опасные действия – например слушал запрещенные нацистами радиопередачи в столовой эсэсовцев. Таким образом члены Swing Boys не только поддерживали уверенность и силу духа в своих товарищах-заключенных, но и выражали свои оппозиционные взгляды. Своим поведением свингеры сильно отличались от прочих заключенных. По словам Дишера, заключенные "не знали, что делать со свингом. Мы, приверженцы этой музыки, вскоре стали высокомерны и мало общались с другими заключенными".

Участницы Swing Girls, напротив, с удовольствием выступали перед своими товарищами по несчастью. Они были заключены в отдельном корпусе лагеря Равенсбрюк вместе с другими женщинами. В число заключенных входили сёстры Инга и Ютта Мадлунг, которые после работы или отбоя напевали свинговые мелодии. В одном из интервью Ютта Мадлунг вспоминала:

Им (заключенным) это нравилось,- каждый раз, когда я исполняла In the Mood, Bei mir bist du schoen или A Tisket, a Tasket, они радовались.

Заключенные соблюдали меры предосторожности, чтобы надзиратели не узнали про исполнение ненавистного джаза. "Порой ночью после отбоя мы быстро закрывали простынями окна в бараке и начинали петь".

Свингер Герберт Шеммель, заключенный лагеря Нойенгамме, вспоминал о смелом поступке своих товарищей. Коллекция музыкальных записей, которую конфисковали нацисты, позднее была передана родителям Шеммеля. Они посылали сыну в лагерь посылки со свинговыми записями. Эта вольность стала возможна после 1942 года, когда СС было вынуждено пойти на некоторые уступки заключенным. Узники, занятые на принудительных работах, получили право создавать лагерные оркестры и получать продуктовые передачи. Шеммель, который был лагерным писарем (нем. Lagerschreiber) и занимал достаточно высокое место в лагерном самоуправлении (нем. Häftlingsselbstverwaltung), рисковал получать и хранить запрещенные музыкальные записи.

В след за этим, у меня появился портативный проигрыватель и около 100 американских и английских свинговых пластинок, присланных мне. Они попали в лагерь, но не ко мне. Шитли (Вильгельм Шитли, комендант лагеря) вызвал меня и сказал, что в моем деле уже было что-то о моих связях с английскими промышленными кругами, поэтому пластинки должны быть конфискованы и храниться вместе с моим имуществом.

Так и сделали. Но эсесовец проверил эти пластинки, как утверждалось, опасные для государства, а также проигрыватель, и затем использовал их на вечеринке в своем собственном доме. В январе 1945 года, в суматохе последних месяцев войны, Герберт Шеммель наконец смог тайно забрать свое имущество со склада и снова начал проигрывать свои пластинки.

То, что Герберт Шеммель сумел, наконец, вернуть себе свои пластинки, многое говорит нам о гонениях на немецких свингеров. Судя по всему, нацистам не удавалось осуществлять полный контроль над "свингующей молодежью" (нем. Swingjugend), многие поклонники этой музыки сохранили верность свингу даже в концентрационных лагерях Третьего Рейха. В этой чрезвычайно сложной ситуации свинг несмотря на долгие годы преследования за приверженность джазу, был не только опорой для многих, но и способом интеллектуального сопротивления нацистскому режиму. И все же нельзя забывать, что многие свингеры попали в заключение и погибли там из-за нечеловеческих условий содержания.

Список литературы

Barber-Kersovan, A. & Uhlmann, G. eds., 2002. Getanzte Freiheit. Swingkultur zwischen NS-Diktatur und Gegenwart., Hamburg / München: Dalling und Galitz.  

Fackler, G., „... ein gefährliches Umsichgreifen dieser anglophylen Tendenz ...“ – Verfolgung und Widerständigkeit der „Swing-Jugend“,  

Hassenbein, H., 1995. Unerwünscht – toleriert – instrumentalisiert. Jazz und Swing im Nationalsozialismus. In eitschrift für Sozialgeschichte des 20. und 21. Jahrhunderts 10. 38-52.  

Kater, M.H., 1992. Different Drummers: Jazz in the Culture of the Nazis, New York: *.  

Kellersmann, C., 1990. Jazz in Deutschland von 1933–1945, Menden: Jazzfreund-Publikation.  

Kurz, J., 1995. Swinging Democracy“. Jugendprotest im 3. Reich. In Geschichte der Jugend. Münster.  

Pohl, R., 1986. Das gesunde Volksempfinden ist gegen Dad und Jo“. Zur Verfolgung der Hamburger ‚Swing-Jugend. In Zweiten Weltkrieg. In: Verachtet – verfolgt – vernichtet – zu den ‚vergessenen‘ Opfern des NS-Re­gimes. Hg. von der Projektgruppe für die vergessenen Opfer des NS-Regimes in Hamburg e.V. Hamburg, pp. 15-45

Polster, B. ed., Swing Heil: Jazz im Nationalsozialismus, Berlin: Transit.  

Ritter, F. ed., 1994. Heinrich Himmler und die Liebe zum Swing. Erinnerungen und Dokumente., Leipzig: Reclam.  

Zwerin, M., 1985. La Tristesse de Saint Louis: Jazz Under the Nazis, New York: Quartet.