Уже на первом этапе функционирования системы нацистских концлагерей узники сочиняли новые слова на популярные мелодии, либо создавали новые песни. Эти лагерные песни, которые рассказывают о трудностях, ужасах и надеждах интернированных, являются особым музыкальным жанром. Отдельная категория лагерных песен - это гимны концентрационных лагерей. В отличие от прочих, эти песни имеют привязку к определенному месту, обычно название песни совпадало с местом ее создания. Они были официальными гимнами конкретных лагерей, и их мелодия была легко узнаваема.

"Болотные солдаты" - прототип лагерного гимна (1933-1936)

Один из первых гимнов концлагерей возник в 1933 году. Это была "Песня Бёргермора" (нем. Börgermoorlied), известная также как "Лагерная песня Бёргермора" (нем. Lagerlied von Börgermoor) или "Болотные солдаты" (нем. Moorsoldatenlied). В отличие от многих лагерных гимнов более позднего времени, "Песня Бёргермора" была написана заключенными не по приказу СС. Первое время исполнение песни было официально разрешено в лагере. Она быстро распространился внутри системы лагерей, а также за ее пределами как символ стремления заключенных к свободе. Песня стала прототипом для будущих гимнов концлагерей, потому что она пользовалась популярностью как у заключенных, так и у лагерной охраной. Несмотря на разрозненную информацию, сохранились еще с полдюжины концлагерных гимнов, созданных на этапе ранних концентрационных лагерей.

Концентрационный лагерь

Название/ Первая строка песни

Композитор или мелодия

Автор слов

Лихтенбург 

"Узник в темноте - это был я" (Ein Lichtehäftling war ich zwar) или "Я был узником Лихтенбурга" - первоначальная версия песни "Эстервеген" (Esterwegen)

Переделано из солдатской песни "Я парень из Эльстерской долины" (Ich bin ein Bub vom Elstertal)

Неизвестен

Эстервеген

"Эстервеген" или  "Песня Эстервергена (Esterwegenlied"), вариант песни "Я был узником Лихтенбурга" (Ein Lichtehäftling war ich zwar)

Переделано из солдатской песни "Я парень из Эльстерской долины" (Ich bin ein Bub vom Elstertal)

 

Неизвестен

Кислау, вероятно 1933 г.

"В Кислау ворота поднимаются вверх" (In Kislau gehn die Tore auf)

Композитор и  мелодия неизвестны

Неизвестен

Лихтенбург, ноябрь/декабрь 1933г.

"Песня лагеря Лихтенбург"
(Lichtenburger Lagerlied)

Композитор неизвестен

Учитель, о котором больше ничего неизвестно

Хеуберг, начало лета 1933 г.

"Песня узников Хеуберга"
(Lied der Heuberger) или "Песня Хеуберга" (Heuberglied)

Переделано из русской народной песни "Стенька Разин"

Неизвестен

Заксенбург, лето 1933 г.

"Песня Заксенбурга"
(Lied von Sachsenburg)

Переделано из песни Агитпропа "Рабочий ты живешь в нужде"
(Arbeitsmann, du lebst in Not)

Р. Зейдель или Руди Рейнворс

 

Гимны по заказу СС (1936-1946гг.)

Только после 1936 года и произошедших структурных преобразований в системе лагерей стал наблюдаться повышенный интерес к гимнам концентрационных лагерей со стороны лагерного начальства. Впоследствии многие коменданты стали настаивать на появлении собственных гимнов для повышения собственного престижа и престижа лагеря. Так было в случае с гимном Заксенхаузена, открытого в 1936 году "образцового лагеря" нового поколения концлагерей. "Песня Заксенхаузена" (нем. Sachsenhausenlied) или "Лагерная песня Заксенхаузена" (нем. Sachsenhausener Lagerlied) появилась после специального приказа коменданта лагеря зимой 1936/37 года. Спустя несколько лет исполнение этой песни было запрещено, но все же многие заключенные и даже охранники Заксенхаузена продолжали петь ее тайком. Похожая история и у "Песни Бухенвальда" (нем. Buchenwaldlied) или  "Лагерной песни Бухенвальда" (нем. Buchenwalder Lagerlied). В декабре 1938 года Артур Редль, комендант лагеря Бухенвальд, отдал заключенным по внутренней системе громкоговорителей приказ придумать песню лагеря. В результате, уже в конце декабря "Песня Бухенвальда" барабанила по головам заключенных. "Через двадцать четыре часа все вы должны знать ее! Завтра споете всю песню!" - звучала сопровождающая песню команда Редля. Через некоторое время песня была запрещена, потому что в эфире одной из иностранных радиостанций прозвучало, что ее композитор еврей. По-видимому, Редль лично обращался в Гестапо, чтобы добиться разрешения на исполнение "его" песни и получил его. Только в июне 1943 года, после того как переломился ход войны, руководство лагеря "обиделось" и "Песня Бухенвальда" была вновь запрещена.

"Марш стал нашим гимном, который мы пели при каждой возможности. Ее припев больше, чем что-либо другое, выражал наши надежды", - объяснял композитор Герман Леопольди причины популярности своего произведения. СС также ценил лагерные песни, поэтому их было принято создавать и петь в нацистских лагерях. В концентрационном лагере Вевельсбург бывший заключенный Бухенвальда создал на основе лагерной песни своего прежнего лагеря песню "О Вевельсбург, я не могу забыть тебя!" (нем. О Wewelsburg, ich kann dicht nicht vergessen!). Предположительно, за свое творение он получил гонорар - 20 рейсхмарок от благодарного коменданта. На основе "Песни Бухенвальда" был создан и лагерный гимн в Tреблинке под названием "Песня Треблинки" (нем. Treblinkalied) или "Лагерная песня Треблинки" (нем. Lied von Treblinka). В отличии от других концлагерных гимнов, эта песня призывает заключенных к подобострастию, повиновению и дисциплине. По-видимому, на ее содержание повлиял автор Курт Хуберт Франц, заместитель коменданта лагеря, прежде работавший в концентрационном лагере Бухенвальд.

После того, как незадолго до гибели автор "Песни Бухенвальда" Фриц Лёнер-Беда был переведен в Буна-Моновиц, он написал там "Песню лагеря Буна" (нем. Buna-Lied). С другой стороны, гимн лагеря Нойенгамме появился благодаря песенному конкурсу среди заключенных, в котором участвовало более тридцати песен. Этот конкурс проходил весной 1942 года под руководством старшего капо лагеря и с ведома лагерного начальства. Выбор пал на песню "Концентрационаре" (нем. Konzentrationäre). С небольшими изменениями она также известна как "Лагерная песня Нойенгамме" (нем. Neuengammer Lagerlied). Возможно, эти искажения могли возникнуть при распространении песни среди заключенных. Все это также доказывает, что песня звучала в повседневной жизни лагеря и была весьма популярна. Во многих лагерях официальные гимны регулярно исполнялись во время перекличек, маршей заключенных на работу, физических упражнений или при обследованиях. С другой стороны, эти песни хорошо воспринимались не только эсэсовцами, но и заключенными. Таким образом, песни, созданные по приказу, превращались в любимые песни заключенных. Это происходило потому, что песни создавались в большинстве случаев самими заключенными, они заканчивались на позитивной ноте, и в целом выражали надежду и чувства заключенных в завуалированном, а иногда даже в откровенном виде. В любом случае гимны концлагерей – по крайней мере, на какое-то время – прочно интегрировались в распорядок лагерной жизни и получали официальный характер.

Другие песни, связанные конкретными лагерями

Официально одобренные эсэсовцами лагерные гимны отличаются от других песен лагеря, в которых также выдвинуто на первый план определенное местоположение лагеря, но которые едва ли могли быть приняты СС из-за своего протестного характера. Вот только один пример – "Песню Дахау" (нем. Dachaulied), известную также под названием "Труд освобождает" (нем. Arbeit macht frei) написали в 1938 году в концентрационном лагере Дахау поэт Юра Зойфер и композитор Герберт Циппер. Песня появилась под впечатлением от надписи на главных воротах лагеря. В отличие от двуличных песен, написанных по заказу СС, это произведение имеет ярко выраженный обвинительный характер. Песня быстро распространилась среди заключенных, ее мелодия менялась несколько раз. Как и “Болотные солдаты”, эта песня стала известна за пределами Германии. Другие лагерные песни, которые отдаленно напоминают гимны лагерей, никогда бы не получили одобрения СС (например, из-за того, что они были не на немецком языке или поднимали острые и/или нежелательные проблемы). Так в "Песне Освенцима" (нем. Auschwitzlied), созданной поэтом Камилем Шпильбихлером в соавторстве с интернированным евреем или Марго Бакнер на мелодию песни "Где волны северного моря" (нем. Wo die Nordseewellen), лагерь называют "проклятым", заброшенным местом, которое ненавидят заключенные. Почти то же самое можно сказать и о "Песне Равенсбрюка" (нем. Ravensbrücklied), созданной после 1942 года советскими заключенными лагеря Равенсбрюк на мелодию русской народной песни. Хотя тема этой песни более узкая, чем у "Песни Освенцима", она рассказывает о  русских женщинах, униженных нацистами за коммунистические убеждения.


Географические привязки или привязки к месту не являются исключительной особенностью гимнов концлагерей, они встречаются и в других лагерных песнях. Названия разнообразны: в них фигурируют как общие лагерные мотивы (например, "Колючая проволока", "Ограждение", "Kaпo", "Лагерь") так и приблизительные топографические ориентиры (например, "Прямо возле Гамбурга", "Между Вайщезлем и Солой", "На краю леса") или явные географические названия в (например, "Высланный далеко на север Эмсланда" или "Серенада Вестерборка"). На место могут указывать и простые намеки, порой этого было достаточно для заключенных, чтобы догадаться о  местоположении. С точки зрения психологии это укрепляло влияние лагерных песен на их исполнителей и отождествляло их с заключенными, которые были привязаны к определенному местоположению лагеря.

Список литературы

Ausländer, Fietje / Brandt, Susanne / Fackler, Guido: „O Bittre Zeit. Lagerlieder 1933 bis 1945“. Ed. by Dokumentations- und Informationszentrum (DIZ) Emslandlager, Papenburg, in cooperation with musik archive of Akademie der Künste, Berlin, and Deutsches Rundfunkarchiv (DRA), Potsdam-Babelsberg/Wiesbaden. Papenburg: DIZ Emslandlager, 2006 (http://www.diz-emslandlager.de/cd03.htm, mail@diz-emslandlager.de). – 3-cd-collection with recordings and informations to the above mentioned concentration camp anthems and camp songs.

Fackler, Guido: „Des Lagers Stimme” – Musik im KZ. Alltag und Häftlingskultur in den Konzentrationslagern 1933 bis 1936. Mit einer Darstellung der weiteren Entwicklung bis 1945 und einer Biblio-/Mediographie (DIZ-Schriften, Bd. 11). Bremen: Edition Temmen, 2000, especially 245-265, 275-278-281, 335-340.

Fackler, Guido: „Machts ein eigenes Lagerlied ...“ – Liedwettbewerbe im KZ. In: Dietrich Helms / Thomas Phleps (Hg.): Keiner wird gewinnen. Populäre Musik im Wettbewerb (Beiträge zur Popularmusikforschung, Bd. 33). Bielefeld: Typoscript, 2005, S. 57-81.

Fackler, Guido: Lied und Gesang im KZ. In: Lied und populäre Kultur/Song and Popular Culture. Jahrbuch des deutschen Volksliedsarchivs 46 (2001), S. 141-198.

Lieder aus den faschistischen Konzentrationslagern. Zusammengestellt von Inge Lammel und Günter Hofmeyer. Veröffentlichung der Deutschen Akademie der Künste zu Berlin, Sektion Musik, Abteilung Arbeiterlied (Das Lied – Im Kampf geboren, Heft 7). Leipzig 1962. – Enthält Text und Melodie vieler KZ-Hymnen und Lagerlieder.

Staar, Sonja: Kunst, Widerstand und Lagerkultur. Eine Dokumentation (Buchenwaldheft 27). Weimar-Buchenwald 1987, especially 14-18.