Песня исполнена Мириам Харел и записана Гилой Флам в Израиле в 1985 году.

Польский

Lyrics: Miriam Harel
Melody: Polish folksong
 
Jada dzieci, jada droga,
Siostrzyczka I brat,
I nadziwic sie nie moga
Jaki podly swiat.
 
Tu sie widzi zólta late
Tam kolczasty drut
My odziani w stare szmaty
I drewniany but.
 
Wczoraj wzieli stad sieroty
I wyslali w dal.
Na placz zbiera sie ochota,
W sercu smutek, zal.
 
Jada dzieci, jada droga
Dokad? Dokad? Gdzie?
Tylko plaskac jeszcze moga
Póki pociag mknie…

Русский

Слова: Мириам Харел 
Музыка: польская народная песня  

Едут дети, едут по дороге,
Сестренка и брат,
И не перестают удивляться
Что мир такой подлый. 

Здесь видим желтые нашивки,
Там колючая проволока
Мы – одеты в старые лохмотья
И деревянные башмаки.

Вчера забрали отсюда сирот
И отправили в даль.
Так сильно хочется плакать,
В сердце грусть и боль. 

Едут дети, едут по дороге.
Куда, куда, куда?
Только плакать еще могут
Пока поезд мчится…

Мириам Харел сочинила стихи и положила их на музыку польской детской песни "Едут дети, едут по дороге" (пол. Jadą Dzieci, jadą Droga). Песня появилась после масштабной депортации из Лодзи в сентябре 1942 года, которая была проведена во время  восьмидневного комендантского часа, известного в Лодзи как "великий комендантский час" (groyse shpere). 20 тысяч престарелых и больных людей, а также детей были депортированы. Это событие стало одним из самых трагических в истории Лодзинского гетто. После этого улицы гетто и молодежные клубы опустели, а большинство из культурных организаций прекратили свое существование. Но домашнее и индивидуальное пение, как описывает Мириам, может существовать до тех пор, пока жив хоть один человек.

Польская детская песенка, на которой основана песня Мириам Харел, рассказывает о детях, размышляющих о красоте мира. Трагическое впечатление от песни увеличивается контрастом между  мелодией оригинальной польской песни, вызывающей ностальгию по прекрасному потерянному миру, и словами новой песни, которые рассказывают о заключенных в тюрьму невинных детях, голодающих в мире, полном смерти.

Мириам написала эту песню после того, как большинство детей-сирот гетто было отпралено в неизвестном направлении, на встречу смерти. В 1941 году Мириам уже осознала, что взрослые и дети, высыланные из гетто, никогда не вернутся назад.

Мириам была членом совета молодежного движения "Гордоня" (Gordonya) в гетто. 17-летняя Мириам отвечала за группу из тридцати детей в возрасте от восьми до десяти лет. Она руководила групповыми дискуссиями, лекциями и пением. Она выяснила, что все дети-сироты будут депортированы в 1942 году. Мириам посвятила эту песню детям, помня их вопрошающие темные глаза.