Представлено записанное Гилой Флам исполнение "а капелла".

“Nit keyn rozhinkes, nit keyn mandlen" (Ни изюма, ни миндаля") с CD Ghetto Tango - Wartime Yiddish Theater, предоставлено Traditional Crossroads (www.traditionalcrossroads.com).

идиш

Nit kayn rozhinkes, nit kayn mandlen
 
Слова: Иссайя Шпигл
Музыка: Давид Бейгельман

Nit kayn rozhinkes in nit kayn mandlen
Der tate iz nit geforn handlen,
Lyulinke mayn zin
Lyulinke mayn zin.
 
Er hot farlozt indz in avek,
Vi di velt hot nor an ek,
Lyulinke mayn zin,
Lyulinke mayn zin.
 
S’shrayen soves, s’voyen velf,
Got derbarem zikh in helf,
Lyulinke mayn zin,
Lyulinke myn zin.
 
Ergets shtayt er in er vakht,
Mandlen, rozhinkes a sakh,
Lyulinke mayn zin,
Lyulinke man zin.
 
Kimen r’vet of zikher shoyn,
Zen dikh kind, mayn eyntsik kroyn,
Lyulinke mayn zin,
Lyulinke mayn zin.

Ни изюма, ни миндаля

Ни изюма, ни миндаля

Слова: Иссайя Шпигл
Музыка: Давид Бейгельман

Ни изюма, ни миндаля,
Папа не поедет торговать,
Люлиньке, мой сын
Люлиньке, мой сын.
 
Он покинул нас и уехал,
Туда, на другой конец света,
Люлиньке, мой сын
Люлиньке, мой сын.
 
Кричат совы, воют волки,
Господь сжалится над нами и поможет,
Люлиньке, мой сын
Люлиньке, мой сын.
 
Где-то стоит он на страже,
Там много изюма и миндаля,
Люлиньке, мой сын
Люлиньке, мой сын.
 
Без сомнения, он скоро придет,
Повидать тебя, мой родной,
Люлиньке, мой сын
Люлиньке, мой сын

Колыбельную "Ни изюма, ни миндаля" (ид. трансл. Nit kayn rozhinkes, nit kayn mandlen) написал для театральной постановки композитор Давид Бейгельман на слова поэта Исайи Шпигла. Она была опубликована в сборниках Шмерке Качергинского и других коллекционеров песен.

Эта колыбельная была написана после смерти Евы, дочери Исайи Шпигла. Она является антитезой известной песне Гольдфадена "Изюм с миндалем" (ид. трансл. Rozhinkes mit mandlen), пожалуй, одной из самых известных песен идишского театра, если не сказать, самой популярной идишской песней. Нежные слова песни Гольдфадена, созданной на основе народной колыбельной, уговаривают малыша побыстрей засыпать; отец пошел на рынок - поется в колыбельной - и вернувшись принесет сыну изюм и миндаль; маленький мальчик будет расти, чтобы стать ученым и коммерсантом.

Появившаяся в гетто версия колыбельной рассказывает о другом: нет ни изюма, ни миндаля; и отец не пойдет на рынок, и никогда не вернется домой. Куда он пошел? На другой конец света. Природа оживает: совы и волки симпатизируют и сочувствуют человеку, идущему, "кто знает куда?"

Мелодия колыбельной "Ни изюма, ни миндаля" не основывается на оригинальном мотиве Гольдфадена или других народных колыбельных песен, таких как "У колыбельки Янкеле/ Сореле" (ид. транл. Unter Yankeles/Sorele’s …vigele).