Рихард Штраус, с фотографии Фридерика Мюллера, Мюнхен. Опубликовано Jos. Aibl.

Грань между сопротивлением, сотрудничеством и повиновением было очень трудно уловить многим музыкантам, творившим во времена Третьего Рейха. В то время как одни из них искренне поддерживали нацизм, другие просто пытались приспособить к условиям нового режима все то лучшее, что они могли сотворить, поддерживая власть имущих, где это было возможно и оказывая сопротивление лишь в случаях угрозы своему благополучию. Примером последнего был композитор Рихард Штраус. По решению денацификационного суда он был оправдан как невиновный в каких-либо связях с нацизмом, но, в то же время, Томас Манн осудил его после войны, заклеймив как "композитора Гитлера". Гордясь своей аполитичностью, Штраус заявлял что "все могут повернуться ко мне спиной. Я же буду сидеть в Гармише [его дом в Германии] и сочинять музыку, а все остальное меня не касается".

Рихард Штраус родился 11 июня 1864 года в состоятельной семье мюнхенских интеллигентов. Поощряемый в своем стремлении музицировать и сочинять, он рано посвятил себя музыке. В 1894 он женился на Паулине Марии де Анна, и в 1897 году у них родился единственный ребенок Франц Александер. Первый успех пришел к композитору еще перед Первой Мировой Войной: его оперы "Саломея" (1905), "Электра" (1909) и "Кавалер розы" (нем.  Der Rosenkavalier, 1911), пользовались широкой популярностью. Несмотря на то, Штраус отличался особым консерватизмом, а иногда придерживался и антисемитских взглядов, он часто сотрудничал с полу-евреем Хьюго фон Хофманшталем, был большим поклонником Мендельсона и имел многочисленных друзей среди евреев.

Главной заботой Штрауса было улучшение экономического положения немецких музыкантов. На протяжении всей своей жизни он выступал с предложениями о пересмотре законодательства об авторском праве, улучшении страхования и охраны труда музыкантов, а также об увеличении государственного финансирования профессиональных музыкантов. Его суждение о политиках часто основывалось на их отношении к поддержке культуры, и в частности музыки. Именно в этом, судя по всему, заключалась причина его поддержки Третьего Рейха в первые годы. 15 ноября 1933 года Штраус стал первым президентом Имперской палаты по делам музыки (нем. Reichsmusikkammer). Штраус надеялся на то, что назначение на высокий пост позволит ему реализовать свои долгосрочные планы о музыкальной реформе в Германии, но при этом он довольно быстро вступил в конфликт с Хавеманном и Фуртвенглером, другими яркими представителями музыкальной элиты Рейха.

Кроме преследования вполне невинных целей, таких как улучшение музыкального образования или защита авторских прав композиторов, Штраус также стремился к тому, чтобы заменить иностранную музыку произведениями немецких композиторов, включая свои собственные. Но Штраус отказался от содействия "арианизации" музыкального мира Германии, особенно от составления "черного" списка немецких композиторов еврейского происхождения. Порой он даже неофициально оказывал влияние на то, чтобы смягчить музыкальную цензуру или ослабить рамки ограничивающей политики. Несмотря на эти редкие выступления, Штраус оставался на хорошем счету у нацистов. Вероятно, самым серьезным источником конфликтов было эго композитора: считая себя последователем таких великих немецких музыкантов, как Бах, Моцарт, Бетховен и Вагнер, Штраус как-то сказал: "Я последняя гора в великом горном хребте. После меня останется лишь равнина". На свое семидесятилетие, 11 июня 1934, он получил портреты Гитлера и Геббельса с дарственными надписями, посвященные "почтенному великому мастеру звука с уважением и признательностью".

Однако отношения с нацизмом постепенно ухудшались. После смерти своего многолетнего либретиста фон Хофманшталя в 1929 году, Штраус приступил к поискам нового и столь же талантливого соавтора. В результате он пригласил  на эту роль писателя еврейского происхождения Стефана Цвейга, и в 1934 году они приступили к совместной работе над оперой "Молчаливая женщина" (нем. Die Schweigsame Frau). Премьера оперы состоялась в Дрездене в июне 1935 года в исполнении оркестра под управлением Карла Бёма. Цвейг осознавал, что подобное сотрудничество ставит под угрозу положение Штрауса, и пытался это прекратить, но Штраус отказался. 17 июня 1935 года, Гестапо перехватило письмо Штрауса к Цвейгу, в котором композитор отзывается о своей должности  президента Имперской палаты по делам музыки как об игре. Письмо стало причиной принудительной отставки композитора и привело к прекращению всей дальнейшей работы над постановкой оперы. На сценах нацистской Германии она больше не ставилась. В верноподданническом письме, написанном лично Гитлеру, Штраус объяснял свое поведение и доказывал, что переписка с Цвейгом "не представляет ни моего мировоззрения, ни моих истинных убеждений". Композитор так и не получил ответа. Несмотря на то, что письмо стало началом падения, этот случай не означал окончания карьеры Штрауса в нацистской Германии. Штраус стал автором "Олимпийского гимна", который впервые прозвучал на открытии берлинской Олимпиады, уже спустя несколько месяцев после увольнения из Имперской палаты. Старые произведения композитора продолжали активно исполняться в Германии. Конечно же, он подставил себя под множество ударов, когда дело дошло до обвинений в пособничестве нацизму: например, в начале 1933 года он подписал письмо против Томаса Манна, а когда еврейский дирижёр Брунно Вальтер был отстранен от постановки, то Штраус согласился заменить его. И все же, композитор и сам пострадал от рук нацистов.

Страдания затронули не только профессиональную, но и частную жизнь Штрауса. Невестка Штрауса Алиса была еврейкой, евреями согласно немецкому законодательству считались и внуки композитора. Используя личные связи, Штраус сумел уберечь свою семью от преследований во время "Хрустальной ночи" (нем. Kristallnacht) в 1938 году, а в 1942 году он перевез семью в Вену, под защиту руководителя Гитлерюгенда Бальдура Бенедикта фон Шираха. Однако в последний год войны, во время краткого отсутствия Штрауса Алиса была арестована и провела в заключении несколько дней. Штраус с трудом добился ее освобождения и помещения под домашний арест в Гармише, где она и находилась до конца войны. Кроме того, многие члены семьи Алисы были отправлены в Терезинштадт. Когда письменные прошения Штрауса об их помиловании не увенчались успехом, композитор поехал в лагерь лично. Результатов поездка не имела, все они умерли или были убиты в Терезинштадте и других немецких лагерях.

Рихард Штраус умер 8 сентября 1949 года, оправданный судом, который снял с него все обвинения в пособничестве нацизму.

Список литературы

Kater, M.H., 1997. The Twisted Muse: Musicians and their Music in the Third Reich, Oxford: Oxford University Press.  

Kater, M.H., 2000. Composers of the Nazi Era: Eight Portraits, Oxford: Oxford University Press.  

Kater, M.H. & Riethmüller, A. eds., Music and Nazism: Art under Tyranny, 1933-1945, Germany: Laaber.  

Meyer, M., 1993. The Politics of Music in the Third Reich, New York: Peter Lang.  

Peterson, P. ed., Zündende Lieder - Verbrannte Musik: Folgen des Nazifaschismus für Hamburger Musiker und Musikerinnen, Hamburg: VSA-Verlag.  

Prieberg, F.K., 1982. Musik im NS-Staat, Frankfurt/M.: Fischer.